Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Дом, милый новый дом


Дом, милый новый дом

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Место и время: 10 числа месяца семян, 1295 год Исх., Мессиания, город Илария
Участники: Филипп Монфор, Эмилия Монфор, Леони Монфор

Долгие четыре месяца плавания подходят к концу и новый проконсул Мессиании наконец прибывает с семьей в столицу колонии.

+3

2

«И запомни, Филипп — если тебе предложат когда-то отправиться в колонию — не соглашайся, это будет самым глупым решением в твоей жизни» — так сказал бы отец нового проконсула великой и могучей колонии. Четыре долгих утомительных месяцев плавания показали, кто из чего состоит — кажется, даже матерые моряки успели опорожнить желудок на семнадцатом шторме, на который свезло кораблю нарваться. В первый же месяц пути капитанский кот склеял пушистые лапы, так что ко второму месяцу трюмные крысы начали усиленно помогать команде в уничтожении запасов еды. Корабельный кок был вынужден назначить награду в четверть пойка за голову свежей крысы — то еще веселье началось.
Не обошлось и без бунтов — боцман с дюжиной матросов решили реквизировать корабль и направить его в другую часть Мессиании, дабы зажить славной пиратской жизнью на выкуп, который выплатила бы Империя за проконсула и его семью. До дрожи в заднице банальный план начинался весьма бодро — перерезав парочку зевак, бунтовщики осадили капитанскую каюту, но утром уже бывший боцман с друзьями по очереди вылетали из дул орудий, окрашивая бесконечные воды своими останками.
По рассказам капитана Филипп понял, что весьма имперский флот едва может выставить хотя бы дюжину команд, способных легко перенести столь далекий и утомительный путь. Даже самые приличные и дисциплинированные моряки сходят с ума от нескончаемой воды, пугающих рассказах о морских чудовищах и манящих сказках о богатствах, до которых нужно лишь руку протянуть.

Большую часть времени Филипп изучал многочисленную макулатуру, бережно написанную секретарями предшественника. Каждая страница этой богатой антологии сокровенных знаний кричала о том, что Мессиания — убогая первобытная дыра, которая годится только на роль придатка и сырьевого источника для материка. Аванки, сильваны и прочие мистические твари, о которых в Империи не слышали уже столетиями, делили с местными туземцами роль автохтонного населения этой земли. Прорехи, о которых новому проконсулу успели уже все уши прожужжать, казались Филиппу самой актуальной проблемой — удивительно, что ни один из старпёров с бородой до пупка, именуемыми магами, не смог найти управу на эти зияющие щели в пространстве. «Мотивация магов?» — расписал на поле страницы проконсул. В другой день Филипп убивал собственное время на изучение личных дел тех, кого успел назначить предшественник. Толстые стопки бумаг бывшего проконсула соседствовали с не менее толстыми стопками, которые Филипп успел собрать самостоятельно, потянув за нужные ниточки в кругах своего общения. Не успел корабль добраться до порта, как добрая половина советников бывшего проконсула уже была отправлена в отставку. Наиболее проблематичным в этой череде увольнений Филипп видел полковника, возглавляющего мессианский легион на протяжении многих лет. Подозвав к себе своего старого друга, Монфор приказал ему без промедления собрать несколько дюжин солдат и отправляться в ставку полковника.

— Капитан, будьте добры поднять знамя Его Величества, — скомандовал Филипп, как только вдали появились очертания Иларии. Золотистая лань Монфоров, под которой корабль плыл с самой Империи, теперь уступила место золотому императорскому орлу, а Филипп официально стал проконсулом и представителем Его Величества в колонии. Дворец, нависающий над городскими кварталами, спустя пару мгновений отозвался гулом рогов, после чего на единственной башне впервые за восемь месяцев зазиял императорский орёл — вот и вся церемония.
— Вы главное не спешите, а то ещё подумают люди, что мы заранее готовились к причаливанию, — бросил Филипп в сторону запертых дверей каюты, где супруга и дочь уже не первый час «уже почти» одевались.

+4

3

Плавание длиной в 4 месяца - и на суше эта перспектива не выглядела особо привлекательной. Но реальность оказалась в разы хуже самых пессимистичных представлений Эмилии. Конечно, она сама согласилась на это и, более того, убедила мужа. Но был ли у неё выбор? Расставаться с супругом на долгие месяцы или даже годы без возможности хотя бы стабильно переписываться ей совсем не хотелось. Да и пора было плотнее заняться будущим дочери, что также не представлялось возможным, если они с Леони будут за тысячи верст от Филиппа.
Так что, убедив себя, что это путешествие для них просто необходимо, последние четыре месяца Эмилия могла думать только о том, как скоро они доберутся до суши. Уже к концу первой недели бескрайняя голубизна моря изрядно надоела. Корабельные каюты также не представляли из себя покои достойные знатной дамы, привыкшей к светской жизни. Филипп же, в свою очередь, большую часть времени проводил в своей каюте, разбираясь с многочисленными поручениями, донесениями и прочими бумагами, так что компанию жене и дочери чаще всего составить не мог. О матросах и говорить в этом отношении было нечего. А после того, как часть из них совершили неудачную попытку бунта, и вовсе графиня старалась держаться как можно дальше от них и внимательнее следить за дочерью.
Наконец, утомительные дни в море подошли к своему логичному завершению. Слуга передал Эмилии, что над кораблем уже развивается имперский флаг - это означало, что они вот-вот уже прибудут к суше. Церемония приветствия нового проконсула не должна была представлять из себя что-то особо выдающееся. И все же, в Мессианию пребывал человек, который будет собой олицетворять власть императора в этих землях. Конечно, графиня Монфор не дерзнула бы приравнивать их семейство к императорскому, и все же подобное положение льстило женщине, с оговоркой на то, что колония была наполнена лишь аборигенами и такими же имперскими назначенцами. Тем не менее, выглядеть им подобало теперь в соответствии с их новым статусом. Так что утро дня прибытия графиня с дочерью провела за сбором последних вещей для их выгрузки на сушу и тщательной подготовкой собственного внешнего вида.
- Судя по всему, нам даже не стоит надеяться, что Илария будет хоть чем-то напоминать Оверн, - придирчиво рассматривая свое отражение в маленьком, слегка мутном зеркале, между прочим заметила графиня, обращаясь к дочери. - Дай бог, чтобы дворец проконсула был не меньше, чем наш замок в Вальмонте, иначе придется значительно ужаться.
Как женщина предприимчивая и весьма энергичная, Эмилия первым делом уже думала о том, сколько всего ей предстоит сделать на новом месте, дабы создать тот самый пресловутый “семейный очаг”, а заодно воссоздать жизнь хоть сколько-нибудь напоминающую их распорядок в Вальмонте. Но мысли её прервал голос супруга, раздавшийся где-то за дверью. Его практичность нынче касалась не планов на обустройство их дворца, а всего лишь спуска с корабля.
- Твоему отцу, видимо, не терпится как можно быстрее осмотреть свои новые “владения”, - с легкой иронией в голосе отшутилась Эмилия, вставая со своего места и подходя к дочери. - Ты уже готова? Не стоит злить нашего проконсула в первый же день.
Расправив юбку платья и рукава, Эмилия направилась к двери, открыв которую, почувствовала морской бриз на своем лице. После четырех месяцев плавания в этом уже не было ничего приятного. 
- Подумают люди? - заметив на палубе Филиппа, графиня подошла к супругу, жестом призывая и дочь следовать за ней. - Ты о наших моряках, которые чуть не превратились в местных пиратов, или об аборигенах? Разочарование последних нам с Леони, конечно, будет сложно себе простить, - улыбнувшись еще раз дочери, Эмилия обратила свой взгляд к суше, которая была нынче уже хорошо видна. Над берегом возвышался дворец, который был внушительнее того образа, который все четыре месяца витал в голове женщины.
- На первый взгляд все не так плохо, как могло бы быть, - оценила увиденное графиня, слегка касаясь руки Филиппа. - Надеюсь, твой новый высокий пост не украдет тебя у нас, едва мы спустимся на берег, и мы сможем вместе осмотреть наш новый дом? 

+3

4

Кто-то сказал, что на воду можно смотреть вечно. Кто-то, по утверждению, очень мудрый. Леони не сомневалась, что на деле этому тупице никогда не приходилось смотреть на воду в течении хотя бы одного месяца, не говоря уже о четырёх.
То нетерпеливое предвкушение, которое она испытывала, поднимаясь на палубу корабля, преследовавшее с того дня, как она вообще впервые услышала о предстоящем путешествии, давно неумолимо пошло ко дну. А ведь это было единственное, что скрашивало тот факт, что им приходится покинуть Веран, чтобы прозябать неопределённый срок на диком континенте, где ей, скорее всего, даже платье приличное сшить не смогут.

Окружающий пейзаж в целом почти не менялся, только редко разнообразия вносили то сизая утренняя дымка, то темные тучи, а иногда даже слегка менялся цвет простирающейся на долгие мили вокруг, воды. Наверняка, какой-нибудь маринист был бы в восторге от того, сколько оттенков одновременно таилось в водной глади, пенящейся и расходящейся гребнями у корабельного носа. Леони этих восторгов разделить не могла. Так же, как и найти хоть какую-то разницу между сменяющимися один за другим днями. Время теперь мерилось промежутками между скудными событиями.
Тридцать три дня прошло с того момента, как красноносый боцман Ги научил ее выражению «якорь мне в глотку», как и многим другим, которых она никогда не слышала, и двадцать, как ей не дали посмотреть на красочное завершение его жизни.
Четырнадцать - как эр Карл,  научил ее мухлевать в карты, попутно рассказывая сомнительные истории из своей молодости.
Десять дней, как не удался ее план покинуть ночью корабль и посмотреть, что там на том, другом .
Вот уже целых пять дней, как граф Куртгез рассказал ей о всех несовершенствах нынешней судебной системы и жизненно необходимых стране новых кодификациях,  о которых она никогда не хотела бы знать.
И в конце концов пошёл уже  день после того, как они преодолели густой туман и кто-то радостно закричал  «земля», вызывавшем у Леони примерно те же чувства, как если бы на палубу снизошёл сам Спаситель. Ну, или, на худой конец, в ее коюту постучали заскучавшие Аксен и Ясен, при условии, что выглядели бы они так же, как их знаменитые скульптуры.

Девушка удивленно подняла глаза на придирчиво разглядывающую себя в зеркале графиню (хотя, на взгляд Леони, в этом не было никакой необходимости, и та, как и всегда, выглядела безупречно), гадая, куда ещё сильнее ужиматься, когда рёбра в корсете грозят сломаться, но все равно кивнула. Хотя бы потому, что второго Оверна точно не ожидала.
— Я решительно не представляю, чем нам там заниматься целыми днями в окружении сплошных торговцев и магов, — недоуменно заметила Леони, чуть хмуря тонкие брови и послушно разворачиваясь за матерью к двери.
Вообще-то она даже сомневалась, что господина проконсула сегодня можно чем-то разозлить, и точно так же сомневалась, что новый пост может украсть его больше, чем это уже случилось, учитывая, что за все плаванье, лично она видела чаще дельфинов, чем графа Монфора. Какое-то время ей даже казалось, что он давно спрыгнул за борт, и сейчас сидит себе перед камином в домашнем шлафроке, попивая чай из тонкого фарфора.
— А потом мы поедем смотреть на аборигенов? — девушка любопытно, разве что не свесилась с борта, будто это могло ее приблизить хоть к чему-то интересному, — Мэтр Шапри говорил, что они едят людей и ходят голыми.
Что, разумеется, означало, что они обязательно должны посмотреть на это, иначе, что вообще делать в Мессиании. По правде говоря, в первом пункте характеристики дикарей, Леони сомневалась, потому что, ну,  зачем есть людей, когда есть пирожные? Зато второй казался вполне занятным, и воображение живо рисовала глупые картинки, от которых пробирало на глупый смех. Эти порывы сдержать удалось, но губы все равно растянулись в улыбке.
— А ещё он говорил, что в лесах здесь живут чудовища с пятью глазами и смертоносными жалами на конце! Можно поймать такое и держать в клетке, и даже устраивать с ним бои за награду , вместо турниров!

Отредактировано Леони Монфор (2019-10-14 14:02:27)

+3


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Дом, милый новый дом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC