Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Принятые анкеты » Давид Фернандо Арагонес, экзекутор


Давид Фернандо Арагонес, экзекутор

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/0p9gd7j.gif https://i.imgur.com/jhJqoEv.gif
[title2]Персоналия[/title2]
1. Полное имя
Давид Фернандо Арагонес
Часто представляется как "Давид из Пьелиды"

2. Дата рождения и возраст
16 день месяца тьмы 1191 года, 104 года (визуально - около 35 лет)

3. Раса, место рождения, род занятий
Экзекутор. Маера. Наемник - убивает чудовищ, добывает редкие предметы опасной флоры и фауны

4. Местонахождение
Мессиания

5. Способности
Стандартные способности экзекутора - сила, выносливость, владение разными видами оружия, ускоренная регенерация.
Магические способности - может создавать 3 плетения: поток воздуха, способный отбросить противника (человека - легко, существ значительно тяжелее по массе тела, максимум, сбить с ног); огненный заряд (по виду похожий на фаербол, размером с кулак) - может помочь разжечь костер или нанести некоторый вред противнику; отвод глаз - позволяет оставаться незаметным, если специально не привлекать к себе внимание и соблюдать осторожность.

[title2]Внешность[/title2]
1. Цвет глаз: голубые
    Цвет волос: темно-каштановые
    Рост: 185 см
    Телосложение: крепкое спортивное
https://forumstatic.ru/files/001a/6f/c9/43053.pngОсобенности: два хорошо заметных продольных шрама, проходящие наискосок в области левой лопатки. Мелкие шрамы на руках, ногах, груди и спине.

2. Занимаемая внешность: Michiel Huisman

[title2]История[/title2]

Маленький городок Пьелида, что расположился почти незаметно на юге Маеры, больше походил на большую деревню, хоть и имел более гордое наименование. Несмотря на частый и изнуряющий зной, что все лето сопровождался палящим солнцем, здесь буйно цветут сады, текут небольшие речушки. Здесь все друг друга знают в лицо и по именам. И кому-то, возможно, это место могло бы показаться воплощением рая на земле. Может быть, и до сих пор, спустя сто лет, в Пьелиде ничего не изменилось, вот только пусть об этом Вам расскажет кто-то другой, кто остался верен своей малой Родине. Но только не тот, кто покинул эти земли так давно, что это уже могло бы стереться из памяти. Пусть кто-то другой поведает Вам о том, как загорелая ребятня бегает от одного двора к другому целыми днями напролет, как разносится повсюду заливистый беззаботный смех, как женщины собирают цветы, а мужчины возделывают земли, чтобы затем собрать обильные урожай. Пусть кто-то другой сложит об этом благостном крае песни и стихи, хоть бы и тот, кто в состоянии использовать мелодичные маерский язык столь искусным образом. И пусть над этим маленьким городком вечно светит солнце, и пусть беда никогда не стучится в двери его светлых домов. И тогда ему уж точно нечего будет делать в месте своего рождения. Ибо удел его – тьма болотистых лесов, дожди и снега, грязные и вязкие дороги и тракты, и на руках кровь тех, кого пусть никогда не встречают в этих благословенных краях. Да будет так.
Но может быть все же стоит начать сначала?

Если выпит сомнений сок, по рукам пробегает ток,
На губах, в вопросе открытых, ядовитый пророс цветок!
В час, когда границы размыты, дух и плоть легки на подъем.
Если дом тебе не защита – выйди ночью, встань под дождем!

Шестнадцатого дня месяца тьмы в 1191 году в семье Арагонес, что испокон веков жили в Пьелиде, родился пятый ребенок. Про таких говорят – случайный. Потому что когда средств едва-едва хватает, каждый новый рот в доме не вызывает беспредельной радости. Но Фернандо и Аморелия смиренно приняли очередного сына, практически сразу после его рождения, оставив его на попечение старших братьев и сестер. Так и рос Давид, в окружении других детей, вынужденных за ним следить, но по большей части предоставленный самому себе. Он может и пытался угнаться за старшими, пытался им соответствовать, да толку от этого было немного. Как и от него самого, потому что в отличие от старших, он еще не мог полноценно помогать родителям, и сначала все больше путался под ногами, а затем, более или менее осознав расстановку сил и положение дел вокруг, предпочитал и вовсе лишний раз не попадаться на глаза.
И Давиду это удавалось ровно до того момента, пока он не достиг семилетнего возраста. Ему начали поручать относительно важную работу по дому, что мальчишке была совершенно чужда. Больше всего ему хотелось бегать в окрестном лесу со сверстниками, но уж точно не натирать посуду или драить полы в доме. И все чаше и чаще младший Арагонес выражал свое недовольство. До поры, до времени, правда, лишь словесно, но в один прекрасный день, его возмущение выразилось совершенно неожиданным образом, приведя к горе битых глиняных горшков, что отец должен был отнести на местный рынок, и выручить за них немалую, по меркам их семьи, денежную сумму. Давид и сам не понял, что произошло, но куда больше его волновало, что родители даже не думали браться за ремень, или хотя бы одарить его потоком ругательств. Они лишь многозначительно переглянулись, и удалились в другую комнату, заперев за собой дверь, и долго о чем-то шептались, да так, что никому из детей, даже прижавшись ухом к двери, не повезло расслышать ни единого слова.
Фернандо же рассказывал благоверной о своем двоюродном брате, что был магом, и что когда тому также было семь, родители отдали его в магический орден, за что получили такие деньги, что им и не снилось даже в самых счастливых сновидениях. Когда же они с Аморелией вновь вышли к детям, лица их озаряли довольные улыбки, правда истинную их причину младший сын понял отнюдь не сразу. А только лишь тогда, когда его отвели к членам ордена Артеа, да так там и оставили, даже не попрощавшись, и не проронив ни слезинки, пусть бы и только ради приличия.
Вот только в новом доме, если так можно выразиться, к Давиду относились совсем по-другому. Строго, но без пренебрежения. И даже будто бы с каким-то уважением. С ним разговаривали, просили то и дело что-нибудь сделать, и внимательно следили за каждым его шагом и движением. Дали ему чистую и, что было немыслимо для младшего ребенка в семье Арагонес, совершенно новую одежду. Вкусно кормили, выделили собственную постель. Все это в очень скором времени убедило мальчика, что ему несказанно повезло оказаться в ордене, и что родители так поступили, потому что на самом-то деле любят его, и именно ему, из всех своих детей, желают лучшей доли. Истинные их мотивы он поймет много позже, но к тому моменту не будет в его сердце ни гнева, ни обиды. Все чувства к Фернандо и Аморелии к тому мигу уже исчезнут из его сердца. Ибо семьей его был и будет только орден.

Коль дорога твоя длинна, сердце вскрыла ножом весна,
Выбрось все, что прежде ты помнил, на границу яви и сна!
Если сердце плачет, как дышит, от ночной отравы черно,
Твой святой молитву не слышит – хлопни дверью, выйди в окно!

Видимо, Магистры решили, что толкового мага из Арагонеса не выйдет, и была уготована ему иная участь. Сам процесс экзекуции он помнил плохо, кроме того, кто не верил, что переживет хотя бы каждый следующий час, ибо никогда в своей недолгой жизни ничего подобного этой чудовищной боли не испытывал. Но все имеет свойство рано или поздно заканчиваться, а заодно и преобразовываться. Вот только, чтобы осознать это, а заодно научиться этим пользоваться, Давиду пришлось много и долго учиться, среди таких же будущих экзекуторов как и он сам. И вскоре он понял, что ему выпала большая удача. Само обучение приносило все больше удовольствие, как и будущие перспективы – сражаться с порождениями хаоса, охранять других магов, постоянно быть на острие опасности, и жить в режиме непрекращающихся приключений.
Кое-что магическое все же в Давиде осталось, и пусть это было ничто мало, по сравнению с арсеналом настоящих магов, но даже эти малые умения, он старался довести до совершенства. Тем более, они были очень кстати в его грядущей профессии.
А когда обучение было окончено, Арагонес с еще одним экзекутором, пустились в свободное плаванье. Казалось, что весь мир открыт перед ними, и что они этому миру несказанно нужны. Работали они в паре, изредка появляясь в ордене, когда это требовалось. Они перманентно оттачивали свое мастерство, берясь за совершенно разную работу, и встречаясь лицом к лицу с различными чудовищами в разных уголках Маеры, а затем и соседних стран.
Но не могло быть все так радужно и хорошо. Ибо так не бывает даже в сказках. Сначала они не рассчитали силы в схватке с сотером, и если сам Давид отделался лишь серьезным ранением, то его верный друг и напарник – простился с жизнью в одном из диких лесов. Восстановившись, Арагонес принял решение вернуться к орден, хотя бы ненадолго, вот только за время их странствий, Артеа уже прекратил свое существование, и идти было просто-напросто некуда. Именно орден он всегда считал своим домом, теперь же, вновь его лишившись, Давиду ничего не оставалось, кроме как продолжить путь наемника, странствуя по городам и весям, и берясь за любую опасную работу, будто то уничтожение какой-то мелкой твари, докучающей жителям очередной деревни, заканчивая добычей для тех или иных магов редких и важных ингредиентов для зелий.

Струн натянутых тонкий звон и безумие проникло в сон,
Так ступай на зыбкие тропы, где не властен людской закон!
Где в лесу свистит каипора, а в зрачках пляшет лунный луч,
Если Бог тебе не опора – хлопни дверью, выброси ключ!

Работы всегда было много, вот только Давид был вовсе не единственным экзекутором на материке, кто, также как и он, зарабатывал своим ремеслом. А значит платили с каждым годом все меньше и меньше, а начать заниматься чем-то другим он просто-напросто не желал. Арагонес никогда не видел себя, охраняющим какого-нибудь смазливого аристократа, боящегося и шаг ступить без дюжины крепких парней. И судьба подарила ему удобный случай – все новые и новые корабли отправлялись к берегам запада, к неизведанному материку, а со всех сторон, то и дело, ходили слухи, о том, что тамошнияя местность просто кишит всяческими тварями и чудовищами. Это ли не знак, что пора собирать свои скромные пожитки, и отправляться в путь. Да к тому же, когда Давид и без того принял судьбоносное решение, его нашел человек, так и не соизволивший официально представиться, и поручил ему дело, дав за него весьма щедрый задаток. А всего-то надо было найти какую-то девчонку, и привести ее в обозначенное место. А по слухам, что имели у незнакомца, она вполне могла податься в Мессианию. И пусть сведения были скудными, а причина, по которой за какую-то девчонку готовы были платить столь большие деньги, казалась Арагонесу несколько странной, он, после недолгих раздумий, согласился. В конце концов, он победил ни одну виверну, так что ему стоит справиться со слабым человеком, и тем более доставить его в целости и сохранности в пункт назначения? Вот и мужчине показалось, что дело плевое.
Время, проведенное в пути, показалось Давиду вечностью. Слишком непривычно ему было замкнутое пространство, коим представлялся весьма большой корабль, разрезающий океанические волны, на пути к новым берегам. И мужчина был несказанно рад наконец-то сойти на землю. Что ж, слухи не врали, и работу можно было найти чуть ли не на каждом шагу. А платили колонисты неплохо, даже больше, чем они же могли бы дать на своей родине. Но помнил Арагонес и про поручение, а потому продолжал разыскивать девушку, пусть пока и без особого успеха.

[title1]Данные для администратора[/title1]
Золотых монет: 80 Золотые монеты

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Давид Фернандо Арагонес (2019-09-07 20:22:21)

+9

2

ХРОНОЛОГИЯ

      месяц леса, 1277 г.
Эндшпиль за белых ( Аркола, 12 день месяца)

      месяц тьмы, 1286 г.
Цена мира (последний день месяца. Квинхеред — столица эрцгерцогства Фьельтоп на востоке Фиспа)

      месяц семян, 1294 г.
Tracks (5 день, Империя, окрестности Оверана)

      месяц семян, 1295 г.
Огнем и мечом (начало месяца, Один из перевалов Сторожевых Пик)

      месяц сева, 1295 г.
Цветы для чародеек (2 день, холмистая равнина на северо-востоке материка (на западе ограничена рукой Норд, на востоке — рекой Вель
Взвейтесь кострами синие ночи (12 день, близ Илларии)
Всё переплетено, море нитей, но... (17 день, г. Верра)
Этот мир - веретено. Совпадений - ноль. (25 день, лес возле реки Орель, Илария)

      месяц леса, 1295 г.
Весеннее безумие [квест] (13 день, Пьервид)
Враждебное окружение [квест] (предпоследний день, окрестности Ананды)

Отредактировано Давид Фернандо Арагонес (2019-09-21 20:05:18)

+1


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Принятые анкеты » Давид Фернандо Арагонес, экзекутор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC