Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Когда туман растает


Когда туман растает

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i.pinimg.com/originals/8d/8c/ac/8d8cacc7074eaeb9178a03b9cc4c788d.gif
Место и время: 10 день месяца сетей,1289. Ивовый двор в Шепчущем лесу
Участники: Энора Аларкон, Риовен Рыжая Шкура, Кэридвен Голос Ушедших

Люди из-за Тумана нарушили размеренный быт сибридов, забрали покой и Риванон, оставив взамен надежды, сомнения и чужаков. Всеобщего восторга Риовен не разделяет, но нет худа без добра: неизвестное, будь то добро или зло, стоит держать поближе, чтобы, в свою очередь, изучить.

+2

2

Нет ничего противнее, чем смотреть в спины уходящих друзей. Они идут в битву, обещают вернуться, а ты уже знаешь - ничего уже не будет так же, ничего не стоит на месте, любой бой меняет человека, любая встреча несет что-то новое. И ты сам меняешься с каждым днем, но меняешься совсем иначе, отдельно.
Потому и любила Энора уходить, а не ждать, видела в каждой дороге новые возможности, новую ступеньку, новое интересное приключение.
Но сегодня все было иначе. Ей предстояло остаться, но именно ее ждало - ждало же? - это самое приключение. Иначе назвать последнее полученное задание она не могла, и ей действительно было интересно, сможет ли она его выполнить. И вот первая часть позади, она остается жить в племени, среди тех, в чьем существовании еще совсем недавно сомневались люди континента. Остается - и смотрит в спины уходящих друзей.
Вообще все события последних лет казались то ли сказкой, то ли дурным сном. Когда корабли прошли сквозь Туман, это было подобно воплощению древних легенд. Все-таки не врут летописи, все-таки мир намного больше, чем все привыкли! Начались проверки, экспедиции, и Энора, наверное, радовалась бы гораздо больше, если бы не провожала Арно. Вот если бы она могла уплыть с ним - другое дело, но ждать она умела плохо. К счастью, собственные задания не давали скучать и грустить, да и оставленный телохранитель был своего рода красной тряпкой, слишком она привыкла к свободе, чтобы позволять быть рядом с собой неизвестно кому. А потом один корабль не вернулся - и Энора, еще не зная имен, поняла, что Арно остался в Тумане. Жив ли он или погиб - этого она не знала, но жизнь снова изменилась, и теперь она хотела, чтобы эти изменения были как можно более радикальными. Потому и просила это задание, потому и хотела пройти тем же путем, своими глазами увидеть воплощенную легенду.
Увидела. Легенда оказалась совсем не легендарной, но вполне плодородной и пригодной для жизни, так что Империи просто нельзя было упускать такой шанс. И ведь что интересно - сколько столетий назад была потеряна связь, а тут так и не возникла цивилизация в привычном для имперцев понимании. Местные жители, когда до них добрались разведывательные группы, охотно пошли на контакт, но объясняться было крайне сложно в силу отличий в языках. И все же у этих людей явно был совершенно другой уровень жизни, здесь не было привычных укрепленных городов и каменных башен, и это казалось и странным, и восхитительным, и подозрительным одновременно. Конечно, никто не откажется понаблюдать и растащить в научные трактаты местные истории, изучить особенности развития, понять, когда и как общество континента и новооткрытой Мессиании пошли настолько разными путями. Но именно эти различия таили опасность - не просто так все происходило именно так, значит, что-то в этом “новом мире” не так, значит, есть пока неведомые опасности, о которых колонисты пока не знают, и что будет с ними и с империей, когда узнают и - не приведите боги! - занесут заразу домой, сложно даже предполагать. Да и настолько ли искренне радуются их появлению местные жители?
Энора вздохнула, когда за деревьями скрылся последний знакомый силуэт, прикрыла на мгновение глаза - ну вот и все, - и повернулась лицом к новой жизни. Стоящий чуть позади Эйдан был единственным родным человеком здесь, и это было просто ужасно, телохранитель раздражал ее по-прежнему, а сейчас, когда она осталась в племени, особенно. Нет, с ним действительно должно быть безопаснее, но уж лучше бы он принял то, что больше ничего не должен Арно! Нет, особо активной совестью Энора никогда не отличалась, но попытка перестать платить этому активисту жалованье ни к чему не привела, разве что смотрел он такими грустными и голодными глазами, так что даже ей захотелось его кормить и гладить. Но как она сможет слиться с племенем, принять законы новой жизни, если за спиной все время будет маячить МакДугал?
Правда, слиться будет в любом случае сложно.
Глаза, глаза - восторженные, счастливые, словно она тут не залетная птица, пытающаяся что-то разузнать о них, а по меньшей мере воплощение Кали! Идет по улице к отведенному ей дому, а вокруг столько счастья, что от этого становится даже противно. Неужели они тут все блаженные? Неужели критическое восприятие им недоступно? Ну вот что, что в ней такого? Почему всех поселенцев принимают с распростертыми объятиями? Разве не стоило защищать свой дом с оружием в руках, а не радоваться тем, кто может его отнять?
Энора шла и улыбалась - положение обязывало. Кивала, пыталась знаками отвечать на какие-то не до конца понятные вопросы, и думала о том, что ее ждет дальше. Если и впредь все будут такие подозрительно добрые и милые, вряд ли это будет что-то хорошее.
Чуть в стороне стоял молодой человек, насколько поняла во время переговоров Энора, сын местного вождя. Он единственный смотрел нормально - настороженно и, как показалось женщине, мрачно. Вызвано ли это было самим фактом ее присутствия здесь или тем, что вместо нее в основанный поселенцами город ушла его сестра, значения не имело. И Энора направилась к нему. Надо было как-то налаживать контакт.
Остановившись рядом, она кивнула в знак приветствия - уже личного, а не так, как было во время встречи “на высшем уровне”. Судя по всему, в ее речи теперь будет все больше жестов.
- Сестра? - она кивнула в сторону, куда уехали ее друзья. Ну не о погоде же его спрашивать, не об особенностях быта, когда они еще так плохо понимают друг друга! - Не хотел, чтобы она уходила?
Играть в высокую дипломатию она не собиралась. Не здесь, пусть уж лучше будет все быстро и честно.

+4

3

Никто не ждет, что пророчества, столь древние, что давно считавшиеся баснями и легендами, сбудутся. Уж точно не в его время. Кто хочет жить в эпоху великих перемен? Осторожный Риовен с уверенностью мог бы сказать, что не желал бы никогда подобного испытания. Но мироздание распорядилось так, что именно в их время заклятие Госпожи Туманов открыло путь сквозь Туман и привело оттуда людей. Слуги Нивлен? Ее ученики? Или сами воплощения богов ступили на землю Доар-Далля? На эти вопросы ответить с уверенностью не смог ни один гвен, а Шкура пытливо расспрашивал каждого, даже успел добраться до дальнего Звенящего Ключа и попытать слепого старца, что, по слухам, мог говорить с самой Великой Тингед и никогда не ошибался, предрекая чью-то кончину. Но даже Ольген Белоглазый с сомнением качал лысой и сморщенной, как иссохшее яблоко, головой и не спешил с ответом. И это сомнение гвена отнюдь не вносило в душу сомневающегося молодого сибрида успокоения. Даже только родившаяся дочь не отвлекала от раздумий и он поспешил отдать надрывно орущий сверток Оанелль и покинуть дом, чтобы обсудить новости с сестрой, отцом и старейшинами.
Вскоре до Ивового Двора стали доходить не только слухи, но и сами ньюлы. Сибриды встречали людей из-за Тумана радушно - Риовену казалось, что сомнения, посещавшие его, миновали остальных, столь открыто привечали они пришлых, даже сестра не отходила от них ни на шаг, восторженно внимая малопонятной речи. Сам Шкура хоть и излучал приветливое радушие, сидя по правую руку от отца, но улыбка то и дело норовила ускользнуть с живого лица не привыкшего к лукавству дикаря. Оанелль с малышкой выходить к ньюлам, кстати, категорически запретил и с плохо сдерживаемым нетерпением ждал отъезда гостей. Богов, поправлял сам себя с усмешкой. Богов, которые отчего-то не знают языка своего народа. Когда он поделился этим сомнением с отцом, Коноган предположил, пожевав ус, что речь богов понять смертным не просто, ибо это язык высших сфер, но такой ответ, однако, не удовлетворил рыжего. Смертным, может, понять язык богов и не дано, но боги-то должны уметь снизойти до языка нивларов!
Но окончательной соломинкой, сломавшей хребет выдержки и терпения Укротителя волков, стало решение Риванон уйти вместе с ньюлами в их новый строящийся город. Грубо схватив сестру за руку, он силой отвел ее в сторону:
- Не вздумай, Рив, ты не знаешь, что у них на уме! Они приезжают в Шепчущий лес не так уж и редко, можешь слушать их байки и здесь...
- Ты никогда не интересовался ничем, брат, всего опасаешься и никому не веришь! Это же посланники Нивлен, как ты не понимаешь? Пророчество сбылось, разве это не потрясающе? Да отпусти, ты делаешь мне больно.

Он смотрел в спины, но видел лишь одну - с огненно-рыжей косой, змеей вьющейся в такт поступи ушедшего в галоп коня. То, что они оставили взамен других, не успокаивало - замена слишком неравноценная. Он перевел взгляд на женщину, от которой просто исходил чужой дух, и сжал губы, увидев, что она направилась в его сторону. На приветствие ответил, крайне неоднозначно склонив голову чуть вбок, и нахмурился, слушая так раздражавшую его чужую речь, лишь отдаленно напоминавшую его собственный язык. А некоторых ведь он и вовсе не понимал!
- Сестра, - подтвердил на чуть гортанном нивльфар, благо, это слово звучало почти одинаково на обоих языках, и пояснил. - Риванон. Я волнуюсь за нее, - по лицу женщины Риовен не мог определить, понимает ли она его. Он сжал губы в тонкую нитку и понизил голос, прижав сжатую в кулак руку к своему сердцу. - Если с ней что-то случится, - кулак уткнулся в грудь пришлой, не причиняя боли, без  удара, но с ощутимым давлением, вынуждая отшатнуться и давая отчетливое представление о силе и напоре его владельца, - ты ответишь за нее жизнью. Я не побоюсь сразиться даже с богами.

+4

4

Язык дикарей – нет, Нора, язык твоего дома как минимум на несколько лет, привыкай! – волшебнице не нравился. То есть он был интересен как объект для изучения, но и только. Веранская речь звучала куда мелодичнее, а здесь… То ли рык, то ли щебет, непонятным образом вышедший из древних общих корней.
То, что корни у них были общие, сомнения не вызывало – не так уж и отличались аборигены Мессиании от всего цивилизованного мира, не было в их облике ничего настолько чуждого, что заставило бы посланцев империи сразу хвататься за оружие. И все-таки они были слишком чужие.
Как этот, лохматый, который, кажется, готов был пойти против своего народа прямо сейчас – такую настороженность он излучал, что надо было быть совершенно слепой, чтобы этого не замечать.
И именно с ним надо было искать общий язык, если она хочет нормально жить в этом племени.
Риванон? Это могло быть что угодно – прозвище, обращение, местное ругательство, которым обласкал чужачку знающий свою силу на родной земле человек. Но, кажется, оно уже звучало – и Энора вспомнила, что так называли ушедшую в город девушку и другие, а потому решила, что это ее имя. А вот остальное можно было понять только по интонациям и местоимениям. Он… за нее… Кажется, так. Переживает? Злится? Ну логично, еще бы он не переживал, она бы на его месте, пожалуй, вообще со всеми рассорилась бы или просто потом сделала все по-своему.
А вот дальше могла произойти стычка, которую совершенно точно нельзя было допустить. Проклятый Эйдан, влез же!
- Прекрати, - рыкнула она, резко поворачиваясь и хватая за руку уже сжавшего в предупредительном жесте кинжал телохранителя. Да, он вряд ли стал бы нападать, угрозы и не было толком, но ее, и так не слишком добрую из-за всего происходящего безумия, слишком злила его чрезмерная забота. – Не смей их трогать и хвататься за оружие из-за каждой мелочи. Как мы будем жить здесь, если ты станешь все время показывать зубы?
- Как положено нормальным людям, - а что, она рассчитывала, что Эйдан не будет огрызаться? – И не учите меня вас защищать.
Перепалка происходила на глазах у совершенно чужого человека, и только это заставило Нору перенести разборки на потом. Но она запомнит, точно запомнит! И припомнит…
И все же из-за выходки МакДугала порыв дикаря она оценила намного меньше, чем могла бы. И чем, вероятно, стоило. Правда, она так и не поняла толком, что именно он имел в виду, но это явно была угроза. И явно связанная с сестрой.
Ну что тут не понять – вы обе заложницы…
- Я не желаю зла, - она пристально посмотрела в суровые глаза мужчины. – Я ищу знания.
А нахожу приключения на одно место. Разве могло быть иначе?

+4

5

Порыв тотчас же ухватившегося за рукоять кинжала воина не остался для Риовена незамеченным и на сжатых губах молодого сибрида зазмеилась язвительная усмешка. Он смерил воина внимательным взглядом с ног до головы, будто прикидывая и оценивая его силу и взвешивая шансы, но не сделал ни единой попытки помешать его порыву или вмешаться в стихийно возникший спор. Напротив, было даже очень любопытно понаблюдать со стороны за отношениями ньюлов и их... слуг? Осадила она его, судя по тону, явно без опаски получить в ответ недовольство равного. В усмешке свободного и никогда не знавшего ограничений свободы выбора и воли дикаря при желании можно было даже уловить легкий намек на сочувствие с толикой презрения к столь незавидной воинской доле.
Как бы то ни было, эти ньюлы - гости Ивового двора. Они разделили с ними пищу и вино, Конноган Лесоруб предоставил им кров и тем самым словом своим гарантировал защиту и Риовен ни за что не посмел бы выступить против воли отца и законов племени, признавая за пришлыми их право на безопасность под сенью Шепчущего леса и защиту племени в случае опасности извне. Его личную защиту в том числе.
- Я не понимаю тебя, - отрезал, переведя взгляд голубых, как безоблачное небо, глаз с хмурого воина на женщину и снова демонстративно долго оглядел слугу. Она, наверное, тоже его не понимала, зато воин все прекрасно понял. И лучше бы ему научиться держать свой норов при себе и не обнажать сталь без надобности, если не хочет попасть под осуждение за нарушение внутриплеменных законов. Риовен надеялся, что его выразительного взгляда на руку на рукояти будет достаточно, чтобы задуматься о необходимости демонстрировать свою пылкость, после снова удостоил вниманием гостью. - Вы - гости Ивового двора. Мои гости, - пусть этот факт и не вызывал в Шкуре восторга, он понимал, что для безопасности Риванон полезнее будет держать этих двоих в поле зрения. И извлекать из их присутствия пользу. Ей нужны знания, как он понял? Что же, ему тоже. - Не обнажать меч против сибридов, - он прикоснулся к своим ножнам на перевязи и резко помотал головой, для верности сделав категорический жест рукой, чтобы закрепить свой запрет, в первую очередь перед мужчиной. Затем прикоснулся пальцами к своим губам и лбу, указал на губы гостьи и помотал головой. - Твоя речь. Я не понимаю ее хорошо. Будешь учить меня, - на сей раз медленнее и намного четче произнося каждое слово, Шкура бесцеремонно прикоснулся кончиками пальцев к губам женщины, затем к своему лбу и повторил жест в обратном порядке - к своим губам и ее лбу, - Твоя речь. Учить меня. Я учить тебя своей.

+4

6

С Эйданом нужно было что-то решать, уж очень не понравилось Эноре, каким взглядом смотрел рыжий абориген на ее телохранителя. Да и вряд ли здесь вообще есть такое понятие, не видела она пока ничего похожего. Наверное, они выглядят в глазах местных жителей очень странно – все время рядом, но явно не вместе, он за спиной, а она может и не замечать его присутствия.
Могла бы, если бы меньше бесил.
И все-таки МакДугал оружие не достал, только смотрел очень напряженно, сощурившись, когда сын вождя снова заговорил с Энорой, не дернулся, когда он потянул руку к женщине, пытаясь объясниться. А Нора вслушивалась в звуки местной речи, смутно понимая, что говорит мужчина. Что они тут в безопасности? Вряд ли именно так, но интонации подсказывали подобное. Что он ее не понимает? Похоже на то, по крайней мере, она тоже его не понимает, так что придется это как-то решать. И жесты его она расшифровала сразу.
Кивнула, соглашаясь. Это было необходимо не только им для взаимопонимания, но и тем, кто послал сюда Энору, и этому племени.
- Энора, - представилась она, не уверенная, что он помнит это с собрания. – Мое имя Энора, - и она жестом указала на себя. – Кто ты? Будем учиться говорить.
Подбирать легкие слова и самые простые конструкции было сложно, но это уже становилось интересным. Женщина осмотрелась – стоять прямо тут, недалеко от ворот, ей совершенно не хотелось, но она не знала пока, куда тут можно пойти. Запомнила дом, который выделили ей, запомнила место, где они собирались, но всего поселения конечно же не видела. Но, кажется, если пойти по этой дороге, а потом свернуть, можно выйти в какой-то более-менее тихий двор? Или она запомнила неправильно?
В любом случае хотелось укрыться от этих восторженных взглядов в спину, и она обвела рукой вокруг.
- Где можно поговорить спокойно? Где мало людей?
Говорила медленно, уже помня, что «говорить» они друг у друга, кажется, понимали, и «люди» тоже вроде бы не должны вызвать много проблем. Она показала поочередно в сторону ворот, в лесу точно можно было найти любую удобную поляну, потом в сторону уходящей вглубь поселения улицы.
- Куда пойти? Веди.
У него, конечно, могли быть любые дела. Но он все же стоял и смотрел, поэтому Энора верила, что учить язык можно будет сразу. Уж слишком неприятно чувствовать себя слепым и немым котенком.
Тем более, общее в их языках все же есть, нужно только найти его и структурировать.
И вряд ли они здесь умеют писать? Мда, художник из меня…
Она представила, как будет палочкой на песке рисовать объяснения к уроку, и усмехнулась. В ней появился какой-то азарт, и теперь уже вся эта затея казалась менее унылой, чем при заключении самого договора.

+3

7

Кто он? Риовен горделиво вскинул голову, взмахнув огненными вихрами: да он тут фактически второй человек после вождя, кто это не знает?! Запоздало сообразил, что, во-первых, пришлая как раз может и не знать по объективным на то причинам, а во-вторых, интересовало ее в первую очередь имя, а не статус. И хотя статус Рыжей Шкуры при желании определить было не сложно, он решил, что не мешало бы расставить все точки в глифах изначально, особенно полезно оно было бы для этого... Он снова окинул изучающим взглядом притихшего воина и кивнул  женщине:
- Энора, - повторил имя, делая жест в ее сторону, затем ткнул себя в грудь, проговаривая имя медленно и отчетливо. - Риовен. Риовен Рыжая Шкура. Сын Коногана Лесоруба, - новый взмах пылающих на солнце кудрей в сторону главной площади с домом вождя. О втором своем прозвище он предпочел умолчать, чтобы избежать лишних вопросов относительно его первопричины - доверять чужакам знание о своем даре Усмиритель волков не торопился.
"Мало людей". На секунду рыжий сибрид "завис", явно соображая, что именно хотела сказать гостья, и повторил слово "Мало" с вопросительной интонацией, сделав жест руками, словно сжимал что-то перед собой ладонями, затем наоборот, расширил, внимательно следя за малейшей мимикой на лицах ньюлов. И снова свел ладони вместе:
- Мало, - проговорил гортанно, ломано, но на чужом языке, пробуя новое для себя слово на вкус, и махнул рукой, призывая следовать за собой. - Иди за мной. И ты тоже, - не удержавшись от шпильки в адрес воина, Риовен выдержал взгляд глаза в глаза, проходя мимо него и едва не зацепив широким плечом, и явно привычным быстрым шагом направился к выходу из поселения, более не оглядываясь на оставшихся за спиной ньюлов, абсолютно уверенный в том, что они и так следуют за ним. Куда им деваться? Тем более, что женщина, - "Энора" - поправил сам себя, привыкая к новому для его уха имени, - сама предложила уединиться для какого-то разговора. То, что разговаривать им будет довольно затруднительно, это ясно - к гвену не ходи, но начинать с чего-то было нужно. И в первую очередь Риовену отчаянно чесалось узнать, что из себя представляют эти люди из-за Тумана, действительно ли они прямые потомки Нивлен и куда, кстати, исчезла сама Госпожа Туманов и когда вернется, как когда-то давно обещала его предкам? Вопросов уйма, а вот средств коммуникации не хватало.
Шепчущий лес шумел сразу за кругом шаманов, окружавшем Ивовый двор. Миновав заговоренный кустарник, Шкура ступил под сень дрожащей от легкого ветерка листвы и направился по приметной широкой тропинке, на которой обернулся, чтобы дождаться своих спутников, и махнул головой:
- Туда. Там мало людей, - замедлив шаг, вывел ньюлов на небольшую солнечную поляну, окруженную кустами малинника, подле которых в стороне лежала давно поваленная береза, явно не первый год используемая в качестве подручной лавки. На нее и указал сибрид, подав личный пример и похлопал требовательно по стволу рядом с собой. - Сядь. Только Нивлен может проходить через свой Туман. Как ньюлы пришли через него? - его тирада наверняка была непонятна, потому Риовен, фыркнув от нетерпения, выхватил из-за пояса небольшой нож и, не обращая внимания на снова принявшего боевую стойку воина, принялся короткими росчерками лезвия резать кору, грубыми штрихами рисуя часть берега с деревьями-елками, волнистым морем и несколькими завитками над ним, появившимися после некоторого раздумья и призванными изображать туман. Несуразный человечек за туманом олицетворял Энору и ее народ, это Риовен дал понять, когда постучал по изображению на дереве и затем указал на нее. Линия от человечка через завитки к берегу была прочерчена одним резким и довольно глубоким штрихом, после которого Шкура взглянул на Энору из-под упавших на лоб кудрей и повторил вопрос. - Как?

+3

8

Вот и первый успех. Или не первый? Ладно, на этом поприще… Слово “мало” они с горем пополам освоили.
- Мало, - кивнула Энора, подтверждая жестикуляцию мужчины. - Как это говорите вы?
Она помнила правильно, перед ней действительно был сын вождя. Риовен. Имя она поняла, дальше было, похоже, прозвище, но с ним еще надо будет разбираться, так что она только повторила про себя несколько раз это “Рыжая Шкура”, надеясь, что перевод все же найдется. Эйдан, тихо, почти неслышно, выругавшись, повторил имя своего пока-еще-не-противника, хотя судя по взглядам, которыми мужчины одаривали друг друга, поединок может случиться в любой момент, если они захотят доказать, кто сильнее. И почему воины так любят что-то кому-то доказывать?..
Они шли в лес, и Нора поймала себя на мысли, что ей тут нравится. Воздух был просто удивительным, ей, привыкшей к шуму и пыли городов, казалось, что она попала в другой мир. Но разве не так и было на самом деле?
Она села на березу, тихо вздохнула, когда Эйдан привычно начал осматривать поляну на предмет возможной опасности. Если тут и водятся неизвестные им пока твари, что он сможет им противопоставить?
А потом Нора совершенно забыла о телохранителе, не видела его реакций, - начался гораздо более интересный и важный разговор.
Риовен чертил что-то на коре, и волшебнице пришлось признать, что эти схематические рисунки она понимает. В отличие от слов. Причем проблема была не только и не столько в переводе, сколько в значении.
- Нивлен? - она покачала головой, показывая, что не понимает. - Что это? Кто это? Куда ходит?
Она еще на общем собрании поняла, что у этих аборигенов какие-то свои устоявшиеся верования, и, похоже, их мифология никак не пересекалась с мифологией народов континента. Это было хорошо, это могло дать невероятно много информации, но как понять это сейчас, когда она не знает не только имен и названий, но и языка?
- Туман, - она повторила слово на местном языке, потом кивнула и проговорила уже на веранском: - Туман, - и показала на нарисованные на березе завитки. Ей очень не хватало возможности записывать, и она повернулась к Эйдану.
- Можешь сходить за бумагой и карандашом? - она просительно улыбнулась ему, понимая, что такие поручения воин выполнять совсем не должен. - Нам обоим нужно как можно быстрее начать их понимать, так что лучше все записывать.
- А тебя я с ним оставлю одну? - воин скептически хмыкнул и выразительно посмотрел на Риовена и на нож в его руке. Было видно, что необходимость изучить язык он чувствует чуть ли не больше, чем сама Нора, ведь ему предстояло слушать не только то, что говорилось прямо, но и слышать любую угрозу со стороны, и из-за этого готов даже поработать посыльным.
- Оставишь. Эйдан, ну я же маг, ну что он один мне сделает? - это было сказано по-малигарски, чтобы не обидеть сына вождя. Вряд ли он сейчас сможет различить разные диалекты и языки чужаков.
Аргумент, как ни странно, подействовал. Энора уже готовилась доказывать, что не даст себя обездвижить, что у нее есть заготовленные очень быстрые плетения, но этого не понадобилось. Эйдан ушел в поселение, и женщина снова повернулась к Риовену.
- Эйдан МакДугал, - она указала в спину ушедшего воина. - Мой телохранитель. Защищает.
Даже если сам малигарец не хотел представляться неизвестно кому, она считала это неправильным. И вернулась к разговору, провела пальцами по резьбе на коре березы, мимолетно радуясь, что деревья тут такие же, родные, а значит, и люди должны не настолько отличаться.
- Я не понимаю, - это все сопровождалось отрицательным жестом головой и руками. - Нивлен? Ньюлы? Ньюлы - я, Эйдан? Другие люди? - это было бы закономерно, ведь именно это он изобразил. - Нивлен - вы? Ты ходишь в Туман? - “туман” она произнесла так, как услышала до этого от Риовена. - Мы плыли. На кораблях. А ты?
Корабль надо было рисовать, но палочкой на песке здесь не получалось из-за отсутствия этого самого песка, поэтому Нора ждала Эйдана с письменными принадлежностями.

+3

9

- Нивлен. Туман, - повторил сибрид и взглянул на собственноручно нарисованные завитки с новым интересом, словно от по-новому произнесенного названия они как-то изменят смысл или направление на рисунке. Но что на нивльфар, что на веранском, схематическое изображение Тумана оставалось лишь царапинами на коре. И было смутное волнение, что языковой барьер долго не позволит выяснить, кто же такие эти люди из-за Тумана.
Он с интересом покосился на Энору и воина, которые снова вступили пусть и в короткую, но перепалку - последнее легко можно было уловить по недовольной интонации мужчины. Отчего-то факт его недовольства раззадоривал молодецкий нрав и даже захотелось поиграть с ножом, чтобы посмотреть, как быстро вояка снова примет боевую стойку, но Риовен подавил в себе это ребячество. Недостойно воина Руок'хал. Но все равно не сдержал легкой, едва уловимой улыбки, провожая удаляющегося мужчину взглядом исподлобья.
- Эйдан МакДугал...  - привычно проговорил следом имя, запоминая, как оно ложится на язык. Ложилось неудобно, непривычно, словно неловко цеплялось краями. То, что он "хранит" кое-что проясняло в отношении их двоих, но все равно у Шкуры оставались невысказанные и не озвученные вопросы. От кого он ее хранит в поселении? Может статься, они им не доверяют? Он хмыкнул, мысленно делая зарубку на память: присматривать за этим Эйданом. Кстати, куда это он направился?
Энора быстро отвлекла его от раздумий относительно ньюла-солдата и Риовен снова отрицательно помотал головой: ну как она не понимает?! Определенно, гвен из Риовена не получился бы, смирения и терпения для кропотливого обучения у него маловато.
- Ньюлы. Ты, Эйдан, люди из тумана, - он снова постучал кончиком ножа по изображению человечка за завитками. - Нивлен - Госпожа Тумана... Ох, преновы корни...  - простонав, рыжий сибрид ткнул себя в грудь кулаком. - Нивлар, - новые человечки появились на рисунке по другую сторону от завитков, на лесистом берегу и Риовен на сей раз постучал по ним, снова указал на себя и повторил. - Нивлары. Вы - ньюлы. А Нивлен - создатель. Ммм... Мать. Мать нивларов.
"Нивлен" он изобразил над завитками в виде точки в круге, от которого шли лучи в сторону людей на берегу, в сторону тумана и вверх, к небу, обозначенному как несколько пар коротких штрихов, соединенных дугой - для простоты и быстроты Риовен начал вводит в свой пейзаж знаки-сигилы ллуна, надеясь, что упрощенные символы для письма будут интуитивно понятны в составе рисунка.
- Нивлары не ходят в Туман, только Нивлен. Туман хранит нивларов.

+2

10

Странно все было, конечно, но интересно. Норе всегда нравилось копаться в древних свитках и легендах, узнавать что-то новое о, казалось бы, известных народах и их обычаях. И вот сейчас перед ней - огромный пласт совершенно неведомого. И пусть внешне эти люди мало чем отличаются от нее самой - это другая культура, другие традиции, совершенно незнакомые верования и мировоззрение. И это прекрасно!
Так что за новые линии на коре, которые выводил Риовен, Энора смотрела горящими глазами, не скрывая уже своего интереса желания разобраться во всем.
- Ньюлы, - повторила она незнакомое слово и кивнула. - Люди Империи - ньюлы. Ньюлы приплыли на кораблях, - задумавшись, она потянулась к волосам и обнаружила, что сегодня заколола волосы довольно острой шпилькой - и, конечно же, забыла об этом. Это было очень кстати, теперь она могла попробовать что-то изобразить и до того, как вернется Эйдан. - Корабль плывет, - назвать то, что она нарисовала между туманом и людьми-ньюлами, кораблем можно было лишь с большой натяжкой, но все же какая-то лодка с парусом и волны под ней у нее получились.
Насколько все было бы проще, если бы она нормально владела ментальными плетениями! Иллюзии сейчас очень помогли бы, но увы, менталистом мэтресса Аларкон всегда была еще худшим, чем целителем. Видимо, придется все же учиться, пусть даже она давно призналась сама себе в том, что ни на что не годна. Может, теперь получится? Хоть немного, хоть частично…
- Ньюлы приплыли к нивларам из своей страны, - нивлары так нивлары, местное слово звучало неплохо и нравилось Норе больше, чем привычное “аборигены”. - Туман на море, - она показывала на их “наглядном пособии”, произнося уже выученные слова на местном и все больше жалея о том, что не тому в свое время училась. - Ньюлы за морем. Нивлен… мать? - это слово было понятным и в целом объясняло многое. - Богиня?
Вот и до богов добрались. Быстро, ничего не скажешь! Но по рисункам Риовена все было предельно ясно, правда, вряд ли ему сейчас стоило рассказывать об имперском пантеоне. Госпожа Туманов, мать нивларов - это тоже не вызывало вопросов. Создателя и Троицу здесь явно не знали и знать не могли; кто знает, как действительно боги делили творение мира?
- Ньюлы умеют… - и вот как ему объяснить магию, чтобы это не казалось проявлением божественной силы или, что еще хуже и опаснее, святотатством?! - Магия. Ты знаешь, что это? У нивларов есть маги?
Слов тут было недостаточно, и Энора задумалась - что же такое показать, чтобы было наглядно и красиво? И чтобы не казалось чем-то недостижимым и божественным?
И чтобы после таких экспериментов Эйдан не нашел лишь ее хладный труп?
Все той же шпилькой Нора срезала кусок коры с березы, положила на траву.
- Смотри, - кивнула она и потянулась к нитям. Привычное плетение сложилось легко и радостно, сине-фиолетовый узор требовал лишь нескольких движений пальцев и вплетения силы, и через мгновение кора находилась уже в другом месте, появилась через несколько шагов от того места, куда волшебница ее положила. Перемещать сразу к Риовену она не стала, кто знает, как на такие фокусы реагируют эти… нивлары. - Магия перемещения, - пояснила она и снова потянула нить, давая все тому же куску коры перевернуться несколько раз и подкатиться поближе. Можно было еще и поджечь его для полноты впечатления, но вдруг ее потом обвинят в создании лесного пожара?
- У ньюлов есть маги. Умеют делать чудеса. Вы так умеете?

+2

11

Изображенная острием женской шпильки парусная лодка не внушала Риовену уверенности в том, что на такой можно даже залив переплыть, не говоря уж о море. У танодов похожие, так они не рискуют далеко за пролив соваться, а ньюлам удалось пересечь море, что за туманом? Голубые глаза сибрида с недоверчивым прищуром изучали гостью - не шутит ли, не пытается разыграть, как ребенка, готового поверить в новую интересную сказку?
- Море.. Корабль... - повторил для запоминания, проведя кончиками пальцев по нацарапанным на коре волнам из-под носа схематично изображенной лодки. Наверное, неплохо для начала, уже три слова в активе на новом для него языке. Риовен поймал себя на том, что испытывает какое-то удовольствие от новшества, сродни щекочущему азарту предвкушения где-то под ложечкой. И оно не такое, как при узнавании некоторых новых слов, употребляющихся в других племенах: мать в свое время научила их разнице в диалекте сибридов и танодов, так что Шкура без ложной скромности мог с чистой душой утверждать, что знает как минимум два нивльфарских диалекта, хоть из-за удаленности танодских поселений использовать его доводилось в живом общении хорошо если пару раз. С авелами общались много чаще, но и разница в диалектах была минимальной, а брасгены... Эти горцы словно нарочито пытались выделиться и их нивльфар отличался гораздо более жесткими гортанными нотами, что нередко затрудняло понимание. Но никогда продирание сквозь словесные дебри не доставляли такого удовольствия познания, как при столкновении с совершенно новым языком ньюлов. И он с жадным любопытством вслушивался в чужую и чуждую речь, пытаясь на слух и по интонациям догадаться о том смысле, который Энора вкладывала в свои пока совершенно непонятные, по больше части, слова. И то, что она, в свою очередь, вплетала в свою речь понятные ему понятия, помогала хотя бы по смыслу цеплять за них новое.
Вот, например, что-то про ньюлов. Соскользнув с березы на траву, чтобы удобнее было использовать большую часть ствола для рисунков, Риовен одними губами повторил за ней сказанное, не понимая смысла, но запоминая звучание. Непонятное слово "маги" фигурировало дважды, привязанное к ньюлам и после к нивларам. Во втором случае с заметной вопросительной интонацией. Рыжий ученик прикусил губу и нахмурил лоб, не понимая. Дальнейшие действия гостьи наверняка были направлены на облегчение понимания, но смысл их пока не укладывался в огненной голове: кусок коры это "маг'и"? Но при чем тут ньюлы и нивлары? Ну, кора, ну...
- Кьяр'кх! - от увиденного он невольно отшатнулся и уперся поясницей в дерево, не сводя потемневших до оттенка предгрозового неба глаз с ожившего куска коры. - Мате’йя мана... - то, что он позволил себе выругаться в присутствии женщины, гостьи и чужачки одновременно, вполне можно было оправдать потрясением от невиданного ранее чуда. Или волшебства. Как бы то ни было, подобного не умели даже самые одаренные и сильные шаманы, которые могли заручиться помощью духов. Во всяком случае, не с такой легкостью и без острой на то необходимости. А Энора снова повторила таинственное слово, которое теперь можно было бы увязать с уже имеющимся у Риовена опытом... если бы мозг так лихорадочно не кипел, а сердце не стучало под горлом так, словно собиралось выпрыгнуть. Кусок коры снова шевельнулся. То ли от воздействия на него Эноры, то ли от ветра, шевельнувшего траву под ним, в детали сибрид вдаваться не стал. Короткий и молниеносный взмах руки и нож, свистнув в воздухе, пригвоздил живую кору к земле, войдя в нее по самую рукоятку, а устремленный на женщину горящий взгляд обещал, что еще одна менее безобидная демонстрация и клинок быстро найдет себе новую цель. Даже энеборов можно победить, а раз ее требуется охранять и защищать, то божественной силы и непобедимости в ней не так много. Теперь можно было и разложить все по полочкам. Маг'и...
- Маг'и? Ньюлам помогают боги? Тебе.. Эйдану..? - он взмахнул рыжей кудлатой головой в сторону поселка, куда ушел воин. - Эта маг'и помогла корабль пройти через туман? - последовательно указал на торчащий из земли нож, лодку и завитки на дереве и старательно проговорил новые слова на чужом языке, пытаясь донести до нее свой вопрос. Почему же Нивлен не помогает своим детям так, как помогает людям из-за тумана? Или же эта помощь отнюдь не Нивлен? Столкновение с неизведанным и слишком чуждым становилось все более очевидным.

+2

12

Скорее уж демоны.
Только вдаваться в такие подробности было явно преждевременно, да и сомнительно, что в целом это было нужно и полезно. Особенно в свете очень показательной реакции Риовена - спасибо хоть сначала он устранил исходящую от коры - по его, конечно, разумению - опасность, а то ведь сложно было бы продолжать разговор, получив неучтенный человеческой анатомией аксессуар куда-нибудь в район сердца.
- Да, - кивок, показывающий, что это слово означает согласие. - Магия помогла пройти сквозь туман. Магия помогает.
Если он говорит о богах, везде ждет их помощи, наверное, здесь есть свои жрецы и шаманы. Конечно, это совсем не то, к чему привыкли ньюлы, но с этим можно как-то работать. А вот магов тут, похоже, нет. Интересно, почему? Не рождаются или просто не выживают без обучения?
Кусты зашелестели, и на поляну вернулся Эйдан. Взгляд его первым делом уцепился за воткнутый в кору кинжал, и мужчина нахмурился, пристально глядя на Риовена.
- Все хорошо, - поспешила заверить его Нора и вернула шпильку в прическу. Теперь можно было нормально рисовать, а еще можно было попросить помощи у того, кто рисует лучше. - Ты можешь нарисовать наш корабль? Риовен, кажется, не верит, что мы могли приплыть, но то, что я изобразила, и правда не внушает доверия.
Говорила волшебница медленно, специально давая возможность сыну вождя понять ее речь по редким понятным словам и интонациям. Нужно было показать, что у них нет опасных секретов, поэтому переходить на малигарский не стоило. Потом снова повернулась к то ли ученику, то ли учителю, взяв все же у МакДугала лист и один из карандашей.
- Эйдан хорошо рисует, - пояснила она и указала сначала на то, что они успели изобразить на дереве, потом на устроившегося рядом с ней мужчину, который уже начал выводить что-то на листе. - А у вас есть те, кто... умеет больше других?
Как еще спросить об одаренных, она не знала. Хотя, конечно, ответить тут можно было что угодно, например, кузнец умеет больше других, самый лучший воин или охотник…
- Необычное?
А еще стоило записать те слова, которые она уже узнала, так что Энора быстро соорудила небольшой словарик. Даже если у племени есть письменность, буквы у них точно разные, так что выглядеть это для Риовена должно было полной тарабарщиной. Поэтому женщина все комментировала, записывая слово на местном языке так, как услышала, а рядом писала перевод. Правда, последние слова она не поняла совсем, поэтому записала и внимательно посмотрела на нивлара.
- Кьяр'кх? Мате’йя мана... ? Что это?
Были у нее, конечно, некоторые предположения, все-таки сказано было довольно эмоционально, но кто сказал, что ругаться по-варварски - недостойное леди умение?

+2

13

Кэри отступила на шаг, запрокинула голову, оценивая растрёпанные зелёные космы, затянувшие толстый дубовый сук: «Хороша. Не молодая и не старая — зрелая, как раз то, что нужно. Посоветуюсь с Гвен Хелин и приведу сюда Риовена или Хоэля».
Девушка развязала висевший у пояса мешочек, достала завёрнутую в чистый лоскут свежую  лепёшку, которую только утром сняла с очага, разломила на две части и половину положила между двух узловатых корней, глубоко уходивших в почву:
- Благодарю, - за любой подарок нужно отдариться, особо, лесу. Если будешь только брать, однажды не получишь ничего.
Девушка заправила за ухо прядь волос, выбившуюся из длинного, пышного хвоста, наклонившись отряхнула подол коричневого, как торфяник осенью, платья и подняла увесистую корзину. В лес Кэри ушла с самого утра, травы нужны всегда и собирать их гораздо лучше, чем смотреть на отбытие чужаков, с которыми собиралась отправиться Риванон.
Если они пришли от Нивлен, то должны были знать язык тех, к кому их отправила Госпожа Тумана, разве не так? И это было лишь одно из сомнений, которые сплетались в плотный клубок буроватых крапивных нитей в душе девушки. Честно говоря, Кэри не понимала, зачем куда-то уезжать? Бросать свою землю ради чего-то непонятного. Конечно, есть такие люди, которые не могут пустить корни на одном месте — те, что пожив спокойно, рано или поздно пускаются в дорогу, но целый народ снимается с места только тогда, когда становится совсем плохо. Но тогда их должны были первым делом предупредить, если эти люди были посланцами Нивлен. И, пожалуй, самое главное — каждый раз при взгляде на чужаков у Кэри возникало ощущение, что они не принимают то, что здесь нашли, не хотят понимать, потому что уже решили, что правильная только их жизнь и все остальные должны жить по их законам. Нет, чужаки ученице Ведающей решительно не нравились.   
Шорох крыльев прервал размышления и на плечо девушке уселся крупный чёрный ворон — осторожно переступил, устраиваясь поудобнее, сложил крылья и бережно, почти нежно вытянул клювом недавно заправленную прядь.
Кэри рассмеялась и ласково погладила птицу по перьям ночной черноты с холодным синим отливом:
- Всё хорошо, Сварт, пусть Хэль не беспокоится, я уже иду домой. Так ему и передай, - но ворон не сделал никакой попытки улететь. - Что-то случилось? - встревожилась девушка. Ворон негромко каркнул и повернул голову странным, очень похожим на человеческое, движением. - Братик, ты опять за своё, - Кэри усмехнулась: после того случая в лесу Хоэль считал себя виноватым и старался не повторять давней ошибки, а когда выяснилось, что у него есть дар общаться с воронами, присматривать за младшей сестрой ему стало куда легче. 
Узенькая тропинка по которой шла Кэри, постепенно, как приток, слилась с широкой, ведущей к укромному месту, хорошо известному в Ивовом Дворе, здесь любили замышлять свои проделки дети и проводить время парочки.
На поляне кто-то был и девушка прошла бы мимо, если бы не услышала голос двоюродного брата, в котором звучала странная смесь испуга и потрясения, а ведь Риовен Рыжая Шкура был не из тех, кого легко ввергнуть в такое состояние. Так что Кэри решительно раздвинула ветви малинника:
- Риовен-дин, мат эо, - поприветствовала родственника девушка, одновременно окинув внимательным взглядом двух айлэ.

+2

14

Ньюлы умели то, что было недоступно нивларам. Значило ли это, что они боги, если обладают божественной силой? Сам Риовен тоже родился с даром, который не часто встречался среди соплеменников, ноне знал никого, кто мог бы проделывать подобное. Двигать предметы. Стало любопытно, гонять по поляне кусок коры - это предел умений Эноры или же она способна переносить и лодки? Ну, например, через море. Рыжая Шкура несколько иным, более заинтересованным и оценивающим взглядом оглядел вернувшегося Эйдана: он тоже так умеет? Полезный для бойца навык, держать перед собой щит, например, высвобождая вторую руку для клинка.
Первоначальный шок отступил, растворился без следа в горячей молодой крови. Поднявшись с места, Риовен выдернул из земли нож, привычно и машинально прижал ладонь к потревоженному, взрытому клинком дерну, прося прощения за это беспричинной варварство, и уже "убитым" куском коры принялся счищать с лезвия налипшую землю, размышляя о словах Эноры. Если он правильно ее понял, то ее интересовали такие, как она. Но подобных не было абсолютно точно, даже самые сильные Ведающие, молва о знаниях и силе которых разносилась далеко за пределы их поселений, не умели двигать камни и ходить в туман. А вот их с сестрой вполне можно назвать теми, кто умеет необычное. Да в Ивовом дворе, как в самом большой поселении, есть еще несколько человек с даром, но Шкура терзался сомнениями, стоит ли посвящать в это ньюлов. Размышляя, он поднял взгляд на исчерканный непонятными письменами листок, более тонкий и ровный, чем те, которыми обычно пользуются сами нивлары, и густо покраснел, услышав из уст Эноры слова, за которые теперь готов был провалиться сквозь землю. Она будто одновременно уличила его в недостойном и сама сделала то, за что на нее посмотрели бы с осуждением и откровенным непониманием. Беда в том, что она-то повторила его слова по незнанию и теперь именно на Шкуру легла ответственность за них.
- Не говори так, - для убедительности он прижал ладонь к своим губам и покачал отрицательно головой. - Эти слова не для женщин, - он указал на нее и снова покачал головой, ощущая, как горят его скулы.
И тут же резко обернулся на голос, досадуя, что есть свидетель его оплошности. Теплая улыбка получилась даже благодарной: Кэридвен, благо богам.
- Ола, Кэридвен-хеоль, - измочаленный кусок коры упал в траву. Риовен обтер клинок о рукав и вернул за пояс. Припомнил, что Кэридвен не было на собрании, значит, она не знает о прибавлении в поселении, и взмахнул головой в сторону пришлых. - Ньюлы решили остаться в Ивовом дворе. Учиться и учить. Они как раз рассказывали, как прошли через Туман, - и обернулся к Эноре, демонстративно игнорируя присутствие Эйдана, но становясь так, чтобы скрыть сибридку от глаз воина-чужака за своей широкой спиной. - Энора-айле, - короткий кивок женщине. - Кэридвен-гвен, - представление девушки сопроводилось более церемонным полупоклоном. Риовен намерено использовал приставку "гвен", ставя Ведающую на официальную ступеньку. Энора хотела узнать, есть ли одаренные? Пусть говорит с одной их них. О своем собственном даре он все же предпочел умолчать. А о даре Голоса Ушедших все равно она узнает рано или поздно, ведающие на слуху в поселениях. - Гвен Кэридвен говорит с духами.

+2

15

Она не ошиблась – судя по реакции Риовена, произнесенные им слова действительно были ругательствами, причем, похоже, очень непристойными, потому что он даже покраснел, объясняя, что говорить так нельзя. Она, правда, так до конца и не поняла, нельзя ли так говорить чужакам или женщинам, но решила, что вариант «женщинам» больше похож на правду, так что записала себе еще одно слово. В ответ на действия Риовена она только рассмеялась и покивала – мол, хорошо-хорошо, не буду, хотя и увидела в глазах давно ее знающего телохранителя вполне закономерное сомнение – ну еще бы, уж Эйдан знал о том, что ей теперь из принципа будет интересно узнать точное значение услышанных слов.
В какой-то момент воин напрягся и сжал карандаш, но не стал хвататься за оружие, только шепнул:
- Там кто-то есть.
И почти сразу они услышали женский голос, окликающий Риовена. Тот резко обернулся и, похоже, расслабился. Интересно, чего это он? Негоже сыну вождя водиться с ньюлами? А кому ж еще, если мы тут то ли боги, то ли их посланцы? Эйдан привычно встал, приветствуя даму – пусть они и не знали местных порядков, но придерживаться привычных норм поведения было естественным. Энора обернулась, все еще широко улыбаясь и смеясь.
- Добрый день! – волшебница склонила голову к левому плечу, рассматривая раздвинувшую ветви малинника девушку. Риовен стал что-то объяснять ей на своем языке, и Нора порадовалась – она даже поняла общий смысл, а ведь всего-то несколько слов успели с Риовеном выучить! Предстоящая миссия нравилась ей все больше.
Риовен представил их друг другу, причем, как поняла Энора, эта девушка, Кэридвен, была кем-то важным в племени, ведь вряд ли сын вождя стал бы так кланяться каждой. Правда, волшебница так и не поняла, что такое «гвен», да и с кем там говорит Кэридвен пока оставалось загадкой.
- Рада знакомству, - с этим, конечно, можно было бы поспорить, но эти слова хотя бы теоретически местные жители могли понять если не по значению, то по интонации. – Мы с Эйданом, - она представила мужчину, который на это вежливо кивнул, - будем жить в вашем поселении. Мы приплыли из-за Тумана и хотим сотрудничества, - что могла, Энора говорила на местном языке, остальное же предстояло выяснить вместе. Слова о сотрудничестве были довольно опасными, кто знает, чего на самом деле хочет Империя? Но сама она, раз уж все так сложилось, готова была действительно менять свою жизнь.
- Что такое гвен? – она посмотрела на Риовена, так как не была уверена, что девушка захочет с ней говорить. Взгляд Кэридвен был напряженным, и это радовало – у нее тоже не было безумной радости, значит, не все тут такие блаженные.
Или просто нам показали тех, кто умеет лучше всего притворяться, а на самом деле это искусная ловушка? И Риванон – жертва, она провинилась, потому ее и отправили в город?..
- С кем говорит Кэридвен? Она маг? Умеет необычное?

+2

16

- Добрый день, - поприветствовала чужаков Кэридвен, скупая улыбка не коснулась её глаз, мелькнув лишь на губах. Почувствовав насторожённость девушки, ворон Хоэля чуть-чуть переступил на изгибе её плеча, готовый в любой момент броситься в атаку.
Кэридвен уже хотела спросить что случилось, почему Риовен здесь, вместе с чужаками, но вопрос так и остался непроизнесённым, после первых же слов двоюродного брата. Её новость об омеле могла и подождать — растение с дуба не убежит, - а то, что говорил Риовен, это было… невозможно.
«Айлэ решили остаться?!» - девушка только благодаря урокам Гвен Хелин — умение держать себя в руках необходимо для лекаря, особенно, если болезнь у человека тяжёлая или опасна для других — не вытаращила глаза и не открыла рот, как пойманная на распорку и вытащенная на берег рыба. - «О чём же вождь со старейшинами думали? Они что, мухоморовки напились или дыма дурман-травы нанюхались?! Пустили лису в курятник!» - Кэридвен мысленно чётко и внятно досчитала до десяти, утихомиривая бушевавшие в душе чувства, продолжая внимательно слушать, тем более, что это оказались только цветочки. - «Учиться и учить? Чему учить? Как стать ньюлами? Но мы не ньюлы, мы — нивлар! Хотя… будет полезно знать их язык, особенно, если они будут думать, что это не так. Может быть тогда получится узнать, кто же они такие и что им нужно на самом деле».
Закончив рассказывать новости, Риовен назвал ей имя сероглазой чужачки.
«Энора… Это что-то значит или нет? Наверняка, значит».
Мужчину державшего в руках тонкий лист и странную продолговатую палочку, похоже, для письма, Энора-айле представила сама, назвав Эйданом. Уточнять, кем они друг другу приходятся, Кэридвен не стала — пока что это её не касается никаким боком, а значит, и незачем забивать голову: «Так они ещё и будут жить у нас? Не слишком-то радостно начинается день, я бы предпочла услышать новости получше».
- Риовен, ты уверен, что им уже нужно это знать? - понизив голос, уточнила Кэридвен, когда родственник упомянул о её даре. - Мы не знаем, что они думают о таких, как я.
Энора тут же забросала Риовена вопросами, став очень похожей на Гвен Хелин, когда наставница, найдя в лесу незнакомое растение, приносила его домой и выкладывала на стол, чтобы внимательно рассмотреть, почувствовать и запомнить его запах, попробовать на вкус, определить — приносит ли оно пользу или вред. Вот только становиться растением и позволять себя изучать Кэридвен не собиралась. Впрочем, молчать становилось невежливо и девушка чётко, чуть ли не по слогам, произнесла:
- Я говорю с духами, Энора-айле. «Гвен» - это обращение к Ведающим.

Отредактировано Кэридвен Голос Ушедших (2019-11-29 09:32:04)

+2

17

Представив женщин друг другу, Рыжая Шкура словно на время самоустранился, будто со стороны наблюдая за поведением пришлых. Внимательные голубые глаза оценивающе перебегали с одного действующего лица на другое, стараясь не упускать из виду ни малейшей эмоции, вольной или невольной. За внешней расслабленностью таилось глубокое внутреннее напряжение, а спина звенела натянутой тугой струной, пока он следил за каждым движением поднявшегося Эйдана. Энора казалась, как и прежде, заинтересованной во всем и тут же забросала сибридов вопросами, а вот Кэридвен явно разделяла осторожность Риовена: вон как ей не понравилось, что Шкура прояснил перед ньюлами ее статус и возможности. Винить ее в этом он, впрочем, не мог, по той же простой причине и умолчал о собственном. Тем любопытнее было наблюдать, оставаясь в положении временного нейтралитета.
- Им придется смириться, если хотят остаться, - он упрямо и безапелляционно возразил недовольной Кэридвен, точно так же понизив голос и не сводя при этом взгляда с Эноры. - А они хотят. И они сами не такие, как другие нивлары, - Риовена по-прежнему крайне волновало, какие еще чудеса умеет проделывать Энора и доступны ли подобные Эйдану. Если он тоже кое-что из подобного умеет и этому можно научиться, то это был бы крайне ценный опыт. Едва ли не такой же полезный, как и знание чужого языка.
Он открыл было рот, чтобы объяснить гостье о значении слова "гвен" и как-нибудь доступно объяснить в картинках, что такие духи, с которыми умеет общаться Кэридвен, но ведающая быстро справилась с неуверенностью или осторожностью и сама вступила в диалог, от чего из груди Шкуры вырвался бесшумный выдох облегчения - он бы предпочел не углубляться в детали знаний ведающей в ее присутствии. И так достаточно приоткрыл дверь, дальше уж пусть Кэри решает, впускать ньюлов дальше или оставить на пороге. В рыжую голову закралась мысль, которую Риовен попытался поймать за хвост и обдумать позднее: у ведающей должно быть больше шансов понять природу дара пришлой, не даром боги наделили ее умением. Что, если обязать их помогать друг другу? Раз уж ньюлы решили проживать в Ивовом дворе, то им придется жить по его правилам, а значит, и работать на благо поселения. Эйдан может быть охотником или обучать молодых воинов, а вот Энора будет полезна в чем-то более... "Надо поговорить с отцом", - пришел к выводу Риовен и, кивнув женщинам, переместился к Эйдану, не без интереса изучая то, что он успел нарисовать, но в большей степени интересуясь его оружием.
- Ты тоже умеешь двигать предметы? В бою тоже? - задал, наконец, крайне волновавший его вопрос.

+1

18

Кэридвен. А красивое имя. Язык нивларов вообще звучал приятно для уха волшебницы, и она уже предвкушала, как будет собирать по крупице слова, как будет вслушиваться в особенности произношения каждого нового человека, как станет запоминать и записывать разные возможности этого языка… Кто знает, возможно, потом она станет посредником между двумя народами. Для того она и осталась. Приказ приказом, но ей дали слишком большую свободу действий, чтобы не строить - даже уже сейчас - собственные планы.
- Я должна говорить “гвен Керидвен”, правильно? - она сделала несколько шагов навстречу девушке, делая вид, что не заметила, как они с Риовеном переговаривались потише. Только не настолько потише это было, чтобы могло быть незаметным. Но быструю речь она действительно пока не понимала - это было бы слишком быстро, - поэтому ориентировалась скорее на интонации. И на уже знакомые слова. Впрочем, и без того было ясно, что они говорят о ней и Эйдане. - Духами… Ведающей… - слова Нора повторила, проговаривая и запоминая, потом задумалась. Судя по тому, что она уже успела увидеть, такое уважение может быть к местным духовным лидерам. Церковь этой, как ее… Нивлен? - Ты жрица? Шаман? - Ведающая, конечно, но что это под собой подразумевает? - Молитвы, помощь богов, силы природы?
Ох, вряд ли она поймет многое, а как рисовать молитву, если у них совершенно разные боги, которым должны по-разному поклоняться?

Эйдан внимательно наблюдал за всеми - и за Энорой, и за Риовеном, и за той, что вышла из кустов. Опасность представляли все - это он прекрасно видел. Но видел и то, что сейчас эти люди не должны друг другу вредить, поэтому он повернулся к подошедшему молодому мужчине, наблюдая за волшебницей лишь краем глаза.
Только вот понимал язык он пока намного хуже, чем Энора. Понял, что сын вождя спрашивает его о чем-то, хмыкнул.
- Я не понимаю, - покачал он головой и проследил за взглядом мужчины. Наверное, он спрашивает, только ли такое может магия? Но об этом надо спрашивать Энору, а не его. - Я не маг, - Эйдан пожал плечами и коснулся меча - без угрозы, без демонстрации, просто констатируя факт. - Я воин. Ты тоже воин?
Это было видно - Риовен умел двигаться, видел опасность, да и как может сын вождя не быть воином? Только был он другим, и, наверное, чаще убивал диких зверей, а не людей.
МакДугал хотел расспросить об опасностях этого леса, но что бы он сейчас понял из ответов аборигена?

+2

19

«Посланники Нивлен, они», - в чём Кэри сильно сомневалась, - «или нет, но раз ньюлы не знают языка, разговаривать с ними нужно, как с маленькими детьми - коротко и просто. По крайней мере до тех пор, пока они не научатся понимать не только собственный язык. Вот и узнаем, умеют ли ньюлы не только спрашивать, но и слушать и слышать, что им говорят в ответ».
Вопросы, между тем, посыпались из Эноры-айле, услышавшей нечто новое, словно зерно из прохудившегося мешка. Но ведь Кэри не обещала, что будет отвечать на все подряд: девушка предпочитала выбирать, что сказать, а о чём умолчать и не собиралась открывать дверь нараспашку для любопытной айле - сейчас хватит и узенькой щёлки, которую можно закрыть в любое время.
- “Гвен Кэридвен”, скажете, если меня рядом не будет, - медленно и чётко выговаривая слова, пояснила Ведающая. -  Если человек рядом, то сначала идет имя, а потом обращение “гвен”.
Услышав очередную пригоршню вопросов, девушка задумалась, и выбрала наиболее понятный ответ:
- Лекарь, лечу людей, - ответив, Кэридвен покосилась в сторону кузена. Риовен, как и подобает мужчине, устранился от женской беседы и подошёл к Эйдану - Кэри смело поставила бы любимое жемчужное ожерелье против ржавого гвоздя, что у них будет настоящий мужской разговор о различном колюще-режущем железе, благодаря которому у лекарей всегда будет работа. Да уж, об этом мужчины сумеют поговорить, даже если вдруг лишатся голоса, слуха или того и другого сразу - станут объясняться на пальцах или придумают свой собственный способ.
Но девушка не ожидала, что первая же фраза родственника вызовет нешуточный интерес у неё самой: “тоже умеешь двигать предметы?” Тоже?  Раз “тоже”, значит, это кто-то уже умеет и Риовен это видел. Кто именно умеет, догадаться было несложно - чужаков было всего двое.
Очень полезный навык, особенно, для защиты. Но спрашивать Энору-айле о её умениях Кэридвен сочла преждевременным - пусть женщина сама захочет об этом рассказать. Тем более, по всему выходило, что Энора-айле предпочитает задавать вопросы, а не отвечать на них.
Кэри повела плечом, уже неназойливо напомнившим, что Сварт - не жаворонок, а ворон, птица крупная и тяжёлая, и негромко скомандовала:
- Лети на ветку или домой!     
Ворон, поднявшись с её плеча, неторопливо описал круг по поляне, словно в раздумьях, и опустился на ветку над головой девушки. Оставлять сестру без пригляда Хоэль не собирался.

+1


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Когда туман растает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC