Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Под темными сводами


Под темными сводами

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место и время: Мессиания, предгорья Бен-Онагар неподалеку от земель брасгенов. 1295 год, третий день месяца леса.
Участники: Мойра Грэхэм и Кресенция Виери.

Кресенция ищет убийцу детей, Мойра ищет Кресенцию.

[sign][/sign]

+3

2

... наконечник зачарованной стрелы был направлен прямо в горло женщине. Он угрожающе дрожал, словно, любое ее движение привело бы древний механизм в действие, поэтому ни сплести заклинание, ни даже отвести взгляд от острой пики она не могла.
Вместо этого Мойра лишь тихо прошептала, зная, что акустика того места, где они находились, доставит послание до ушей двух магов, находящихся в таком же положении.
- Самое время для выявления особых талантов, мэтрэссы.

РАНЕЕ

- Ви-е-ри, - четко, по слогам проговаривает уставшая от дороги чародейка непонятливому аборигену местных земель. Тот смотрит на нее чересчур добрыми глазами и понимающе кивает, хотя Грэхэм уверена, что ни черта он не понимает, потому повторяет, - Кресенция Виери. Мне сказали, что она находится в Вашем поселении, - низкорослый мужчина снова кивнул и улыбнулся.
Ничего.
Пока раздражение не забурлило в венах, Мойра махнула рукой в вежливом жесте прощания (получилось это, правда, весьма небрежно) и отправилась в поисках следующей своей жертвы по расспросам, жалея, что отказалась от услуг проводника.
Спустя примерно час, женщина оказалась у входа в одну из пещер, гонимая интересом.
- Тебя было нелегко найти, - приветственно кивнув, Мойра посмотрела вглубь черной бездны, попутно обращаясь к Энце, словно последний раз они виделись пару дней назад, - полагаю, наш дальнейший путь ведет именно туда?

Отредактировано Мойра Грэхэм (2019-09-16 09:51:27)

+5

3

Кресенция сидела на камне и рассматривала свои ногти, игнорируя окружающий пейзаж и слабые магические вибрации, доносившиеся до нее. Пейзаж был неплох, во вкусе лигийцев: всхолмленный ландшафт, высокая трава, куча разных камней — от мелких камушков до булыжников весом под центнер. Все вокруг зеленело. Слабый ветерок, продираясь сквозь заросли кустарника, смешивал нежный аромат цветущего шиповника с гнилостной вонью барбариса и терпким, но в целом приятным запахом орешника, рассыпающегося золотистой пылью в ответ на каждое прикосновение. Солнце, большое и ослепительно-яркое, как и в предыдущие шесть дней, равнодушно, но щедро изливало свой свет на диковатую возвышенность, и даже огромный заросший лесом холм, высившийся впереди, не тяготил взор и сердце. Вокруг было тепло, светло и спокойно. Щебетали птицы, какая-то странная пятнистая ящерица с крыльями и красными глазами пробежавшись по камню, на котором сидела Энца, скрылась в траве. Маг не стала ее ловить — ее интересовала дичь покрупнее: кто-то или, скорее, что-то размером с человека, кто-то (или что-то), убивающий людей с несвойственной бестиям эксцентричностью; с возмутительной, омерзительной, чудовищной театральностью. Всегда была импровизированная сцена: круг выжженных растений, ровный, будто его начертили циркулем, и еще один круг поменьше, из черепов мелких зверей и птиц. Венчало композицию всегда одно — освежеванное тело, туша, когда-то бывшая человеком. За последний месяц отмеченный Бездной художник поставил четыре сцены с четырьмя жертвами. Первая была собирательницей трав из Иларии, остальные — детьми из племени брасгенов. Кресенция узнала об этом случайно и не могла не вмешаться. Не могла упустить шанс изучить такое уникальное чудовище. В том, что действовало чудовище, а не свихнувшийся маг она была уверена почти наверняка. Будь убийства делом рук мага, все на многие километры вокруг вибрировало бы от грубого вмешательства в Плетение, дрожь стояла бы такая, будто по окрестностям маршируют имперские легионы в полном облачении, но Плетение было нетронуто. Единственным, что тревожило мировой узор, была магия ее ученицы (в мыслях Кресенция уже давно звала Айрис ученицей), расчищавшей заваленный камнями вход в пещеру. Энца могла бы ей помочь — плетение перемещения было предельно простым, но при этом оно отнимало много силы, а Энца хотела сохранить всю силу на случай, если та понадобится для битвы с чудовищем.
— Поторапливайся! Я не собираюсь торчать тут весь день! — крикнула маг, ненадолго оторвавшись от созерцания собственных ногтей. В этом не было особого смысла, так как Айрис как раз откидывала в сторону последние крупные камни. Энце просто хотелось услышать чей-то человеческий голос, хоть бы и свой.
Она в последний раз приложила ладонь к гладкому теплому камню, на котором сидела, и встала. Расправила рукава безупречно белой рубахи, поправила мягкий кожаный корсет, разгладила тоже черные узкие кожаные брюки, явно в том не нуждавшиеся, подошла к ученице, которая уже стояла перед темным неровным входом, и не ощутила ничего, кроме легкой прохлады от накрывавшей их теперь тени.
Сзади раздались шаги, так мог бы звучать ветер, путающийся в разнотравье и взметающий с земли сухую пыль, но ветра не было. Энца обернулась на звук, и ее приветственная улыбка была… вызывающе угрожающей. На поясе, на видном месте у бедра, у нее висел кинжал, но к нему она даже не потянулась, просто чуть напрягла правую руку. Напрягла и тут же расслабила.
— А! Это ты, — выдохнула она, щурясь на подходившую молодую женщину: почти одного с ней роста, стройную, в простой походной одежде, так удачно подчеркивающей изящество ее фигуры, что это не могло быть просто совпадением.
— Далековато ты забралась, северянка, — со смехом выдала Энца. Видеть знакомое лицо здесь, сейчас, было приятно. — Зачем ты меня искала?

+5

4

- Что не сделаешь, ради достоверных новостей о благополучии давней знакомой, - вдохнув полной грудью, Мойра внимательно изучает снаряжение той самой знакомой, приходя к выводу, что чародейка была готова к бою. Грэхэм взволновал вопрос «с кем?», но прежде чем задать его, ее взгляд переметнулся на девушку, стоявшую возле входа в пещеру и груды камней.
- Ты нас представишь? – брови слегка взметнулись вверх, а губы дрогнули в вежливой улыбке, - очевидно, что ты действительно находишься в здравом теле, однако сомневаюсь, что оно таким останется, - говорит, подходя ближе, - я знаю это выражение лица. Откроешь секрет своего похода? И стоимость вознаграждения, - добавляет чуть погодя. Сказывается продолжительное время, проведенное в компании экзекуторов, не иначе.

+4

5

Энца поймала взгляд Мойры и, искоса глянув на синеокую девушку, что стояла теперь за правым ее плечом, усмехнулась последнему вопросу, заданному подругой.
— Вознаграждения? — Энца удивленно вскинула брови, а левую руку подняла к груди, касаясь как бы невзначай охватывающего шею кружевного ожерелья с крупным темно-фиолетовым камнем. Это был семнадцатикаратный аметист, но на глаз отличить его от сапфира смог бы далеко не каждый мастер-ювелир. — Мойра! Ты же знаешь, все, что я делаю, я делаю ради блага магов.
Она посмотрела на солнце, висевшее высоко над соснами. До наступления темноты оставалось еще часов шесть-семь, но рисковать магистр не желала.
— Идем, поговорим по дороге. Айрис, бери фонарь и иди первой. Только не торопись.
Сама она тоже подняла стоящий на твердой каменистой почве фонарь, зажгла в нем огонь легким движением пальцев и последовала в расселину за девушкой, которую звала Айрис.
— Моя… помощница, — негромко пояснила Кресенция, пока все трое пробирались по узкому извилистому проходу. — Десять шагов. Пятнадцать. — От ученика, которого навязал мне орден, никакого толку.
Энца насчитала тридцать шагов, когда идущая впереди Айрис остановилась перед развилкой. По всему выходило, что они прошли метров двадцать.
— Холерный бес, — взвилась Энца. — Ну-ка, пусти!
Протиснувшись мимо помощницы (ученицей она звала Айрис только в мыслях), Энца принялась внимательно осматривать разделяющийся коридор. Она и сама не была точно уверена, что пыталась найти, какую-нибудь отметину, оставленную чудовищем, но древние известняковые камни казались нетронутыми. Тогда Энца опустила глаза к такому же каменному полу с мелким желто-коричневым порошком, похожим на песок, но и там не было никаких следов.
— Холерный бес, — выругалась она себе под нос, а потом заметила камень в углу у прохода слева: половину булыжника размером с кулак, одна сторона его была слоистой и гладкой, как стекло. Энца не была экспертом по драгоценным и полудрагоценным камням, но агат узнала, а поскольку иных ориентиров в пещерном коридоре все равно не было, решила, что начать можно с левого прохода.
— Налево. Айрис, вперед.

Они миновали еще четыре развилки. У каждый находился кусок агата, отмечавший путь.
Коридор петлял, три девушки (две из которых были девушками только на вид), спускались все ниже. В узких коридорах было ощутимо жарче, чем на поверхности. Энца даже начала задумываться о том, чтобы ослабить шнуровку корсета, но сделать это не успела — проход вывел их в небольшой зал метров двадцать шириной. С потолка, тонущего во тьме, свисали лимонно-желтые зубья сталактиктов, а снизу им навстречу тянулись такие же светло-желтые сталагмиты. Воздух здесь был такой же сырой, как в остальной пещере, но к обычным запахам влажного камня и плесени примешивался кислотный запах, навевавший мысли о лаборатории. Впрочем, о лаборатории здесь напоминал только запах. В остальном же пещерный зал больше напоминал очередную инсталляцию или заготовку к ней. На влажном полу тут и там попадались кости из скелетов небольших животных, а в одной из луж с отложениями солей на дне Кресенция заметила глиняные осколки.
Они нашли убежище чудовища.
— Мойра, начинай плести щит, — отчетливо скомандовала Энца, — а ты, Айрис, продолжай идти.
— Если на нас нападут, не защищай ее, — очень тихо произнесла Энца, когда Айрис оторвалась от них шагов на десять. — Хочу посмотреть, на что она способна.

+4

6

Прощупав воздух на момент использования плетений, Мойра не нашла ничего необычного. Или не успела найти, так как ответ Энцы заставил ее слегка отвлечься и улыбнуться знакомой, теперь уже чуть шире, благородно кивая и отвечая с тем же, присущим им обеим, достоинством:
- Безусловно, все – ради блага магов. Как я могла забыть, - двусмысленная речь не нашла своего продолжения, поскольку с ними находилась еще одна загадочная и молчаливая особа, послушно следующая указаниям Виери.
Все то время, что им пришлось протискиваться в узком коридоре пещеры, напомнило Мойре времена, когда ей приходилось проделывать все то же самое суровыми зимами в горах родного севера. Может, поэтому приступ удушья, появляющийся на самых ранних этапах ее службы в армии среди замкнутого пространства, не стал проявляться сейчас.
А, может, озабоченный вид приятельницы и ее стремление пройти дальше, подогревали интерес. Ведь Энца так и не ответила на поставленный ранее вопрос.
- Полагаю, ты нашла то, что искала? – услышав команду о возведении щита, Мойра с сомнением осмотрела просторный зал, где они оказались, и глянула на Айрис, начиная плести заклинание защиты для Энцы и себя.
- Если? Будь добра, скажи, хотя бы, какого размера наш предполагаемый убийца, - встретив взгляд магистра, Грэхэм добавила, - местные упоминали что-то о чудовище, мы ведь здесь из-за него? – помощница мага, тем временем, стала заметно замедлять шаг, и Мойра поравнялась с чародейкой, - она совершенно точно способна быстро умереть, так что подумай насчет...

Договорить маг не успела. Из-за массивных сталагмитов быстро, словно термиты, начали расползаться арбалетчики с наставленными на них стрелами. Мойра не была бы так внешне спокойна, знай она с самого начала, что они зачарованы, и ее защита против них не сработает.

... наконечник стрелы был направлен прямо в горло женщине. Он угрожающе дрожал, словно, любое ее движение привело бы древний механизм в действие, поэтому ни сплести заклинание, ни даже отвести взгляд от острой пики она не могла.
Вместо этого Мойра лишь тихо прошептала, зная, что акустика того места, где они находились, доставит послание до ушей двух магов, находящихся в таком же положении.
— Самое время для выявления особых талантов, мэтрэссы.

Отредактировано Мойра Грэхэм (2019-09-16 11:15:00)

+3

7

... они выслеживали таинственного убийцу и след, пусть и не абсолютно очевидный, привел их прямиком к этой пещере. Пещеры Айрис не любила, да и едва ли кто-то мог похвастаться подобной тягой. Кого в детстве не пугали страшной историей о темной и жуткой пещере, в которой можно наткнуться на неведомое зло? Всех и каждого, предостерегая тем самым от необдуманных действий и от излишней рассеянности.
А в этой пещере действительно мог кто-то жить, так что от этого её нелюбовь становилась только сильнее. Пасовать из-за своего страха она, разумеется, тоже не собиралась, пусть то и дело оглядывалась на Кресенцию, отодвигая очередной камень со входа. Не сказать, что это доставляло ей особое неудобство, особенно глядя на то, что её наставница была занята разглядыванием окружающего пейзажа вовсе не из каких-то практических побуждений, а скорее так - от скуки больше.
Наставница, конечно же, было довольно громким словом, учитывая, что на людях она предпочитала играть роль того, для кого Айрис является скорее... кем-то сильно смахивающим на служанку. Формальности её волновали мало. Особенно учитывая то, что в последние месяцы она все больше демонстрировала свое расположение и, кажется, была предельно искренней.
Последний камень был сдвинут и смахнув пару капель пота со лба, Айрис повернулась как раз к тому моменту, чтобы заметить, что теперь они не совсем одни.
Незнакомка, поглядывая на Айрис, вела непринужденную беседу с Энцей, а та ей отвечала без какого-либо напряжения, что могло означать одно - они либо подруги, либо научились хорошо терпеть друг друга.
Как предполагала сама Айрис помощь бы не оказалась лишней - тем более от того, кто не несет в себе враждебных намерений.

... шагая в темноте и высвечивая себе путь фонарем в котором от легких сквозняков чуть подрагивало пламя свечи, Айрис вовсю обвиняла себя излишне трусливой. Хотя кто бы на её месте не пугался?
Очевидно тот, кто довольно часто имел дело с теми монстрами, что убивали людей и могли скрываться в подобных местах. Дыхание выровнялось, а рука дрогнула всего пару раз.
Какое бы ей стоило применить заклинание для начала, если она повстречается с ним лицом к лицу? Очевидно, что-нибудь очень быстрое, что-то такое, что будет неожиданным, а потому окажется спасительным... наверное.
То, что это засада было ясно почти сразу стоило только услышать в окружающей темноте посторонние шорохи. Но то, что это засада столь многочисленная стало для Айрис большим сюрпризом. Рука все еще сжимала фонарь, позволяя различить очертания арбалетов и стрел, совершенно упуская из виду тех, кому пришло в голову устраивать здесь засады. А самое главное - на кого.

- Может стоит сказать, что мы тоже ищем здесь кого-то? - тихо осведомилась Айрис к стоящей рядом Энцы. У нее был один действенный прием против подобных засад, а именно одна мгновенная яркая вспышка, слепящая глаза не хуже солнца, но лезть вперед той, кто знал и умел очевидно больше чем она ей не слишком то хотелось. К тому же, не исключено, что столкновения можно было избежать... переговорами.

Отредактировано Айрис (2019-09-18 00:06:52)

+3

8

— Не стрелять! — резкий окрик раскатился по пещере долгим эхом, заполнившим собой все. Голос, вернее его отголосок — стрелять-…лять-…ть — вибрировал в воздухе, просачиваясь в каждую щель, каждый нерв, прямо в сердце. Голос, который она надеялась больше никогда не услышать.
Энца выронила фонарь. Он потух, но было уже поздно.
Слева дернулась чья-то тень.
— Да это она! Та сука, ко… — взвизгнула тень, но ее оборвал голос справа.
ТИШИНА, Кёрд. — Не перебранка — приказ.
И в пещерном зале установилась тишина, которую нарушал лишь звук каплющей воды.
— Алан, — магистр повернула голову вправо, к одной из известняковых колонн, и слепо пялилась в темноту. — Неожиданно.
С голосом ей удалось совладать сразу. С собой — нет.
— Мы ищем… — начала она, но была грубо перебита.
— Вопросы задаем мы.
Магистр не смогла сдержать презрительной усмешки. Она и завтрак-то с трудом удерживала.
— Ну давайте, задавайте.
Вновь установилась тишина, потом из темноты за колонной послышался звук, похожий на вздох.
— Что за тварь ты создала на этот раз?
Взгляд Энцы налился свинцовой тяжестью. (Игнорируя взгляд Айрис), она посмотрела на Мойру, застывшую впереди в боевой стойке. Мойра Грэхэм, боевой маг армии, могла бы убить как минимум половину дозорных с арбалетами наизготове, прежде чем они убили бы их. Энца шагнула вперед, чтобы встать плечом к плечу с ней. Раздался глухой щелчок, и икроножную мышцу ожгло болью. Небольшая стрелка прошила насквозь сначала щит Мойры, а после ногу Энцы. В следующую секунду маг уже была на каменном полу, сидела на бедре посреди небольшой лужи, вцепившись в раненную ногу и мыча. Порванная штанина за каких-то пять-шесть ударов сердца пропиталась кровью. Энца точно знала, как выглядит ее голень, могла в деталях представить, что происходит с кровью, мышцами, как образуется гематома.
Алан спокойно повторил свой вопрос.
— Что за тварь ты создала?
— Дурак, — прошипела Энца, с ненавистью глядя туда, где скрывался этот ублюдок, не стрелок — командир.
— Я не спешу, но на твоем месте поторопился бы.
— Дай хотя бы остановить кровь.
— Только двинься. Вы тоже, стоять.
— Какой же ты дурак! — проорала маг. Сдерживаться и притворяться не было сил. — Вы хоть знаете, что ищете? Осматривали тела? Когда их нашли? Через день, некоторых даже позже. Целый гребаный день на гребаном солнцепеке, и они практически не разложились, ни одно из тел. Успеваешь за моей мыслью? Вы все успеваете?
Боль нарастала. Сейчас только злость удерживала ее от потери сознания.
— Отслойка мягких тканей, растопленная жировая ткань — их сварили, в реке. СВАРИЛИ. В РЕКЕ. И вот вы тут, — голос Энцы звучал почти торжествующе, когда она обводила глазами зал, — без мага, снова, против чудовища, которое способно превратить воды холодной горной реки в кипяток.
Она не сказала, «без нас вы умрете», но эта невысказанная мысль повисла в духоте пещерной залы.
Стояла духота, а ее бил озноб. Болели глаза.
— Вы ведь пришли по другому тоннелю? И его здесь не было, и теперь он может быть где угодно во тьме за вашими спинами.
Энца услышала, как несколько солдат передернули плечами, вскидывая арбалеты повыше. Зачарованные стрелы, горящие, какая ирония, буйно-фиолетовым цветом подрагивали и светились, как маяк в ночи, превращая державших арбалеты солдат в мишени для любого, кто мог видеть плетения.
Словно в подтверждение ее слов тьма впереди сгустилась. Ощущение смутной, необъяснимой тревоги, пришедшее к ней во время монолога, нарастало, но она не могла быть уверена в его реальности, находясь на грани обморока. В глазах то и дело темнело, полагаться на них тоже не следовало. Энца была убеждена, что охвативший ее страх — не более, чем игра воображения, пока один из сталактитов не взорвался, осыпая все вокруг пылью и осколками камня.
Кто-то закричал. Полетели болты и стрелы, оставлявшие за собой расплывчатые фиолетовые следы.
Энца потянулась к мешочку, все еще висевшему у нее на поясе. Достала два небольших флакона, наполовину заполненных голубой слабо светившейся жидкостью — чудо, что они пережили ее падение.
— Мойра, лед. — Энца кинула один флакон Мойре, стоявшей в небольшом островке света фонаря. — Кидай, когда будешь уверена — другого нет.
— Айрис, свет, сейчас!

+5

9

Что Айрис поняла точно, так это то что у её наставницы были вполне себе определенные личные счеты с командующим этими людьми, что нацелили на них арбалеты. Очень личные счеты, раз невозмутимая обычно и уверенная в себе Кресенция от неожиданности выронила фонарь. Конечно хотелось верить, что они смогут заполучить себе союзников, что станет залогом успешной охоты на этого опасного монстра рыскающего где-то в округе. Один внезапный полет стрелы и все надежды пошли прахом. Она вздрогнула, держа крепко фонарь и лишь с ужасом слыша сухой щелчок и глухой стук с которым её наставница осела на каменный пол пещеры. По большому счету ей было уже плевать на тех, кто взял их в кольцо, окружая со всех сторон и явно не заботясь о собственной безопасности, лишь желая убедиться, что они несут эту опасность кому-нибудь другому. Например трем магам, которые оказались здесь из самых лучших побуждений.
Айрис захотелось тут же броситься к Энце, помочь ей с раной, но она не шелохнулась, хоть ей этого и очень хотелось. Тогда наставница бы точно посчитала её безрассудной и не способной мыслить трезво, а мыслить трезво в данной ситуации было не попасть самой на стрелу, чтобы пришлось лечить еще и её.
Так что пока Кресенция пыталась воззвать к здравомыслию того, кого она назвала Аланом, Айрис вслушивалась и всматривалась, пытаясь услышать и увидеть то, что могло укрыться от всех этих мужчин, искренне верящих, очевидно, что их главный враг уже перед ними.
Дурное предчувствие на этот раз шло откуда-то из глубины сердца, потому что перед резким затишьем вдруг последовал оглушительный взрыв, а потом уже началась бойня.
Айрис бросилась к Энце, царапнув коленом по твердому камню и очень надеясь, что тут, внизу, хаотичные выстрелы заряженных болтов не встретятся с её телом. Быстрее, чем она потянулась к ноге женщины, она услышала призыв создать заклинание света. Хотелось удивиться- как будто Кресенция знала, что именно это она и собирается сделать, но скорее уж догадывалась, потому как Айрис не скрывала, что пожалуй лучшее её боевое заклинание это яркая вспышка. Тут, пожалуй, яркость была не нужна - достаточно было осветить все пространство.
В её голове этот узор был подобен кругу вписанному в восьмигранник. Знак пульсировал и готов был взорваться яркой яростной вспышкой, ослепляя всех, кому в этот момент не повезло смотреть перед собой.
Не так ярко... Она взмахнула двумя руками отпуская маленькую сферу стремительно взмывающую вверх - чем выше, тем больше она выхватывала все пространство пещеры отбрасывая от окружающих камней длинные тени.
То, что напало на них было такой же тенью - не огромной, лишь не многим превышая размеры взрослого человека. Словно сотканное из самой тьмы оно остановилось возле окровавленного тела и взглянуло на Айрис. Точнее, ей только показалось что оно на неё взглянуло.
- Я его вижу! - Вскрикнула она, оповещая Энцу и Мойру, которая наверняка уже и сама все видела. - Там.
Монстр почуял неладное и нырнул за камень. Нужно было что-то делать.
- Твоя нога. У тебя есть зелье, которое остановит кровь? - Айрис знала, что наставница имеет при себе какие-то пузырьки, но вот что они могут... Порывшись в своей сумке она выудила маленький флакон. Её зелье было наверняка хуже, но по крайней мере, могло избавить от стремительной кровопотери. В тусклом, но ясном свете лицо Кресенции выглядело уж слишком измученным, а выражение лица никак не сочеталось с привычной манерой выглядеть и смотреть. Это вызывало в Айрис беспокойство.

+2

10

Мойра прищурилась, пытаясь найти в бликах фиолетового свечения стрел хотя бы одно знакомое лицо среди толпы арбалетчиков и их командира. Очевидно, окрик одного из солдат был адресован не ей.
Девушка покосилась в сторону Энцы, предпочитая не встревать в разговор, запоминать и... плести. Медленно, едва подрагивая пальцами, уверенно, отводя руку чуть за спину, чтобы никто не заметил то, чем она занимается.
Закончила она как раз тогда, когда названный Аланом начал допрос магистра. А следом, она встала рядом с Грэхэм, за что сильно поплатилась. Только вышколенным многолетними практиками волевым усилием чародейка осталась на месте, не двигаясь, не давая заклинанию ударной волны бездумно сорваться в стрелявшего. Услышав злобные хрипы Кресенции, Мойра тяжело сглотнула, не сводя взгляда со своей намеченной цели.
Лишь когда приятельница начала говорить о телах, ведьма, не удержавшись, глянула вниз, ища во мраке нотки привычной иронии в голосе Виери и не находя их.
Грохот от взрыва одного из сталактитов зазвучал с особенной силой в ушах. Мойра резко вытянула руку, кидая готовое заклинание вперед, в темноту, зная, что ни Энцы, ни ее подопечной в той стороне не будет. Страх темными прожилками начал свое движение по венам, но адреналин и опыт не давали ему затуманить разум. Опускаясь на колени возле раненой, Грэхэм искренне надеялась, что ни одна из слепо пущенных в чудище стрел, не достанет ее снова и Мойру заодно.
Единожды кивнув, женщина забрала у чародейки флакон, отдававший электризующей прохладой, и встала на ноги.
Арийс, которую невозможно было разглядеть в таком мраке и суматохе, на удивление, смогла услышать наставницу, и в следующее мгновенье весь зал пещеры озарила белая вспышка, заставляя невольно поморщится от ослепительного света всех присутствующих. Солдаты, дезориентированные, остались стоять на своих местах.
Кто-то пронзительно закричал, затем послышался скрежещущий хруст, и в поле зрения мага появилась темная фигура.
Тогда-то она и кинула флакон.

+2

11

Айрис не медлила, и Кресенция это оценила, мысленно приписав очередной плюс к счету — длинному списку успехов и ошибок — ученицы. Сумма выходила положительная. Пока.
А вот то, что девчонка сделала потом, пошло ей в минус. Правый уголок рта магистра досадливо дернулся, глаза заполнились слезами (конечно, не потому, что бестолковая забота ученицы заставила ее расчувствоваться — всего лишь от боли в потревоженной ноге), она выдохнула, смеясь:
— Как-нибудь обойдусь.
Ее заклинания были во много раз эффективнее зелий и, что было особенно важно сейчас, действовали быстрее. Рана была серьезной, но не такой серьезной, какой ее выставляла магистр. Выстрел оказался удачным, для нее. Стрела вошла в  заднюю область голени, пробив икроножную мышцу и задев латеральный край камбаловидной мышцы, пострадали в основном сухожильные волокна, но не кости, артерии и важные нервы. Стрелок был либо большим мастером, либо страшным мазилой, в зависимости от того, чего он хотел добиться.
Будь у Кресенции больше времени, она бы сделала все правильно: расширила бы рану, аккуратно извлекла бы стрелу, показала бы Айрис пару новых плетений. Времени не было. Были две руки руки, чтобы создать два плетения, но сначала обезболить ногу и отломать оперенную часть древка, ухватиться за железный наконечник, потянуть, вытянуть… Вся операция заняла не больше пяти-шести ударов сердца. Фиолетовые нити обвили лодыжку, проникли в кровоточащую плоть, через несколько секунд Кресенция уже могла стоять на ногах, сквозная рана затянулась, как порез, оставив после себя только крохотный продолговатый шрам, который не будет заметен на светлой коже.
К тому моменту, когда она встала на ноги, все уже было кончено. Температура в пещере упала градусов на пять. Воздух из кислого стал металлическим и холодным. Ее уникальное чудовище остановилось, скованное льдом, в паре сантиметров от лица одетого в кольчугу дозорного; размотанная тентакула (усик? стебелек?) открывала оскаленную пасть с четырьмя челюстями и десятками рядов конусовидных зубов. Тело еще одного дозорного лежало на полу в лужице льда, его лицо было обглодано. Остальные имперцы, те, у кого в руках были арбалеты, переводили их с магов на чудовище и обратно, не уверенные, в кого им стрелять и нужно ли.
— Не стреляйте, разобьете чары — солгала магистр, вплотную подходя к чудовищу.
А потом услышала тихий треск, от которого по рукам у нее побежали мурашки. Ледяной панцирь чудовища пронзила трещина, за ней другая, третья. Кресенция цветисто выругалась про себя, подняла к глазам полураскрытую ладонь со стеклянным флаконом и, оттащив за руку застывшего в считанных сантиметрах дозорного, бросила бутылек к ногам закованного в лед существа.
— Похоже, надолго это его не задержит. Попробуйте его разбить.

+2

12

Хорошо иметь подругу-лекаря.
Еще лучше, если она сама может о себе позаботиться, пока Мойра кидает ампулу с (как оказалось) замораживающим зельем прямо в чудище, каких еще не видела. Большое внимание чародейки привлек не размер существа и даже не наличие щупалец, а ряд острых зубов, окрашенных алой кровью того бедолаги, которого угораздило попасть под горячую руку потревоженного зверя.
Грэхэм лишь раз глянула на распростертое на полу тело – видала и похуже – и затем оглядела компанию из арбалетчиков, начиная плести новое заклинание чисто на автомате, на всякий случай.
И случай представился довольно быстро.
- Полагаю, это тот самый объект, который ты хотела найти, - тихо молвит, подойдя к подруге, посматривая на Айрис. Как много они могут говорить при помощнице магистра?
- Остается лишь узнать – зачем? – брови слегка дернулись, а на губах мелькнула призрачная улыбка. Всего лишь маска на все случаи жизни. Чтобы никто не увидел страх, поразивший Мойру с первым треском ледяной оболочки пойманного зверя.
Арбалетчики, услышав предостережение Виери, не стали пускать свои стрелы в ход, действительно опасаясь, что тем самым разрушат чары, так что Грэхэм решила взять инициативу на себя.
- Вам лучше отойти, - обращаясь к Энце и к солдату, стоявшему рядом, маг вскинула руку с готовым плетением, направляя довольно мощный удар на чудище и надеясь, что он замерз достаточно, чтобы разлететься по кусочкам.

0


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Под темными сводами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC