Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Настоящее » Цена вопроса


Цена вопроса

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/5TQZC.png

Место и время: 2 число месяца леса, 1295 год
Участники: Гаспар Скалиджери, Дебора Маклахлан

Дороже всего нам обходятся собственные иллюзии
Иллюзией все богатство писано. Именно затем зажиточные люди приходят на аукцион, чтобы позубоскалить, а заодно и прикупить чего-то для поддержания образа исключительно благопристойного. Присутствие в таких местах личностей с репутацией темной, вроде Гаспара Скалиджери, оправдано его высоким положением, пусть и нежеланно. А вот магов на приемах видят редко. В данной истории на обычном аукционе появляются и маг, и мучитель, а объектом их интереса станет один артефакт, замаскированный под предмет искусства.

+2

2

Аукционы в Иларии при всех своих потугах сравняться с Овернскими не могли сними даже сравниться. И это было замечательно. На подобных мероприятиях Гаспар искал не изысканного общества, утонченного вина и пышности убранства зала, а уникальные артефакты, непризнанные шедевры и все то, чем не был еще пресыщен старый свет, и мог удивить новый.
По этому на иларианских аукционах Гаспар Скалиджери быстро стал завсегдатаем. Его боготворили устроители и ненавидели коллекционеры-охотники за диковинками. То на что падало внимание негоцианта становилось его. Гаспар взвинчивал ставки до неподъемных, и неизменно получал то, чего хотел. А в последнее время играл он и в иную игру. Поднимал ставки на совершенно не интересный хлам, вынуждая других включиться в торги, ведь не может же быть, что бы он - наследник Скалиджери, намеревался купить пустую безделицу, а потом отступал, очищая таким образом карманы наивных коллекционеров от излишков золота и выводя их из игры еще до ее начала.

Сегодняшние торги мало чем отличались от иных. Разве что магов было несколько больше обычного. Эти были самыми настырными конкурентами. Упрямыми и костными. Что несколько раздражало. Но и забавляло одновременно. Большинство из них вопреки гонору были бедней храмовых мышей и неизвестно какую рыбку пытались выловить в столь мутной воде.
Впрочем, куда же без исключений? На сей раз оно было во-истину приятным. Мэтресса знала чего хотела, была настойчива и не собиралась уступать. Гаспар мог бы даже задуматься о том, что бы уступить исключительно ради ее прекрасных глаз, но нет. Не в этот раз. И не с этим лотом. Так, что негоциант отсалютовал даме бокалом и поднял ставку сразу в три раза.

В какой момент торги перешли все мыслимые и не мыслимые разумные пределы и приобрели скорей соревновательный характер нежели какой-то еще, Гаспар не уловил. Но его оппонентка явно знала толк в азартных играх. А еще, очевидно была великолепным алхимиком. Открывшим секрет превращения любых металлов в золото. Иначе объяснить те суммы, которыми она апеллировала было бы затруднительно. Кто знает, может быть у не и филисофский камень вместе с секретом вечной жизни, где-то завалялся? Всенепременно нужно будет познакомиться после с мэтрессой.
Негоциант даже успел решить для себя, какие цветы пошлет ей после в качестве извинений за выигранные у нее торги. Когда в конец измотанный аукционер объявил о перерыве. Такого на памяти Гаспара прежде не случалось. Из состязания давно вышли все прочие участники, вместо этого принявшись делать ставки на него и мага. Но видимо, нервы и силы у распорядителя оказались весьма ограниченными.
Лот унесли с постамента. Ночь давно перевалила через экватор и стремилась к утру. Гостей пригласили в бальный зал поближе к напиткам. Тем же, кто выиграли свои сокровища в начале и не собирался далее участвовать в аукционе, предложили расплатиться и забрать свои приобретения.
Гаспар взял пару бокалов и направился к своей противнице физически ощущая тот легион взглядов, что был направлен на них. Еще бы. Любопытство побеждает даже усталость. А высший свет Мессиании был подобен захолустной деревушке: мал, полон сплетен, замкнут сам на себя и по тому неизвестных лиц здесь не было. Однако, появление мага, апеллирующего подобными суммами, да еще и дамы… Негоциант был уверен, что завтрашние сплетни его позабавят до крайности.
- Мэтресса,-  негоциант церемонно поклонился даме. - мы не были представлены. Гаспар Скалиджери, к Вашим услугам. - он протянул ей кубок. - Сегодня Вы - королева вечера. Нынче же днем вся Илария заговорит о Вас.

+2

3

Сегодня она купалась в лучах славы, столь не нужной её возрасту, но столь привычной для мага, написавшего не одну работу, создавшего не одно плетение и принявшего участие в делах, прежде уготованных не наделенным магическими талантами аристократам. Дебора Маклахлан, неформально Лахлан, была большой редкостью для всего высшего света, от которого она имела свойство отказываться. Но вопреки всему в свет она выходила грациозно, уделяя время нарядам, поражающим своей оригинальностью. Они отражали её саму. И если кто-то и говорил, что её стрелки на веках могут убить, то это был не просто красивый оборот.

Сегодня был именно такой день. Стрелки могли убивать, бабетту разбавляли черные перья, припудренные махаоновой пыльцой, а строгое черное платье фактурно напоминало иней на окнах малигарских горных домов.

По статистике основная часть магов, воспитанных в существующих орденах, забывала о своих корнях. Будучи ученым магом Дебора Маклахлан не любила статистику. Статистика не учитывала тот факт, что большинство магов отказывалось от семьи, потому что их семья была бедна. Как и основная часть мира, к великому счастью лиц, не обделенных золотыми горстями и перстнями.
Клан её не был беден, попытка забыть о нем и вычеркнуть из жизни привела бы к упущенной выгоде. Отец Деборы, Джеймс Лахлан, уже почивший, наказывал своим детям не упускать выгоды. Старик прожил хорошую жизнь и умер преисполненным гордости за семейство, потому его наставления вполне можно считать учебником к счастливой жизни.

- Тетя, я же говорил, что подонки Скалиджери всегда берут свое, - парень двадцати лет проговорил предложение со слабым, но уловимым малигарским акцентом. Это был высокий парень нормостенического телосложения с огненно-рыжими переливами, затерявшимися среди каштанового хаоса кудрей, убранных в короткий хвост сзади. Ранее эти рыжие кудри пружинили в такт его нервному хождению по комнате своей прабабушки, которая настойчиво требовала называть её тетей. – Эти Tolla-thon думают, что им принадлежат все деньги мира.

- Алан, это очередной избалованный аристократ, добившийся высот благодаря протекторату собственного отца и сделавший себе имя злостного мучителя, потому что ему такая лесть приятна по молодости. К слову, он идет к нам, поэтому будь добр, убери лицемерную улыбку со своего лица и будь более искренним.

Сегодняшний артефакт был важен для неё. Конкурент даже не знал о существовании магического умысла в мазках краски, играя с огромными суммами просто ради забавы. Такому некомпетентному в вопросах магии юнцу она не могла проиграть.
Магесса почтительно кивнула и взяла бокал.

— Мы заочно знакомы, мои дражайшие племянники уже имели дело с Вами. Я надеюсь, Вы не хотите отравить меня, чтобы уйти единственным победителем в глазах здешних господ? – мэтресса отпила напиток, поморщившись. – Напитки здесь неоправданно переоценены. Вы не обращаете внимания на суть, вас интересует оболочка, а не история.

Проводив уходящего "племянника" взглядом, мэтресса прошла к витрине с выставленной глиняной статуэткой, исчерпывающе много говорящей об идеалах красоты, царящих на Мессиании еще задолго до рождения Деборы.

— Это вино сделано из винограда сорта Шардоне, не изысканного, вечно мягкого и маслянистого.  Совиньон основной массой людей недооценен, хотя более сложен в культивировании и виноделии. Вино, как Вы понимаете, прекрасно характеризует эти бессмысленные торги и все будни аристократов. Вы не знаете ничего об этих статуэтках или картинах, копьях, местной фауне, флоре и жителях. Но боретесь. Ради чего, Гаспар?

+1

4

Должно быть смотреть сверху вниз, будучи столь незначительного роста, как уважаемая мэтресса, - было особым талантам, которому наверняка обучали юных падаванов ордена Тора Эбине. Впрочем, она как истинная представительница своего вида использовала дамские хитрости. И учитывая размер конструкции на ее голове назвать эту «хитрость» «маленькой» язык бы не повернулся и у самого отъявленного лицемера.
Гаспар улыбнулся даме, заглянул в свой бокал, поболтав вино так, будто рассчитывал разглядеть там яд или что-нибудь поинтересней.
- Ну, что Вы, мэтресса, яд - оружие женщин и трусов. - он отсалютовал собеседнице и сделал глоток, - К тому же, мне нет никакого дела до глаз и прочих частей тела здешних господ. И, кстати, передайте мой поклон Вашим племянникам, мне приятно, что слава обо мне летит впереди меня. И коль скоро Вы состоите в близком родстве, это в корне меняет дело! Я с радостью уступлю Вам артефакт. - глаза негоцианта лучились искренним весельем. Разговор доставлял ему удовольствие и скрывать это было бы в высшей степени не честно. - А Вы незамедлительно вручите его мне в уплату долга Ваших племянников.
Почтенный светоч магии тем временем с изяществом достойным лучшего применения и ненавязчивостью  зыбучих песков приступила… Гаспар даже удивленно поднял брови:
- Мэтресса, Вы со мной торгуетесь? - о, торг наследник Скалиджери способен был распознать издалека, сколь изысканно бы его не маскировали. Хоть Савиньоном, хоть Шародоне, хоть Шпетлезе, которому сам Гаспар отдавал предпочтение. - Вы бы удивились. - рассмеялся он в ответ на ее эскападу о его ограниченности. После событий двухлетней давности он многое мог бы рассказать о местных изделиях. Особенно скульптуре. И резьбе по кости. Гаспар вероятно, мог бы считаться экспертом.- Знаете, один умный человек сказал, что все беды в мире от недостатка информации или ее отсутствия. Но Вы, кажется, почти добрались до сути. Так что Вы намеревались мне предложить?

+1

5

Если бы речи о ядах слышал кто-то из зельеваров, он бы усмехнулся и многое поведал бы Гаспару. Хотя скорее промолчал бы об изучаемых годами рецептах, колотых шипами растений пальцах, достигнутых успехах. Маги влияли на этот мир, их знания управляли этим миром. Травники и алхимики без магических талантов влияли на судьбы людей. И яды были полезны.
– Трусов нет, есть лишь ищущие выгоду люди. Я всю жизнь слышала от простого люда, что маги – трусы. Они говорили это за спиной, потому что боялись. Ведь храбрые люди обычно быстро кончают, вам ли не знать? – кто такой Гаспар Скалиджери, не знал пожалуй только самый отрешенный отшельник мира высшего общества. Он выходил сухим из многих передряг, закрепляя за собой образ мучителя, истязателя и безумца, и усложняло его образ. Решение его загадки наверняка было простым, но Деборе не особо хотелось решать загадку без надобности.
На время забыв о заинтересованном в ней молодом человеке, она мило поздоровалась с одним из постояльцев, что часто ночевал в гостевом доме в компании некой красивой особы. Но тот поспешил уйти подальше от Гаспара и женщины, знавшей столько многое о его жизни. Впрочем, Дебора владела действительно полезной информацией об определенных колонистах, посему её жизнь и была незабвенно сладка. Маклахлан получала жизнь без конфликтов с простыми людьми, а иногда благосклонность и денежные компенсации.
Она вспомнила о своем спутнике и сладко улыбнулась, повернувшись к аристократу.
– Сколько раз я это слышала за всю свою жизнь, Гаспар. Фразы о торгах и моих племянниках, эти хитрые смешки и сладкие улыбки. Рано или поздно вы, как и любой, кто удосужился меня видеть настолько близко к себе и вести диалог, придете ко мне и будете просить решить некоторую проблему. Ведь как вы и говорите, все беды от неведения. А много ли вы знаете в свои годы? – мэтресса поставила бокал на поднос и на пару секунд отвлеклась на шепчущихся баронесс, после чего взглядом позвала спутника за собой. – Я готова уступить этот лот. Взамен я хочу посмотреть на него вблизи.
Они вышли из помещения на прохладную улицу, где расположились смакующие глиняные трубки нобели, ведущие разговоры о бизнесе. Мужчины невольно покосились при виде двух не самых приятных конкурентов. Однако при всей любви к себе, Дебора понимала, что вся нелюбовь, сочащаяся из толпы, была направлена не по отношению к её персоне.

+1

6

Гаспар не смел претендовать на понимание высшей мудрости озарившей уважаемого мага. Так что уточнять откуда ей уроженке аристократического рода и магистру ордена столь хорошо известно мнение простого люда, он не стал. Высшая мудрасть она такая - чуть усомнишься и пиши пропало. Но все же сдержать смех улыбку оказалось выше его сил:
-  Мэтресса, будь Вы мужчиной. Я бы уже вызвал Вас на дуэль. - вино закончилось и Гаспар поспешил сменить бокал. Вести подобные беседы трезвым было бы непростительной ошибкой.
Слуху почтенного магистра можно было только позавидовать. Она слышала и шепотки простолюдинов и, очевидно, все то, что уже сказал или собирался сказать ей Гаспар и все прочие простые смертные. Впрочем, непростые смертные, вероятно, от ее слуха тоже не укрылись.
Негоциант покорно последовал за дамой. Прохладный воздух ночной Илирии уже остудил раскаленные за день камни. Дышать им было легко. Соленый запах моря был куда приятней благовоний, которыми пропитались сами стены аукционного дома. Наследник барона вновь, как несколькими минутами ранее с некоторым подозрением заглянул в свой бокал. С самого начала этого разговора он не мог отделаться от странного привкуса. Будто своим обществом его удостоила бывалая маман из известного заведения. Сперва Гаспар винил во всем не самый изысканный напиток. Но лишь первые несколько глотков. Несправедлив он бывал к людям, а вино определенно подобной жестокости не заслуживало. Да и сама мадам минутой позже поспешила вынести ему оправдательный приговр.
Гаспар повернулся к собеседнице. Глаза его смеялись.
- И все же, когда нужда заставила, Ваши родственники обратились именно ко мне, а не могущественной Вам. - пожал он плечами.  - Вы говорите и говорите, мэтресса… Но великие маги, по сути, чем отличаетесь вы от тружениц веселых домов? Те так же продают свои услуги за деньги. И поверьте, иметь дело с ними куда приятней. - Салиджери послал даме самую светлую из своих улыбок, - А что то столь беспокоящего Вас возраста, мадам. Боюсь, с годами глупость теряет свою очаровательность.
В первые мгновения, Гаспар не обратил внимания на суету и шум в оставшемся позади особняке. Скандалы на подобных мероприятиях случались нередко. В этом была их прелесть. Или какая-нибудь дама решила, что не выполнила план по обморокам на сегодня.
Но на ступенях появился распорядитель, попросив всех вернуться внутрь.
- Нет. Мне любопытно узнать с какой суммой Вы готовы расстаться. - рассмеялся Скалиджери.

0

7

Гаспар Скалиджери был чрезмерно уверен в своих силах. Это бахвальство сочилось из него, окропляя окружающую среду ядом из самоуверенности и безжалостности. Это было скучно и быстро надоедало. Девора, работавшая при дворе, искусно скрывала собственные эмоции, но ей хотелось зевнуть, забыв обо всех нормах поведения в высших кругах. Но она не стала. А вместо этого с головы до ног осмотрела говорящего.
По мнению Маклахлан, идиллич во взаимоотношениях негоцианта и общества была слишком лживой. Барон был излишне социален и зависим от чужого мнения. В этих излишках, которые можно было снимать словно сливки, не было толку. Это была зависимость, не подкрепленная пользой или делом. Пустое существование красивой жизни.
В таких местах не бывало иначе.
Не успела она и слова молвить, как толпа из осанистых, полных, сухощавых, надменных и прочих нобелей медленными шагами направились в помещение. Она последовала на толпой, опережая собеседника.
— Хочешь потерять друга —  займи ему денег. Кто, как ни Вы, познал эти истины? —  мэтресса приподняла подол платья и взошла по ступеням. На входе обернулась к собеседнику и со всей осознанностью закончила диалог.
—  Я хотела бы сказать, что не ожидала услышать такое заявление от барона. Но вы носите титул учтивости, —  она выдержала секундную паузу, холодно улыбнувшись Гаспару. —  Никогда более не говорите так, иначе от леди из веселых домов Вас будут лечить маги с очень невеселыми ценами даже для рода Скалиджери.
Чего ей стоило незаметным движением пальца проучить негоцианта? Или уступить ему артефакт? Все равно тот не стоил таких денежных затрат, гораздо проще было заполучить его более хитрыми путями.
Эта мысль не давала ей покоя. Деборе редко хотелось использовать темные стороны магии метаморфоз для получения удовлетворения. Будучи мастером в деле болезней, она редко прибегала к магии для достижения личных целей. Там, на Континенте. Но в Мессиании её потенциал рвался наружу.
Гаспару показалось, что в воздухе стало сухо, он закашлялся. Дебора осеклась. Через секунду она осечется уже во второй раз, когда срывающийся на высокие ноты голос учредителя произнес мрачную новость:
—  Господа, торги на лот отменяются, картина Эдгара Хуна пропала. Прошу прощения за беспокойство. Нам придется временно приостановить торги и попросить вас оставаться в помещении.
Удар молотка расставил все по местам и закончил речь. Он стал знаком для синхронного появления ранее невидимой стражи.
“Ерополем дери, дело становится все интереснее”

0

8

Нелепая женщина в нелепом наряде. Она щедро разбрасывалась пылью в глаза пытаясь создать иллюзию. Гаспару было не досуг разбираться чего именно. У нее наверняка, имелись на этот счет собственные соображения и фантазии. Ман несла чушь, как делают старики, чей разум подточило неумолимое время. Они тоже живут в своем мире, очень далеком от реальности. Уверенные в своей силе и могуществе. Эта же… эта даже не знала о чем говорит. Но была убеждена, что мир вертится вокруг нее. Убеждение вполне естественное для женщин. Элоиза тоже верила в это. Но эра Элоиза была прекрасна, изящна и неизменно очаровательна даже в своих маленьких глупостях. Эта же… Эта была просто дурой. Гаспар поздравил себя с тем, что впервые встретил даму по-истине достойную сего безискусного определения. Редкий экземпляр. Впору выставлять на аукцион. Может, кому пригодится?
- Вы прескверно информированны, мадам. - ответил Гаспар с все той же веселой улыбкой. Обычно, глупость раздражала его, но для дамы он готов был проявить великодушие.
Негоциант не ускорил шаг. Догнать спутницу он не стремился. Она, конечно, была забавна, но определенно не той дамой, за кем он готов был гнаться.

Сдержать рвущийся наружу смех ему стоило бы усилий. А прикладывать их по столь пустячным поводом было бы напрасной тратой сил. И Скалиджери рассмеялся.
- Господа, вы же не считаете, что вор, кем бы он ни был, все еще здесь? Для этого нужно быть полным глупцом. - он обернулся к магу, подмигнув ей. - Дама непричастна она все время провела со мной. А прочие могли покинуть аукцион совершенно беспрепятственно. - глядя на растерянное, беспомощное выражение лица распорядителя, негоциант заключил, что балаган рискует затянуться. И занял одно из кресел с видом полностью довольного жизнью человека, готового наслаждаться зрелищем. - Скажите, уважаемый, лоты оберегала магия? - жестом он подозвал к себе слугу с очередным вином.

0


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Настоящее » Цена вопроса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC