Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » Кукольный дом


Кукольный дом

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s9.uploads.ru/sCdrn.jpg
Место и время: Илария, 15 день Месяца Семян 1295 года.
Участники: Элис Арвин, Дени Вильре

Под Новый Год в Иларии пропадают девочки из простонародья. Элис и Дени видят в этих пропажах странную, пугающую закономерность.

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-22 21:05:46)

+3

2

- У Давина пропала дочь, - задумчиво сообщила Элис, накрывая на стол вечером. - Ищут уже третий день, никак не могут найти. На Арике лица нет...
К Арике, жене плотника Давина, живущего через четыре дома, Элис заходила достаточно часто, поддерживая с ней дружеские отношения. Жена плотника была чуть старше самой Элис, женщины нередко помогали друг другу по-соседски, пару раз Арика присматривала за Тависом. Ее собственные дети - двенадцатилетняя Лана, десятилетний Май и пятилетняя Кина, родившаяся уже в Иларии - вполне могли сами присматривать друг за другом.
Элис разлила по двум кружкам слабого пива и села напротив Дени, недавно вернувшегося со службы. Тавис ковырял ложкой густую кашу и с непрошеным любопытством прислушивался к разговору.
- А кто пропал? - спросил он, явно опасаясь, что речь о его приятеле Мае.
- Лана, - ответила Элис и тут же нахмурилась, что сболтнула лишнего. Она, как могла, оберегала сына от серьезных потрясений и тягот, считая, что смерти отца, бедности, гибели Гевина и едва не случившегося утопления в реке на долю семилетнего мальчика и без того хватает. – Тави, ступай к себе. Я хочу поговорить с Дени наедине.
Мальчишка скривился и заныл было, но под коротким взглядом самого Дени быстро умолк и безропотно отправился к себе наверх. Элис уже заметила, что за то время, что лейтенант Вильре обитал в ее доме, Тавис слушался его куда скорее и охотнее, чем ее саму. Она до сих пор не решила для себя, как к этому относиться: ревновать ли сыновнюю любовь к молодому магу, или радоваться, что Дени может так быстро найти управу на ребенка.
Почти по-отцовски быстро…
Только убедившись, что мальчишка протопал к себе наверх, Элис вздохнула, приобняла Дени за плечи, черпая силы в его спокойной уверенности, прижалась щекой к его щеке.
- На Арику смотреть тяжело, - поделилась она. – Она старшую дочь любила больше всех. Я не могу себе представить, что бы сама делала, если бы Тавис пропал… Она просила меня помочь осмотреть то место, где последний раз видела Лану, и я согласилась – ну, ты знаешь, - Дени действительно знал. О своем даре Элис рассказала ему вскоре после того, как маг окончательно обустроился в их доме, понимая, что и Тавис, и соседи об этом знают, и утаивать было бы все равно бессмысленно, – …но страшно. Я боюсь ее подвести и не увидеть ничего.
Она снова вздохнула, легко размяла пальцами напряженные плечи Дени, пригладила длинные, спутанные волосы чародея.
- Может, сходишь со мной? Инспектория этим делом не заинтересуется – куда им до наших проблем. А ты все же на службе, может, это бы хоть как-то успокоило Арику… Поверить не могу, что девчонка могла бы уйти куда-то сама – ей всего двенадцать, и к матери она привязана.

+3

3

Люди пропадали в городе часто - это Дени знал не понаслышке. Сколько бы власти не старались обеспечить в Иларии порядок и безопасность, уровень преступности все равно оставался на высоте – в узких переулках, особенно с наступлением темноты, любого могли и ограбить, и убить. Дети не были исключением, да и несчастные случаи никто не отменял: Дени невольно вспомнил, как Тавис нечаянно упал в реку, поскользнувшись, и вздохнул. Девочка этой Арики, вполне себе могла тоже попасть в подобную беду. И еще Дени точно знал, что шансов ее найти совсем мало: если бы Арика была, к примеру, женой барона, а не женой плотника, то тогда бы уже давно ее Лану искали по всему городу по приказу Инспектории – и листовки бы расклеили, и патрули бы привлекли. А так...
- Сколько говоришь девочке лет? – спросил Вильре, отхлебнув пива и обернувшись в сторону ушедшего к себе в комнату Тависа. Ему не хотелось, чтобы мальчишка подслушивал, но тот не наврал – ушел. Дени услышал его шаги по скрипучим ступеням лестницы и продолжил разговор. – Двенадцать? Знаешь, не хочу показаться грубым, но возраст такой... вполне себе...
«Вполне себе, чтобы изнасиловали, распотрошили и скинули в реку», - хотел было добавить Вильре. Но посмотрел на расстроенную Элис и сказал помягче:
- Я не удивлюсь, если ее где-нибудь за углом убили – у нас ублюдков в городе хватает. Мне жаль твоих соседей, но ведь уже третий день пошел? Это много. Вот если бы сразу...
Элис склонилась к нему, обнимая со спины, прижалась щекой к щеке, и Дени чмокнул ее в щеку в ответ.
- Не волнуйся. Мы сходим и посмотрим, что там. Вернее, ты посмотришь, а я схожу за компанию. Ничего не увидишь, значит не судьба. Главное, что ты постаралась помочь, - успокаивать у него всегда не очень получалось, но он старался. - И еще я завтра спрошу у своих – вдруг кто-то что-то слышал. Ну... знаешь, всякое бывает.
Могли выловить из реки труп или найти безжизненное тело в сточной канаве, могли задержать попавшегося насильника, могли слышать о похожих пропажах или получать листовки о розысках от Инспектории. Что-то подобное могло быть, и Вильре собирался об этом на следующий день узнать.
А пока что...
Он допил пиво и поднялся из-за стола.
- Пойдем к твоим соседям, пока не спят, - Дени глянул на окно, за которым давно уже стемнело. Но что поделать, если он приходит со службы так поздно? Бывает, что и позднее, или вообще утром. Когда как получится. – Надеюсь, не спят... И не волнуйся так, прошу тебя.
Он ободряюще обнял Элис за плечи, еще раз поцеловал и пошел за курткой.
За прошедшие месяцы Дени довольно сильно привязался к своей вдовушке (и пружины кровати, к слову, смазал), вспоминал даже в патруле и вообще пьянел без всякого пива, когда Элис была рядом. Ничего подобного с ним раньше не случалось ни разу – ему нравились девушки в Веране, но почему-то серьезных чувств он до сих пор ни к одной из них так и не испытал. А вот с Элис было иначе: с ней легко болталось на любую тему, Дени приходил в восторг, когда она делила с ним постель, да и вообще ему доставляло удовольствие делать для нее что-либо приятное, даже если это казалось сущим пустяком. Что уж говорить о том, что ни в одной просьбе Элис он был не в силах отказать! Не отказывал никогда. И его такой расклад вполне устраивал.

Отредактировано Дени Вильре (2019-09-24 20:55:34)

+2

4

У Арики было странное, отрешенное лицо человека, получившего сильный удар по голове, и до сих пор еще оглушенного произошедшим - словно она до сих пор не поняла, что именно с ней случилось. Когда Элис, в порыве горячего сочувствия, взяла ее за руки, Арика перевела на нее глаза - расширенные на бледном лице с неожиданно острыми проступившими скулами - и взгляд ее был обжигающим, как угли. И только тогда Элис поняла, что подруга до сих пор еще надеется, несмотря на то, что разумом давно уже признала ту страшную возможность, о которой говорил Дени.
- Арика... - Элис прижала женщину к себе, почувствовала, какие тонкие и острые у нее лопатки. - Я... мы с Дени сделаем все, что можно. И найдем Лану. Я тебе обещаю. Ты мне веришь?
Жена плотника снова посмотрела на нее и медленно кивнула. Элис посмотрела на Дени поверх ее плеча, взглядом упрашивая его подтвердить, и он не сплоховал - кивнул, заверил Арику в своем непосредственном участии.
Кажется, присутствие настоящего боевого мага и лейтенанта армии возымело действие: Арика успокоилась, потянула их за собой через двор к той части дома, что выходила к окраинам города. Здесь, возле покосившегося плетня, в темноте неприятно скрипели ветками голые еще деревья, ветер трепал натянутую между ними веревку для белья.
- Здесь... она была в последний раз, когда я ее видела, - Арика махнула в сторону веревки. - Белье развешивала. Наверное, кто-то через забор ее...
Элис кивнула, осматривая это место обычным зрением и не находя ничего, что могло бы ее заинтересовать. Арика остановилась в стороне, жадно смотрела на них с Дени, словно они прямо сейчас могли сказать ей, куда подевалась ее дочь. Под этим прожигающим взглядом Элис чувствовала себя неуютно.
- Ступай, Арика, - она мягко подтолкнула женщину обратно к дому. - Мы здесь быстро. Если что-то найдем, скажем тебе...
Та медленно кивнула, прошла несколько шагов, но обернулась:
- Элис, - хрипло проговорила она. - Я про тебя говорила, что ты ведьма... и что мужиков привораживаешь и губишь. Теперь жалею. Я никогда... никогда больше... прости меня. Не держи зла. Что угодно для тебя сделаю, как хочешь отслужу, только найди дочь!
Элис не нашлась с ответом. Она знала, что о ней сплетничают, но представить не могла, что подруга не только слушает, но и сама распускает эти слухи. Как будто иглу, неловко вывернувшуюся из пальцев, с размаху вгоняешь себе под ноготь...
- Ступай, - повторила она, отведя от Арики глаза.
Повернулась лицом к плетню, вдохнула поглубже несколько раз, вслушиваясь в удаляющиеся шаги. Потом можно будет подумать о том, что рухнула ее единственная в городе настоящая, как ей казалось, дружба. Сейчас надо было найти девочку.
- Дени, - Элис прикоснулась к руке мага, надеясь этим простым жестом вернуть себе душевное равновесие. Выходило, что только он один и был тем, кто принимал ее с этим ее странным даром. Просто принимал, не считая ни ведьмой, ни стервой.

Странное это было место, и странное от него было ощущение. Словно сама земля все еще хранила след... страха?
Элис сжимала в руках свежевыстиранную сорочку - еще не взрослую, не девичью, девчоночью, до сих пахнущую речной водой и холодным ветром.
Ее Лана носила на себе, ее держала в руках в тот злополучный день. И вместе с запахом тонкая ткань отчетливо отдавала страхом - не тем, который побуждает бросить все и бежать, спасая свою жизнь, не тем, который пробуждает древние инстинкты защищаться или прятаться. Этот страх был другой: отупляющий, одурманивающий, заставляющий подчиниться. Сделать все, о чем попросят, иначе станет еще хуже.
О Спаситель!.. Кто же подошел к Лане холодным и ясным весенним днем?

- Она стояла здесь, - тихо проговорила Элис, подходя к плетню. Сама не могла объяснить, почему поняла, что Лана стояла именно в этом месте. - И к ней подошел... некто, испугавший ее до глубины души. Почему она пошла с ним? Нет ничего, что это объясняло бы... только страх. Она пошла с ним из страха. Будто он ее... - она замялась, пытаясь подобрать нужное слово, - ...зачаровал.
И это было все. Не было ярких всполохов насилия или явной угрозы. Не было обжигающей вспышки боли. Тот, кто пришел к Лане, не бил ее, не насиловал, не угрожал. Элис не была уверена, что он - или она? - вообще разговаривал с девочкой. Слишком странным было это чувство: так бывает, когда во сне просто воспринимаешь все происходящее, как данность, не задавая вопросов.
- Возможно, он что-то показал ей. Какой-то предмет, который околдовал ее? - Элис нерешительно повернулась к Дени. - Ты чувствуешь что-нибудь? Магию?

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-26 23:07:51)

+2

5

Кивать женщине, зная о ее боли и понимая, что помочь, скорее всего, не получиться, для Дени было отвратительно. Никогда раньше, в Веране, он не задумывался, что ему придется с подобным столкнуться, и не предполагал, что это вызовет в нем самом такую бурю неприятия. Но сейчас он стоял напротив Арики, кивал ей с серьезным видом и говорил, что сделает все, чтобы найти ее дочь. И все это, зная, что если и найдет, то труп. Живой девочка могла оказаться, только если бы произошло очень большое чудо, но таких чудес в Мессиании Дени пока что так и не встречал.
Небольшой двор, куда несчастная женщина привела своих гостей, выходил на другую сторону улицы  - отсюда даже дом Элис было не видать. К самому дому Арики приткнулись с боков такие же строения в два этажа с редким и тусклым светом в окнах, а за двором, прямо напротив, дом и вовсе был заколочен и выглядел в сумерках темным и нежилым.
- Соседи ничего, значит, не видели? – спросил Арику Дени. Обычно все эти «нечего не видевшие» и оказывались на деле теми самыми убийцами и насильниками – все банально. Частенько пропавшие дети не боялись их, потому что знали до этого, общались и спокойно уходили с ними, поддавшись на любую просьбу или приглашение.
- Нет, господин, никто ничего не видел, - подтвердила его мысли Арика. – Днем все работают – забот хватает. Кому есть время наблюдать за тем, как мы развешиваем белье?
- А сама Лана не могла куда-то уйти? Может, думала, что тайком от вас быстренько сбегает? Не отпрашивалась?
- Нет, не было ничего такого, - вздохнула женщина, и на ее глаза вновь навернулись слезы.
- А там что? – Дени показал на заброшенное здание.
- Там нет никого, нежилой он, этот дом, - Арика всхлипнула и достала платок, чтобы вытереть глаза. – Мы первым делом туда сходили, господин лейтенант. Пусто. Не была там Лана.
- Хорошо-хорошо, мы все посмотрим и все расскажем, - заверил ее Вильре, обнял за плечи, успокаивая, и глянул в сторону Элис, задумчиво ходившей вокруг натянутых для белья веревок.
- Ступай, Арика, — поддержала та и мягко подтолкнула женщину обратно к дому. — Мы здесь быстро...
И лишь когда Арика покинула двор, Элис принялась за свои видения. Перебрала несколько предметов с веревки и замерла, закрыв глаза, с женской сорочкой в руках. Дени так и не понял, как Элис это делает – пользуется своим даром. Она не видела плетения, не меняла его нити, не сплетала новый узор – просто каким-то невероятным способом чувствовала, что происходило часы или многие дни назад. Дени было интересно понять,  как все это получается, но он не мешал – отошел в сторону, занявшись своими собственными исследованиями.
Взяв фонарь, он обошел двор, а затем прошел вдоль низкого забора и маленькой калитки, закрытой всего лишь на хлипкий деревянный засов. Заброшенный дом и затянутый сухой высокой травой и кустарником двор напротив притягивали внимание Вильре, хоть он и помнил, что здесь уже искали - и безрезультатно.
Результат же ждал прямо за калиткой – чуть в стороне, у самого забора, но с другой стороны. Едва заметный магический след висел в воздухе, еще не успев полностью раствориться. Здесь колдовали. Но что за заклинание и зачем – Дени определить никак не мог. Слишком тусклым был отпечаток чужого плетения, но он был и даже вел куда-то вдаль через заросший двор, если хорошо сосредоточиться и присмотреться.
— Она стояла здесь, — тихо проговорила тем временем Элис, стоя по другую сторону забора. — И к ней подошел... некто, испугавший ее до глубины души. Почему она пошла с ним? Нет ничего, что это объясняло бы... только страх. Она пошла с ним из страха. Будто он ее... зачаровал. Возможно, он что-то показал ей. Какой-то предмет, который околдовал ее? Ты чувствуешь что-нибудь? Магию?
- Да, здесь что-то было, - ответил Вильре, перемахнув через забор и беря Элис за руку, чтобы успокоить. – След очень слабый, и я никак не пойму, что это, но точно что-то неопасное и не боевое. Это другое плетение... Я не очень такими занимался, но оно оставило след... туда, - он махнул рукой в сторону темной громады заброшенного дома. Задумался, совмещая видения Элис и свои собственные наблюдения, и лишь после продолжил. – Получается, что некий человек прошел через заброшенный двор, подошел в девочке, и она безропотно ушла с ним... Какое-то заклинание, работающее на подчинение?
Дени нахмурился. Не любил он ментальную магию и всех этих типов, что так и норовят покопаться в чужом разуме. Не любил, да и дело редко с ними имел, предпочитая обходить подобное на расстоянии.
- Пока след еще видим, я пройду по нему и гляну, куда выведет, а ты пока что посиди с Арикой, - предложил он Элис, сам собираясь прогуляться в темноте. За себя он волновался мало, а вот девушку на ночь глядя тащить к заброшенным домам не желал совсем.

+2

6

- Я пойду с тобой, - неожиданно решительно воспротивилась Элис, крепче сжимая пальцы мага. Не из страха - просто потому, что живое человеческое тепло было самым надежным якорем в холодной дымке чужих воспоминаний. - Погоди, пока ты не начал возражать, - опередила она Дени, уже приоткрывшего рот. - Во-первых, никакой опасности прямо сейчас там все равно нет, ты сам сказал. Во-вторых, ты видишь магию, но не можешь увидеть события, а я могу. Ну и в третьих, чем дольше мы тут стоим, тем больше темнеет, так что побыстрее осмотрим - побыстрее вернемся.
О "в-четвертых" - о том, что, возможно, они смогут собрать хоть что-то, чтоб рассказать несчастной Арике - Элис умолчала.

Двор перед заброшенным домом был запущенным и мерзлым. По холодной весенней земле промозглый ветер носил остатки прошлогодней травы, оттаявшей из-под снега. Заколоченные окна и двери смотрелись неуютно и жутковато в опустившихся сумерках.
- Этот дом купил для себя один из офицеров, которые переселились с гарнизоном, - Элис зябко спрятала руки под шаль, пока Дени обходил дом в поисках более-менее удобного входа. - Хотел обжиться на новом месте, обустроиться, а потом семью перевезти. Я его помню. Пожилой был, с седыми усами. Показывался здесь редко, дом так и был необжитым. А потом... - она вздохнула. - Весь отряд отправили далеко на запад, к Фиану почти. Там-то они все и полегли.
В опускавшейся темноте рядом с осиротевшим домом ее тихий голос прозвучал невеселым, свистящим полушепотом.
- Так до сих пор никто и не понял, что именно их убило. Или кто. Грешили на местные племена, но те клянутся, что ничего об этом не знают. Гевина принесли в деревянном ящике размером в половину гроба. А седоусого этого хозяина вообще не нашли... - Элис прошла вслед за Дени к двери, с которой маг отодрал неплотно приколоченную доску. - Семья его так сюда и не приехала, осталась в Веране, дом велела продать, да так до сих пор и не купил никто. У таких мест остается не самая лучшая память.
Дени, меж тем, отстранил ее на несколько шагов назад, сделал быстрое, словно у менестреля-арфиста, движение пальцами - и дверь с грохотом слетела с петель. Ни к чему отмычки, если есть боевая магия - грубая, но эффективная, как молот.
Внутри оказалось темно и холодно, как в погребе. За зиму добротный дом простыл насквозь - в углах скопилась принесенная ветрами пыль, под потолком свили тенета вездесущие пауки. Яркий огонек, сотворенный Дени, запустил по дому резкие черные тени - не трепещущие, как от свечного пламени, но не менее жуткие.
Говорить хотелось отчего-то шепотом.
- Дверь была на месте, но где-то здесь сквозняк, - прошептала Элис, тихо двигаясь вслед за Вильре. - И мусора нанесло. Если здесь кто-то и был, то забирался через окно...
Она приостановилась, замерев на месте и оглядывая дом. Какая-то из этих вещей наверняка могла помнить, но какая?
Дом был не слишком большим, и комнаты расположены почти так же, как и в доме самой Элис. Поврежденное окно действительно нашлось - со стороны кухни, умело выбитое так, что и щепок не осталось.
Возможно, что и магией.
- Смотри, - Элис внезапно наклонилась к пространству под окном, высвеченному огоньком Дени, и подняла с пола тряпичную куклу с глиняным, искусно вылепленным лицом. Встряхнула ее - но игрушка вовсе не была запыленной, словно пролежала здесь совсем недолго. - Посвети сюда...
Дени приблизил магический светоч, и Элис, прищурившись, вгляделась в личико куклы.
- Она очень похожа на Лану, - пробормотала она. - Слишком похожа на Лану...

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-29 23:03:28)

+2

7

Дени слушал рассказ Элис, а сам потихоньку осматривался вокруг, стоя на крыльце. След довел до заброшенного дома и, вроде бы, уходил куда-то дальше – к соседней улице.
Но раз уж решили все осмотреть...
- Отойди немного в сторону, - попросил Вильре Элис, плетя заклинание.
Резкий порыв ветра выбил входную дверь, ломая петли и разбивая доски. Пусть шумно и неаккуратно, зато быстро и эффективно – искать в темноте другую лазейку в дом Дени не казалось привлекательным занятием.
Когда пыль улеглась, Вильре осторожно прошел вперед, подняв повыше фонарь. Элис проскользнула следом. Дом изнутри выглядел пустым и заброшенным, каким ему, в общем-то, и полагалось быть. Мусор, пыль, остатки ломаной мебели – все ценное отсюда давно уже вынесли.
- Вряд ли здесь кто-то есть, - Дени прислушался, но не различил ни звука, кроме их собственного с Элис дыхания. Да и магическое плетение рассеивалось – в дом не вело, прерываясь где-то на крыльце.
- Возможно, кто-то был, возможно, проник через окно, - кивнул Вильре своей спутнице, увлеченной процессом поиска. – Но это вовсе не значит, что тут был именно тот человек, которого ищем мы. Нищие, воры, некто иной, совсем не знавший об Арике и ее семье, мог забраться в дом, чтобы переночевать... И всего-то. Здесь нет магии – след от плетения уходит дальше... Что ты думаешь найти?
Он передал фонарь Элис и сплел новое заклинание, создав светящийся шар и тут же отправив его чуть вперед по коридору. Фонарь был все же слишком тусклым, зато теперь света с лихвой хватало, чтобы все рассмотреть подробно – вплоть до потрескавшейся и местами обвалившейся со стен побелки. 
На кухне Элис остановилась, потянула к окну, которое и впрямь зияло пустотой – ни стекол, ни досок.
- Ну, да, - согласился Дени, высунувшись из окна на улицу. С той стороны к стене был приставлен ящик, видимо, чтобы удобнее было пробираться в дом. – Кто-то окном точно пользовался, но вот тот ли, кто нам нужен?
Магии рядом по-прежнему не чувствовалось. Зато так хорошо были видны сквозь редкие голые ветки кустарника тускло-светящиеся окна дома Арики. Дени на мгновение задумался, а затем все же покачал головой: даже если похититель и заходил в пустой дом - это не давало ни единой зацепки.
- Раз уж мы тут, то надо все же осмотреть и остальные помещения, - произнес он вслух.
Но Элис как раз нагнулась и протянула ему что-то поднятое с пола.
Куклу?
Дени машинально взял ее из рук девушки, рассматривая. Обычная, сшитая из лоскутков ткани, с вылепленным из глины, а затем раскрашенным лицом. Дешевка, которых полно продают лоточники. И все же... Элис была права – личико куклы нарисовано было довольно умело. Вот только похоже ли на Лану, Дени оценить не смог – он никогда не видел пропавшую девочку (или, скорее, видел когда-нибудь мимоходом на улице, но не обратил достаточного внимания, чтобы запомнить). Оставалось поверить Элис.
- Думаешь, это ее игрушка? Надо спросить у Арики. Возьмем с собой, - поддержал он, возвращая куклу девушке. – Но я  все же осмотрю остальной дом, раз уж мы сюда заглянули. Это быстро.
Дени оставил фонарь Элис, а сам отправился дальше: поднялся на второй этаж, даже влез на чердак, а после спустился в подвал, но ничего так и не обнаружил – ни капли магии, ни каких-то зацепок, что в доме была девочка, – весь хлам выглядел довольно старым, местами встречались следы, но, видимо, тех, кто приходил искать Лану.
- Ничего здесь нет, - заключил Дени, возвращаясь на кухню. – Надо попробовать пойти дальше, пока остаткам магического плетения. Может, и приведут куда-то... Элис?
Но она его не слышала – так и стояла у она, сжимая в руках куклу и снова погрузившись в свой странный транс.

+2

8

Она пыталась понять.
В игрушке, которую Элис держала в руках, она не чувствовала ничего мистического или необычного - простая, грубо сшитая кукла, швы сметаны наспех, толстые нитки торчат, из рук, сшитых простыми "палками", без пальцев, торчит старая солома. Ни один человек не делал бы игрушку для своего ребенка таким образом - кое-как, торопясь, небрежно. Даже очень старая кукла, пришедшая в негодность из-за долгой и трепетной любви своей владелицы, выглядела бы совершенно иначе.
Но лицо куклы было проработано очень тщательно. Не спеша. Кто-то думал о Лане, выглаживая пальцами каждую черточку, заостряя кончик маленького носа, сужая подбородок. Кто-то вкладывал в каждое движение свое...
Свою страсть.

Элис невольно содрогнулась. Игрушка словно была до краев набита не слежавшейся соломой, а вязким, тягучим и темным, как смола, чужим чувством. Она смердела им. Она пропиталась им. Кто бы ни делал эту куклу, он не держал в уме ничего хорошего.
- Это... - Элис разомкнула губы, глядя сквозь Дени, - ...очень похоже на то, что я почувствовала у забора. Чувства принадлежат одному и тому же человеку. Он ее сделал или хотя бы носил при себе долгое время, - она протянула Вильре куклу и часто заморгала, глубоко дыша и выходя из транса. - Он думал... он хотел... Дени, боюсь, что он сделал с Ланой что-то плохое. Возможно изнасиловал ее... или даже хуже.
Элис прошлась по темному дому, натолкнулась на покосившийся стул, не видя его, ухватилась за спинку.
- Значит, какой-то маг наблюдал за Ланой отсюда, раз окна выходят прямо на дом Давина, - предположила она, - сделал куклу по ее образцу и заманил ею Лану? Но зачем? И где искать его след? Я не могу понять, откуда пришел этот человек, и куда он увел девочку. Могу сказать только, что здесь Ланы не было... или здесь он с ней ничего не делал - дом ее не помнит.

Отредактировано Элис Арвин (2019-10-10 20:18:01)

+2

9

Видение сильно напугало Элис, и Дени поспешно обнял ее за плечи, успокаивая и просто напоминая, что он рядом.
- Что бы он там ни сделал, это уже случилось, - тихо произнес Вильре, забирая из рук девушки игрушку – он предпочитал нести куклу сам, чтобы Элис ничего подобного больше не увидела. Хватит и того, что есть.  – Мы можем лишь найти похитителя и воздать ему по заслугам. Идем. Я видел, что след уходит от крыльца дальше, так что, возможно, мы сможем разузнать что-то еще.
Дени убрал куклу в карман, взял фонарь и погасил магический светящийся шар (он уже не видел в нем пользы, когда дом был осмотрен). Его что-то тревожило, какая-то мысль беспрестанно вертелась в голове, но он никак не мог ее уловить. Ощущение, что они с Элис упустили одну из важных деталей, оставалось довольно сильным, Вильре перематывал ситуацию раз за разом, но не мог понять, где именно они промахнулись. А чуть позже он уже увлекся слабыми отголосками чужого плетения, и совсем позабыл о своих сомнениях и подозрениях, продолжая путь по следу похотливого мага, позарившегося на маленькую девочку, если, конечно же, видения Элис были верными.
След тусклыми красными нитями довел до разломанной калитки, вывернул на соседнюю улицу и потек куда-то дальше вдоль нее. Здесь было совсем тихо, дома победнее, чем на улице Элис и более темные – свет мерцал мало в каких окнах, либо его просто скрывали плотно закрытые на ночь ставни. Прохожих тоже почти не встретилось, а кто встретились, те обошли Дени и Элис стороной. Все же форма имперского военного всегда играла Вильре на руку – связываться с ним не желали, так что он не особо боялся, что некий идиот надумает на него напасть и ограбить. Ну, а если уж надумает, то сам и будет виноват – мирно разговаривать с агрессивными проходимцами по ночам Дени не был настроен абсолютно.
След провел по узким улочкам ремесленников, перетек по мосту к торговым кварталам  - здесь уже и народу стало заметно больше (Илария жила своей ночной жизнью), – и внезапно оборвался, окончательно рассеявшись. Дени растерянно остановился, затем покружился на месте, ища еще хоть какой-то обрывок плетения, но тщетно – ему попадались совершено другие нити, обрывки иных заклинаний, но красного следа больше не существовало.
- Элис, извини, но я не знаю, куда дальше, - расстроенно признался он, все еще оглядываясь по сторонам и боясь поверить, что их маленькое расследование завершилось.
Они с Элис стояли на краю площади, освещенной фонарями. Рядом тянулись небольшие лавки, закрытые на ночь, и несколько, наоборот, открытых таверн, откуда доносились смех, пьяные крики и громкая музыка. Тройка полураздетых шлюх отчаянно махала Вильре от соседнего дома, приглашая заглянуть, но он лишь отрицательно мотнул головой, давай понять, что они его сейчас совсем не интересуют, и вовсе не по их делам он гуляет ночью по городу.
- Возможно, человек, что держал в руках куклу, живет где-то рядом... – Дени задрал голову вверх, глядя на темные громады домов, убегающие в черное, лишенное звезд небо. – Мы можем вернуться сюда днем и поспрашивать, не проживает ли где-то рядом маг. Ночью идти по трактирам и борделям, мне кажется, занятием бесперспективным.
Как ни печально звучала правда, но оставалось лишь вернуться к Арике и рассказать ей о том, что удалось узнать. Или не рассказывать ничего, чтобы не подтверждать ее самые страшные догадки.

+2

10

Элис никогда не знала, как именно Дени "чует" магический след, оставленный другим заклинателем - равно как и лейтенант Вильре не мог понять, как сама Элис ощущает присутствие чужих воспоминаний. Как-то они пробовали объяснить друг другу, но вышел разговор слепого с глухим - должно быть, человеку, лишенному такого дара не объяснить словами. Дени просто знал. Элис просто шла за ним.
Ночную Иларию Элис не любила. Город становился лабиринтом и пристанищем теней, неясным и непонятным, местом, где было слишком много воспоминаний и слишком мало людей. Элис не любила гулять по темноте - темнота словно обостряла ее собственные ощущения, и вместо того, чтобы начинать наблюдать за людьми, она нечаянно цеплялась за оставленные тут и там воспоминания, как цеплялась порой подолом платья за край стула или торчащий в заборе гвоздь.
Что если в один прекрасный день она вовсе перестанет видеть людей, и будет замечать лишь тени их сознания?
Элис отбросила от себя эту мысль и крепче ухватилась за руку Дени, живую, теплую и упоительно реальную. Он, возможно, принял это за страх - коротко, ободряюще сжал ее ладонь.
И все же след они потеряли.
Элис не стала расспрашивать, как и почему: если Дени его потерял, значит потерял. Она молча кивнула и отбросила с лица выбившиеся волосы.
- Что ж, значит вернемся к Арике, - она представила себе жену плотника, сидящую у дверей, словно на иголках, ожидавшую их возвращения, кусавшую истерзанные губы, смотревшую в темноту сухими, воспаленными глазами, и ей стало тошно. Хоть Арика и сплетничала о ней, это было... нет, даже не несправедливо. Вовсе не сопоставимо. Элис никому не пожелала бы такой участи, даже в наказание.

***
Этой куклы у Ланы не было.
Арика вцепилась в игрушку жесткими худыми пальцами, провела по глиняному личику, всмотрелась в неуловимо похожие черты - и стало ясно, что куклу она не отдаст. Не выпустит.
Рассказ обоих она выслушала молча и как-то пусто - ни волнения, ни гнева, ни страха. Перевела бессмысленный взгляд с лица Элис на Дени - и отдала игрушку обратно Элис.
- Значит, не найти ее... - надтреснутым голосом произнесла она.
- Это еще не все, - Элис коснулась ее плеча, но тут же отдернула руку. Она знала, что не сможет считать человека с самого человека, но на мгновение испугалась, что, дотронувшись до Арики, ощутит то, что та на самом деле держала в себе. Элис не хотела себе этой боли. - Если мы что-то узнаем, то обязательно скажем тебе. Поверь.
Она сама слышала, как жалко прозвучало это обещание, но большего дать Арике они не могли.

Домой вернулись, когда уже окончательно стемнело, и холодный весенний ветер стучался в неплотно закрытые ставни. Не зажигая света, Элис крепче закрыла их, отгораживаясь от того, что они видели и чувствовали там, снаружи. Поднялась в комнату Тависа - не могла не бросить взгляд на спящего сына, убедиться, что он надежно укрыт в ракушке ее дома, не уведенный никуда ни пугающе похожими на него игрушками, ни чужими людьми.
- А если бы исчезла я... - прошептала Элис и встряхнула головой, не желая даже договаривать эту фразу рядом с мальчиком. Если бы она исчезла - о нем позаботился бы Дени. Он никогда не давал таких обещаний, но она знала, что так и есть. По-другому быть не могло бы.
В комнате Дени было тепло и темно. Ветер завывал где-то далеко и совсем уже не жутко. Элис ощупью нашла кровать мага, нырнула под его одеяло, согревая холодные руки и ноги, прижалась к нему всем телом, чувствуя успокаивающий стук его сердца, потянулась губами к его лицу. Она ничего не хотела говорить, а ему ничего и не нужно было слышать.
И они оба это знали.

***
- А ведь я где-то видела похожую куклу, - Грета продавала овощи, и никогда не отказывалась поболтать минутку-другую, если не было нетерпеливых покупателей. - Где только...
Она наморщила лоб, вспоминая. Элис ждала.
Она взяла куклу с собой на рынок с утра не столько потому, что действительно надеялась найти Лану, сколько ради того, чтобы снять с души груз непрошеной вины и ответственности. Спросила об игрушке, заглянув к башмачнику, к пекарю и бочару - все они знали ее и не удивились бы никаким ее вопросам. Но хоть как-то повезло ей только с Гретой.
- А! - лицо Греты разгладилось. - Вспомнила я. Овощи носила для м-леди Лайны. Она непраздна ходит, и очень уж до ранней зелени охоча, вот я ей и ношу. Смотрю, а у нее на коленках такая куколка - точь-в-точь сама м-леди Лайна, личико один в один, и разодета в кружева. Я и осмелела, спросила про куколку-то.
- А она? - Элис затаила дыхание.
- Она рассказала, че б ей не рассказать-то. Чай, ни у тебя, ни у меня на такую штучку деньгов не хватит, это для богатых такое. Делает тут один маг с улицы Кружевниц. Видать, ему забава, а не работа такое делать. Странные они, эти маги. Слышь, Элис, - Грета придвинулась поближе к ней. - А правда, что у этого мага твоего там, внизу - дюймов десять? А то мне тут рассказывали...
- Иди-ка ты, Грета! - беззлобно отмахнулась Элис, забирая у зеленщицы куклу и укладывая ее в корзину поверх петрушки. И, повинуясь некоей шаловливой струнке в собственной душе, заговорщицким тоном добавила: - Все двенадцать не хочешь?
Направляясь к улице Кружевниц, Элис старательно давила ухмылку.

+3

11

Следующий день ничем не отличался от череды других. Вильре, как обычно, отправился на службу, разве что выспаться толком не удалось – вернулись домой с Элис они поздно, а ушел он рано. В итоге до обеда Дени клевал носом, и чуть было не уснул в таверне, куда завернул в полдень, чтобы перекусить.
Один плюс – ему все же удалось узнать про кукол и лавку кукольника, что находилась в непосредственной близости от улицы Кружевниц. Узнал он о них довольно неожиданно и от человека, от которого совсем не ожидал этой информации, - от собственного приятеля Андре Бенуа, также служившего в патруле, как и сам Дени. До сих пор Вильре и не предполагал, что Андре могут интересовать куклы, но когда он за обедом рассказал приятелям, чем занимался ночью с Элис, тот внезапно выдал:
- Там же рядом лавка, где продают игрушки.
- Откуда ты знаешь? – Дени даже опешил. Сам он планировал пройти по тому району после обеда, но замечание Бенуа его удивило. Здоровяк Андре меньше всего походил на человека, интересующегося подобной детской ерундой.
- Ну-у... Дени, у меня же племянница родилась в том месяце! Мы ж еще замачивали... Забыл что ли? Подарок нужен был, вот и купили.
- Куклу новорожденному?
- Лучше б молока купил! – гоготнули остальные патрульные.
- На вырост. Все девочки когда-нибудь вырастают, - по полном серьезе ответил Бенуа и пожал плечами. – Подрастет и поиграет.
- И что за лавка? Ты туда заходил? – остановил гогот Вильре, которому хотелось узнать побольше не столько о лавке, сколько о ее хозяине.
- Заходил, - кивнул Андре, отпивая эля. – Несколько огромных комнат. И везде куклы – большие, средние, маленькие... Есть даже ростом с меня! И кукольные домики со всякими там столиками, стульями, шкафчиками. Очень миниатюрные, и как настоящие выглядят! Даже не представлял раньше, что такое бывает. И публика туда богатая заходит. Но это и понятно – игрушки недешевые, бедным не по карману.
- А хозяина видел?
- Конечно. Обычный такой мужичок. Лет за сорок. Тощенький и лысоватый.
- Маг?
- А я почем знаю? На лбу у него не написано, а как ты я определить не смогу.
- И где эта лавка точно, говоришь, расположена?
- Так пойдем мимо – покажу. Там еще объявление рядом висит, что волосы женские дорого принимают куклам на парики, - Андре рассмеялся. – Скоро все бедные бабы в городе косы порежут – вот увидите!
- И народ накупит вшивых кукол, - скорчил гримасу Вильре.
- Да ну тебя, Дени! Они ж там обрабатывают эти волосы! Наверняка!
- А если нет?
- Если нет, то кукольника уроет какой-нибудь барон, за то что его жена или дочь получила подарок с живностью в голове. Или давно бы урыл. Мы, по крайней мере, куклу вполне нормальную купили... Да тебе увидеть надо, они там как живые! Мужик, кукольник этот, на самом деле талантлив – я не вру и не приукрашиваю.

После обеда, и впрямь, стоило миновать улицу Кружевниц, как Андре ухватил Дени за локоть и потянул за собой в сторону.
- Давай, глянем маг там или нет, потом догоним своих.
Вильре, конечно же, согласился, и через несколько минут они уже открывали двери кукольной лавки. И только тут Дени понял, что имел в виду Андре, рассказывая про кукол. В лавке их действительно было море: куда ни глянь – на полках, столах, стеллажах, в стеклянных колбах – везде были куклы, начиная от самых маленьких, размером с ладонь Дени, до экземпляров, достигающих ростом взрослого человека. Разодетые в праздничные платья, с завитыми локонами и очень утонченно вылепленными лицами, некоторые куклы вполне могли сойти за замерших живых людей – так искусно они были сделаны. Здесь же были и кукольные домики с полным набором мебели, маленькие собачки и котики, небольшие лошади, игрушечная посуда и предметы быта, в точности копирующие настоящие.
Несколько маленьких покупательниц в сопровождении родителей или нянек уже выбирали себе подарки. На военных, ввалившихся в кукольную лавку, взглянули с удивлением, но ничего не сказали, лишь девочка-подросток лет четырнадцати-пятнадцати поспешила им навстречу.
- Добрый день, - приветствовала она, ловким движением откинув на спину две светлые косы. – Вы что-то хотите выбрать?
- Нет, мы просто зашли взглянуть... – ответил Дени. – И с хозяином парой слов перекинуться.
- Дядя Арно вышел, но скоро подойдет, - бойко затараторила девочка. – Меня зовут Виктория, и я могу сама вам все показать.
- Значит, это лавка твоего дяди?
- Да.
- А ты ему помогаешь?
- Ага. Я даже кукол уже делать умею...
Но Дени ее не особо слушал – по всем комнатам, над игрушками и посетителями, вились красные нити магического плетения.

+2

12

Элис никогда особо не интересовалась куклами - даже в детстве грубоватые тряпичные и деревянные подобия людей не вызывали у нее сильного желания поиграть с ними. Она всегда считала себя достаточно практичной для игр в куклы, в особенности с тех пор, как открыла для себя силу собственного смазливого личика.
Но то, что она увидела в лавке кукольника-Арно, потрясало воображение. Никогда прежде Элис не могла бы и представить, что из глины, ткани, дерева и фарфора можно творить - именно творить! - такие необычайно точные, почти живые, копии. Куклы сидели вокруг, и в их позах не было ни капли игрушечной неестественной принужденности. Блестели в тусклом свете настоящие мягкие волосы. Фарфоровые личики были раскрашены так искусно, что казалось, будто румянец на пухлых щечках и легкие тени под глазами лежат на живой и теплой коже. Стеклянные выпуклые глаза провожали каждое движение покупателей, и у Элис возникло странное ощущение, будто куклы пристально, внимательно смотрят ей вслед.
Пользуясь тем, что девочка, хлопотавшая в лавке, увлечена покупателями, Элис тихонько прошла к дальней комнате, скрытой от глаз длинным, опущенным покрывалом. Огляделась по сторонам прежде, чем войти. Где-то здесь должна была отыскаться разгадка исчезновения Лоры. Возможно, девочку, пусть и взрослую, тоже привлекло очарование лавки, но зачем это кукольнику? Если здесь, конечно, действительно был замешан он...
- Вам что-то приглянулось?
Элис обернулась - она была уверена, что заметит любого, кто подошел бы к ней со спины или сбоку, но мужчина приблизился так неслышно, что застал ее врасплох.
Он был невысок - едва ли сильно выше самой Элис - и худощав. Лицо вытянутое, умное и, пожалуй, даже приятное, с глубокими морщинами у рта, обрамленное длинными пегими волосами. Длинная, неряшливая темная рубашка мешком висела на его худой, сутулой фигуре.
- Или вы хотели бы продать волосы? - кукольник принял ее молчание за растерянность, и даже провел длинным пальцем по растрепавшейся косе Элис. - Ваши я бы взял за восемь денье... нет, даже за сантим. Очень красивые и блестят. Они пошли бы моим девочкам...
Элис отступила от него на шаг. Его прикосновение к ее волосам отчего-то вызвало отторжение столь резкое, что она едва не забыла, что хотела сказать.
- О, нет-нет, - Элис пригладила косу. - Я к вам по другому делу. Я швея, меня зовут Элис Арвин, - теперь, когда она вспомнила придуманное заранее оправдание, говорить стало легче. Она даже заулыбалась, зная, что ямочки на ее щеках подкупающе действуют на мужчин. - Я хотела бы шить одежду для ваших маленьких красоток. Они так великолепно сделаны! Им очень пошли бы настоящие красивые платья. Кто шьет для вас?
Ее предложение заставило его удивленно моргнуть. Морщины на лбу слегка разгладились - но Элис уже видела, что он гораздо старше, чем кажется. Сколько живут маги? Сколько лет может быть господину Арно?
- Моя племянница, - отозвался он, ненавязчивым жестом отводя Элис от опущенного занавеса. - Да, признаю, девочке не хватает мастерства, и более искусно пошитые платья пришлись бы весьма кстати.
- Вы очень любите своих кукол? - Элис улыбнулась, но Арно не улыбнулся в ответ. Он пристально разглядывал ее лицо, и она буквально ощущала на себе его цепкий взгляд.
- Они - мои дети, - серьезно отозвался кукольник. - Своих у меня, к сожалению, нет. И каждую из них я делаю с любовью. Все их лица - копии лиц живых людей. Я в каждом человеке ищу что-то красивое. Я бы взял ваши черты для одной из них... если, конечно, вы не против.
Элис не нашлась с ответом. Частично потому, что в этом предложении было что-то жутковатое, а частично - потому что заметила в лавке Дени.
А он-то как сюда вышел? Откуда узнал про кукольника? Не спрашивал же торговок на рынке...
Вильре стоял возле полок, возвышаясь над маленькими посетительницами и неуместно выбиваясь из их щебечущей пестрой толпы и осматривая кукол. Арно не смотрел на него - его взгляд был вновь прикован к волосам Элис. Видно было, что ему очень хочется потрогать их.
Улыбаясь ему, Элис сверлила глазами плечи Дени, пока он не почувствовал ее взгляд и не обернулся. Не тратя время, она быстро скосила глаза в сторону опущенного занавеса, к которому Арно стоял теперь спиной. Может, Дени сумеет найти что-то, пока она занимает этого пугающе интересующегося ею кукольника?

Отредактировано Элис Арвин (2019-10-16 18:58:20)

+2

13

Элис? Как она сюда попала? Дени был немало удивлен, особенно когда заметил, что девушка усиленно косит глазами, указывая на что-то в стороне.
Он нахмурился, стараясь понять, что от него требуется, но тут маг, с которым говорила Элис, обернулся - в его взгляде отразились удивление и заинтересованность, - и направился прямиком к военным.
- А вот и дядя Арно, - тут же защебетала Виктория.
- Добрый день, господа, - поздоровался кукольник. – Вы что-то ищете?
- Подарок на день рождения племяннице моего друга, - опередил Дени и с улыбкой кивнул на Андре.
- Ну... да. Племяннице. Именно, - быстро нашелся тот.
- Мне казалось, что вы уже заходили? – уточнил кукольник, теперь уже переключившись на Андре.
– Это другая племянница, - глазом не моргнув, приврал тот. – У меня, знаете ли, родни много. А первый подарок так понравился, что мы вот пришли присмотреть второй. Но пока только присмотреть, так что мы не хотели вас зря беспокоить.
- Хорошо-хорошо, я вас не тороплю, выбирайте, смотрите, - учтиво поклонился Арно, - а если что, то зовите меня или Викторию.
И кукольник вместе с девочкой поспешили к другим своим клиентам, тем более, что там уж точно намечалась покупка.
- Вот уж не подозревала, что лейтенанту Вильре так нравятся куклы! - шепнула Элис, когда Дени подошел поближе. - Ты-то как на него вышел?
- А ты? И давай не здесь об этом поговорим, - шикнул на нее Дени, а заодно быстро представил: - Это Андре, а это Элис. А теперь давайте на улицу и поговорим там, - он ухватил Элис под локоть и повел к выходу.
- Я пришла устроиться на работу и шить платьица для кукол, - хмыкнула Элис, когда за ними закрылась дверь лавки. - Мне про этого мужика на рынке рассказали. Странный он, - она поежилась, вспомнив жадный, оценивающий взгляд господина Арно, и нервно пригладила собственные волосы, к которым он присматривался. - А ты? Что ты про него узнал?
- Андре мне рассказал про кукольный магазин, и мы по пути заскочили глянуть... И мы, кажется, нашли того самого мага, который терся возле дома твоей соседки, - ответил Дени, глядя на Элис.
- Ты уверен? – уточнил Андре.
- Угу. По плетению точно он. Арно этот! У него вся лавка от магически нитей светилась, - безапелляционно заявил Дени.
- Тогда надо брать!
- А доказательства?
- Выбьем.
- Нет, погоди. Он – маг. И мы без понятия, насколько сильный, - не согласился Вильре. – А помогать нам никто не будет, пока доказательств нет. 
- Кто ж вам позволил бы так просто на господина мага наброситься и выбить, - вздохнула Элис. - Уважаемого человека. У него куча клиентов из верхов. Надо сперва что-то разузнать. Я видела проход в его мастерскую, только туда не пробраться никак, Арно перехватил. Если и есть что-то интересное — то там...
Она по очереди обвела взглядом обоих мужчин. Глаза самой Элис светились от азартного интереса.
- Мы на службе сейчас, - напомнил Андре. – До утра.
- Да, - кивнул Дени. – Тогда я предлагаю вернуться завтра ночью. Все будут спать, а мы тайком глянем, что там внутри. Как идея? – он увидел, как загорелся взгляд Элис и добавил. – А ты дома будешь ждать. Все это опасно.
- Если там есть какие-то следы Ланы, то мне проще будет их отыскать, чем тебе, - Элис упрямо встряхнула головой. - Я хотя бы знаю Лану, а ты ее даже в глаза не видел, так что я тоже должна посмотреть!
- А если там ловушки? Арно – маг! – возразил Дени, но после лишь нетерпеливо махнул рукой. –  Нам пора идти, так что давай решим все, когда я вернусь.
И нет, Элис он с собой брать категорически не хотел.

+2

14

Ночью на улице Кружевниц было спокойно и тихо. Квартал хороший, люди здесь жили порядочные и зажиточные — на ночную стражу не скупились, даже фонари кое-где горели.
- Неплохо они тут устроились, - шепотом заметила Элис из-за плеча Дени.
В конечном счете она все же напросилась с ним, оперируя аргументами вида «я могу почуять, была ли здесь Лана, у меня все же дар!» и коронным «ты мне вообще-то не муж, чтобы приказывать». О том, что приказать ей он вполне мог как лейтенант городской службы, а то еще и привлечь за незаконное вторжение в чужой дом, Элис решила не напоминать.
Так что к дому господина Арно оба подошли слегка насупленные, взъерошенные, и Элис пришлось несколько раз клятвенно пообещать, что при самонаималейших признаках опасности она тут же слушается Дени, падает наземь и не показывается на глаза.
К тому же была еще одна неприятность – Андре пойти не смог, его вообще отправили из города еще днем сопровождать кого-то из местных шишек в Фиан. Дожидаться его возвращения Дени не стал – он же не знал, что случилось с Ланой, а найдя кукольника даже подумывал, что мог ошибиться со своими выводами, и девочка еще жива. Вдруг старик, помешанный на куклах просто ворует себе работниц, чтобы создавать и обшивать всю эту кукольную армию? Так или иначе, но доказательства Вильре нужны были срочно, и откладывать ночной визит он не собирался.
- Ты уже так делал? - Элис не могла справиться с волнением. С одной стороны, ей было слегка неловко: она, взрослая, разумная женщина, уважаемая швея, вдова и мать — и вдруг лезет среди ночи в чужой дом. С другой стороны — слишком уж подозрительным был господин Арно. Днем Элис не чувствовала в его лавке никакого присутствия Ланы и никаких остаточных следов чего-то эмоционально озлобленного, но это не повод не посмотреть вблизи. - Пробирался куда-то таким образом? Ай-яй, лейтенант Вильре...
На этот раз Дени не стал выносить дверь магией, а нашел одно из окон на первом этаже и сосредоточенно уставился на него. Элис уже знала, что когда он так делает — значит, натолкнулся на чары, которые пытается распутать. Или плетение, как там еще маги говорят.
Защелки на ставнях расплавилась не сразу, но зато магических ловушек Дени не обнаружил – кукольник, видимо, не думал, что кто-то может пробраться к нему в дом и ограбить. Да и правда, кому нужны куклы? Ни один вор их потом не сможет продать незаметно, чтобы не выдать себя.
За окном, внутри тонувшей в темноте комнаты, стояла тишина. Дени подсадил Элис, помогая ей перебраться через подоконник, а затем подтянулся на руках и забрался в дом сам. Они оказались в той же комнате, что посещали днем, только сейчас темные силуэты кукол выглядели несколько зловеще, поблескивая глазами, на которые падал свет фонарей из открытого окна.
- Как будто смотрят в спину, - пробормотала Элис, неуютно шевельнув плечами.
Хозяин лавки и его племянница, очевидно, жили и спали наверху, но второй этаж новоиспеченных взломщиков и не интересовал. Мастерская кукольника была где-то здесь — вероятно, за тем покрывалом, которое Элис заметила днем. Помедлив, она отдернула его, пропустила мага вперед.
Магический огонек, вызванный Дени, осветил всамделишную мастерскую: верстак, на котором изготавливались деревянные части кукол, гончарный круг, печь и — Элис почему-то ощутила табун мурашек по спине — полку, на которой висели еще не готовые парики из женских волос и стояли большие банки со стеклянными глазами разных размеров.
- Он и мои волосы предлагал купить, - заметила Элис, приподняв ближайшую прядь. Мягкие и тонкие, красивого, золотистого оттенка.
- Твои он бы не получил, - шепотом ответил Дени, притворив за собой дверь.
Он внимательно осмотрелся, прошел мимо банок с глазами, париков и вороха цветного материала для кукольных нарядов. Магии в комнате не было. Здесь не колдовали... Но ведь днем он ясно видел ведущие по залу красные нити!
- Это не здесь, - тихо произнес он вслух. – Нитей нет... Мы где-то ошиблись. Мне показалось, что след ведет к двери, но сейчас я не вижу его. Вернусь в зал и проверю заново, - это было единственным решением, что пришло ему в голову.
- То есть, как нет? - не поняла Элис.
Она неважно разбиралась в терминах и понятиях магов, хотя и при удобном случае расспрашивала Дени, что и как у них устроено. Единственное, чего она поняла из объяснений Вильре - что нити не могут просто так исчезать.

+1

15

- Просто нет, - ответил Вильре. – Здесь не колдовали. Но след был в общем зале, где куклы... – он приложил палец к губам, призывая Элис к молчанию, вернулся обратно к дверям и вышел из мастерской.
В общем зале ничего не изменилось: куклы все также сидели на своих местах, фонари с улицы кидали на пол косые полосы света, а красные нити плетения едва заметным следом вились в воздухе. На этот раз Дени старался быть более внимательным, чтобы ничего не пропустить.
Но нити опять вели к мастерской.
Да что ж такое-то!
Вильре тихо выматерился, не сдержавшись, но дойдя до мастерской второй раз, заметил, что нити тянулись вовсе не к двери, а к стене рядом с ней.
- Не понимаю... – Дени коснулся рукой побелки, расписанной рисунками из сказок – прямо перед Дени несколько синих котов водили веселый хоровод. – Нити уходят в стену.
Элис прислонилась к стене рядом с ним, рассматривая рисунок.
- За стеной? - предположила она, проведя пальцем по наглой ухмылке одного из котов. Рисунок на ее прикосновение никак не отреагировал.
Увлеченная, Элис принялась шарить ладонями по стене, нажимая то здесь, то там, но стена не отзывалась.
- Погоди, - Вильре сосредоточился на одной из нитей, уходящих в кошачий глаз. Потянул ее, разматывая чужое заклинание.
Сначала получалось не очень, но потом плетение поддалось, в стене что-то тихо щелкнуло, и часть ее вместе с рисованными котами бесшумно отошла в сторону, освобождая узкий проход.
Элис едва сдержала удивленный возглас. Одно дело - слышать о потайных ходах, и другое - видеть их воочию. Разные вещи.
- Пойдем? - шепотом спросила она.
Ступени были гладкими, деревянными и отлично смазанными - ни одна не скрипела. Маленький огонек, созданный Дени, освещал спуск - гораздо более глубокий, чем казалось изначально. Тот, кто строил этот подвал, о многом подумал.
Наконец, лестница вывела их в просторное темное помещение. Света от магического огонька здесь было недостаточно.
Зато - и это сразу чувствовалось! - в нос шибануло каким-то едким химическим запахом. Что-то здесь заливали, растворяли или вываривали - сложно было сказать наверняка.
- Дени... - пробормотала Элис, сама не зная, о чем хочет его попросить. Нужно было больше света, но отчего-то ей стало страшно при мысли о том, что они могут здесь увидеть.
- Сейчас, - ответил Вилре. Он уже добрался до стола, заваленного бумагами – рисунками, чертежами, записями. Здесь же был и канделябр со свечами.
Простенькое заклинание, изученное еще на первом курсе Академии, - и пламя вспыхнуло, ярко освещая стол, а заодно и все, что на нем лежало. Дени с интересом склонился пониже к записям – рисунки были не просто рисунками, а точными анатомическими копиями людей, а если еще точнее – детей, показывая внутреннее строение их тела от отдельных органов до мельчайших сосудов и нервов.
- Ничего себе, - успел пробормотать Дени.
И мир погас. Просто исчез, растворившись за одну секунду.
Вильре даже не успел сообразить, что ему банально и грубо врезали чем-то увесистым по голове.

+1

16

Элис едва успела заметить, как упал Дени. Развернулась к нему, еще ничего не понимая - и быстрая темная тень метнулась от лейтенанта Вильре к ней. Прижала к ее носу тряпку, пахнущую чем-то резко и мерзко - Элис попыталась вырваться, но человек крепко держал ее за затылок, а дрянь, которой была пропитана тряпка, пахла так дико, и сознание почему-то принялось стремительно гаснуть...

Когда она очнулась вновь, то не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.
Сначала Элис подумала, что это из-за зелья, которым она надышалась. Но при попытке поднять руку, обнаружила, что все гораздо прозаичнее: она лежала на широком деревянном столе, и ее запястья и щиколотки были крепко стянуты ремнями, прикрепленными к четырем краям столешницы. Она лежала, как индейка, приготовленная к разделке - осталось только занести нож...
Дыхание стало прерывистым и всхлипывающим - подступила паника. Отчаянно дергаясь, Элис завертела головой, пытаясь определить, что происходит вокруг.
Подвал. Тот же самый. Только света стало больше - горела свеча на соседнем столе. В ее свете вокруг - еще несколько столов.
На них лежало что-то длинное, скрытое покрывалами.
Похожее на человеческие тела...
Элис застонала от ужаса, и тут же поняла, что человек, напавший на них с Дени, все еще здесь - она видела его спину, согнутую над соседним столом.
Дени... где Дени? Что он сделал с ним? И что сделает с ней самой?
Человек распрямился, повернулся к ней - и Элис уже совсем не удивилась, узнав в нем господина Арно. В тусклом свете свечи морщины на лице кукольника стали еще резче и глубже, словно лицо было вылеплено из глины.
- Что ты сделал?.. - Элис завозилась еще отчаяннее, и ремни больно впились в тело. - Что ты сделал?!
- Что вы сделали? - эхом отозвался кукольник. - Попытались обмануть меня днем, пробрались в мой дом ночью, как воры. Я мог бы позвать стражу, но с мелкими ворами разбираюсь самостоятельно.
- Само... - в голове все еще немного кружилось, но страх подстегивал сознание, удерживал его надежнее, чем что-либо еще.
Не зря они с Дени подозревали Арно. И этот подвал... этот подвал... они почти нашли! Нашли... что?
Лану?
- Где Лана?
- Лана? Ты о моей чудесной куколке?
Арно прошел к столу рядом с Элис - она извернулась, пытаясь проследить его глазами, - и сдернул с него покрывало. Элис не сдержала вскрик.
На столе лежала Лана: разметавшиеся каштановые волосы, закрытые глаза, опушенные длинными ресницами. Но ее кожа...
Ее кожа неестественно блестела в тусклом свете свечи, отражая огненные блики. Как мог бы блестеть воск или фарфор, но явно не человеческая кожа.
- Ты сделал куклу, похожую на нее?
Куклу в рост Ланы. Куклу с удивительно схожим лицом Ланы.
Крик застрял у Элис в горле, когда она догадалась. Арно одобрительно засмеялся.
- Умные. Но и глупые оба. Почему вам просто не оставить меня в покое? Кому мешает бедный старый маг, создающий удивительные, прекрасные, нетленные тела? Их даже не искал никто толком...
Арно тихо, упруго, как кот, приблизился к столу, на котором лежала Элис, наклонился к ней. Элис хотела сделать что-нибудь безумное - хотя бы впиться зубами в его усталую, морщинистую физиономию! - но стоило ему наклониться, как сковавший ее ужас оказался сильнее.
Она зажмурила глаза, не желая смотреть - и Арно негромко засмеялся. Элис почувствовала, как он приподнял прядь ее волос.
- Из тебя тоже выйдет красивая кукла...

Отредактировано Элис Арвин (2019-11-10 19:36:19)

+1

17

Вокруг был темнота, даже когда Дени открыл глаза, и он не сразу  сообразил, что произошло. Вроде бы только что с Элис спускались в подвал... Там был стол и рисунки, а потом...
Он лежал на полу и не мог вспомнить, что случилось дальше. Голова раскалывалась от боли, да и пошевелиться оказалось не так просто – руки были стянуты за спиной веревкой. Дени мотнул головой, приходя в себя, и стал плести заклинание, чтобы освободиться.
- Ты очнулся, - долетел до него уже где-то ранее слышанный голос.
Позади раздались шаги, вспыхнула свеча и Дени быстро обернулся на звук:
- Виктория?
- Ага, я, - девочка подошла ближе и присела рядом на корточки. – Дядюшка хотел, чтобы ты спал дольше, но я сделала совсем слабое зелье... И ждала.
- Ждала?
- Ждала, когда ты проснешься, - она поставила плошку со свечей на пол и достала из-за пояса нож. – Я тебя освобожу, если ты будешь вести себя тихо.
- Хорошо, - кивнул Дени. – Но почему ты мне помогаешь?
Виктория вздохнула, откинула на спину косы и принялась перепиливать веревку:
- Дядюшке Арно становится все хуже и хуже... Я знаю, что он любит меня, но... я его боюсь. Ты же маг?
- Да, - подтвердил Дени.
- Тогда ты сможешь его остановить. Пойдем, я покажу...
Разрезанные веревки упали на пол, и Виктория, подхватив свечу, выпрямилась, ожидая.
Дени поднялся на ноги. Голова шла кругом – пришлось ухватиться рукой за стену, чтобы не упасть. Насколько позволяло рассмотреть помещение пламя свечи, находился Вильре в кладовке – кругом тянулись полки, бочки, корзины, закрытые плетеными крышками.
- А где Элис? Девушка, что пришла со мной.
- Наверное, дядя с ней работает, - очень тихо ответила Виктория, – поэтому мы должны поторопиться. Идем же...
Поторопиться. Конечно. Это вот «с ней работает» Дени очень не понравилось. Силой воли он заставил себя отлепиться от стены и последовал за девочкой, борясь с подступающей тошнотой.
- Что за зелье вы с дядей в меня влили? – тоже шепотом спросил Вильре, нагнав свою маленькую провожатую.
- Снотворное. Сильное, у дяди есть хороший рецепт, но я немного нарушила пропорции, - также тихо ответила Виктория и обернулась. Ее глаза светились от гордости за собственную находчивость.   
- А дядя нас не заметит?
- Нет, он в другом крыле подвала. Тем у него рабочие комнаты. А тут дом.
- Дом?
- Да, кукольный дом.
Виктория остановилась возле двери в конце темного коридора. Достала из кармана ключ и отворила замок. А затем прошла внутрь, и Дени тоже шагнул через порог.
Сначала он ничего в темноте не рассмотрел, но Виктория прошла по кругу, зажигая по пути свечи в канделябрах, и тогда стало понятно, о каком кукольном доме шла речь. Комната оказалась довольно большой, с высоким потолком, белеными стенами и паркетным полом. В ней не было разве что окон, но зато стояло множество дорогой мебели из черного дерева – кровати, столы, стулья, шкафчики и комоды. И везде сидели, стояли, лежали нарядно одетые куклы. Словно живые маленькие девочки они населяли эту комнату, разыгрывая замершие во времени пантомимы – пили чай, спали, одевались, смотрелись в зеркала, читали или рисовали. Куклы настолько походили на живых детей, что Дени на миг ошеломленно замер, рассматривая столь необычную картину.
Из оцепенения Вильре вывела Виктория, тихо вставшая рядом и взявшая мага за руку.
- Вот, - она крепко сжала его пальцы. – Я думала, что если ты увидишь, то сразу поймешь. Это лучше, чем объяснять словами.
Поймешь? Что он должен был понять?
Дени обернулся к девочке, затем вновь взглянул на комнату... Она бала пронизана красными нитями. Яркими и четкими, как свежая кровь, оплетающими сложным узором паутины каждую куклу...
Или не куклу?
Дени в ужасе сам сжал маленькую ладошку Виктории так крепко, что девочка ойкнула. Все эти куклы... десятки кукол были вовсе не игрушками, а мертвыми телами, невероятным образом удерживаемыми магией в своем изначальном виде – не подвергшиеся ни гниению, ни старению, ни какому-либо другому разрушительному влиянию времени или природы.
Мертвые куклы в мертвом Кукольном доме.

+1

18

- Ты чудовище... - прошептала Элис.
Стоило закрыть глаза - как на внутренней поверхности век отчетливо, словно нарисованная, всплывала только что увиденная картина мертвой кукольной Ланы. Стоило открыть их - и взгляд упирался в худощавое лицо Арно. Не безумное лицо - и это было самое страшное. Он полностью отдавал себе отчет в том, что делал.
Убивал людей. Убивал девочек и молодых девушек.
- Вообще-то для моего магазина ты старовата, - деловито сообщил Кукольник, не слушая ее слова. Зачем ему вообще было их слушать? - Но далеко не все мои красавицы идут на продажу, а личную коллекцию давно пора расширять.
Его длинные, жесткие пальцы сжали щеки Элис, ощупывая мягкость кожи, и она не выдержала - дернула головой, попыталась укусить. Арно, коротко ругнувшись, отдернул руку, коротко замахнулся, чтобы отвесить ей оплеуху. Элис зажмурилась, но удара не последовало. Кукольник решил не портить то, что все равно станет частью его хваленой коллекции.
- Глупая девка! - прошипел он. - Тысячи таких же, как ты, рождаются, живут и дохнут в молодости, успев растерять все, что делает их хоть сколько-то привлекательными. Знаешь, сколько вас я уже повидал? Вы - чернь, однодневки! А ведь могли бы быть даже благодарными за то, что мои труды увековечивают вас! Если через пять лет ты не помрешь от чумы или сифилиса, все равно покроешься морщинами и пятнами, расплывешься и раздрябнешь. У тебя осталась пара мгновений красоты, а ты даже об этом не хочешь задуматься. Как и те девчонки... Знаешь, сколько сил уходит на то, чтобы найти действительно хорошенькую? У одной прыщи, у другой зубы кривые, третью бьет отец, и она вся в синяках. А мои куклы должны быть безупречными.
Он отвернулся от Элис, чтобы погладить Лану по холодной, блестящей, словно фарфоровой щеке.
- Ее любили родители... - всхлипнула Элис. Ее колотила дрожь, в голове бились мысли о Лане, о Дени и Тависе. По кругу. Снова и снова, сталкивались, мешая друг другу, мешая ей самой. Не позволяя составить хоть какой-то план - да и какой план она могла составить?
- Именно! - воодушевленно подхватил Арно. - Те, кого любят, обычно красивы. Это странная закономерность, но не лишенная логики, не находишь? Поэтому и ты тоже подойдешь - в тебе есть та самая красота, которую дает любовь. Пока еще есть...
- Меня будут искать, - Элис что было сил дернула связанными руками, не чувствуя боли от впившихся в запястья веревок.
- Кто? - цинично хмыкнул Кукольник. - Искать если и будут, то твоего мага, но с ним уже почти покончено. Лежи смирно, тогда и больно не будет...
И он положил узкую, длиннопалую, словно паучье тело, ладонь на лоб Элис.
Перед глазами полыхнуло алым.

Отредактировано Элис Арвин (2019-11-18 19:33:30)

+1

19

Виктория вела Дени так быстро, как могла, почти бежала, но у двери, ведущей в «рабочие» комнаты, остановилась в нерешительности.
- Он там? – шепотом спросил Дени.
- Ага, - она кивнула. – А что ты сделаешь?
- Не знаю, но ты не подходи – беги отсюда наверх, - посоветовал Вильре и прислушался. За дверью раздавались голоса, но совсем приглушенные – не разобрать слов. Виктория слушать не стала, развернулась и тихонько побежала обратно, унося с собой свечку в плошке и погружая коридор в темноту.
Дени подождал еще несколько секунд, но так ничего толком и не расслышав, осторожно толкнул дверь. Та приоткрылась, и в щелку сразу стало видно ярко освещенную комнату и склонившегося над столом Арно. Кукольник стоял к Вильре спиной, но взгляд почувствовал и обернулся. На его лице отразилось удивление – чужих он увидеть сейчас в своем подвале не ожидал... И, наверное, это было последнее, что он вообще успел увидеть – Дени не церемонился, мгновенно сплетая нужные нити заклинания, но уже не огненного, которое особенно любил, а морозного. Арно обледенел за секунду, превращаясь в ледяную статую: на то Вильре и был боевым магом – убивать у него получалось лучше, чем ремонтировать крыши или чинить дверные замки.
Элис лежала на столе, широко распахнув глаза, и зрачки ее еще светились алым отблеском колдовского плетения Арно. Ни на Кукольника, ни на самого Дени она не посмотрела - да и вообще едва ли заметила, что произошло. Заклятье лишило ее сознания, но большее Арно вряд ли успел сделать.
- Элис! – позвал ее Вильре, теряясь, что делать. Осторожно взял за руку, затем потряс за плечи, но так и не разбудил. Он видел, что Кукольник что-то сотворил с ее сознанием, но  не особо ладил с заклинаниями, влияющими на разум, и боялся за них браться. Вдруг не так что-то создаст и сделает хуже? С другой стороны, хуже уже было некуда, да и  некоторые плетения со временем становились необратимыми, - выжидать в таком случае было бы непростительной глупостью, - так что пришлось Дени выдохнуть и осторожно начать распутывать чужой магический узор, пытаясь снять с Элис то заклятье, что успел наложить кукольник.
Какое-то время она не откликалась. Алое сияние в глубине зрачков то становилось ярче, то почти утихало.
Затем ресницы Элис дрогнули и опустились. Она судорожно вздохнула - так глубоко, будто выныривала из-под воды - и наконец-то окончательно открыла глаза.
- Дени... - ее голос все еще был хриплым от ужаса.
- Слава богам! – он приподнял ее со стола, обнимая за плечи и прижимая к себе. – Как хорошо, что с тобой все хорошо! Я понятия не имел, что этот урод успел наколдовать!
- Дени! - Элис обхватила его обеими руками, вжимаясь лицом ему в плечо и не сдерживая слез. - О, Всевышний!.. Дени, он такое творил! Все эти куклы... он и со мной хотел...
- Он уже никому не навредит, - пробормотал Вильре, гладя ее по волосам.
Арно и впрямь навредить уже не мог – когда лед растает, живого от него точно ничего не останется. 
Элис взглянула поверх его плеча на замерзшего Кукольника и сглотнула.
- Все это время он был прямо здесь... и Лана тоже была здесь! Что же теперь говорить Арике?..
- Наверное, правду. Что Лана погибла, - Дени к Кукольнику не обернулся. – Только про кукол не говори – не всем это будет приятно... – он помог Элис сесть на столе удобнее. - Ты можешь идти? Здесь так противно находиться, что даже у меня мурашки бегут по коже.
- Не скажу... - пробормотала Элис, живо представив себе, какой поток ненависти это известие может вылить на голову магов. Всех магов, включая Дени. - Да, могу. Наверное...
С помощью Вильре она слезла со стола, но не удержалась - подошла к распростертой девочке. Протянула было руку, чтобы коснуться фарфоровой кожи...
И передумала. Не хотела видеть и чувствовать то, что могла ощутить перед смертью Лана.
- Пойдем домой.

Инспектория по сообщению Дени прибыла следующим же утром. Мрачные люди отогнали зевак, оцепили дом Арно и никому не позволяли даже краем глаза увидеть, что происходило внутри, пока выносили завернутые в черную ткань тела.
- А что теперь будет с Викторией? - спросила Элис у Дени, когда они остановились поодаль, чтобы поглядеть на это. - И тела девочек... их так и не вернут родным.
- У Виктории есть какая-то дальняя родственница, она ее заберет, чтобы присматривать. Да и лавка теперь остается девочке, как наследнице, а ведь там немало и настоящих кукол, вспомни торговый зал, - Дени обнял Элис. – Возможно, потом Виктория вырастет и станет швеей, как ты... А тех, других, кукол, скорее всего, уничтожат. Или нет. Я не знаю – Инспектория не делится своими секретами.
- Наверное, я никогда в жизни больше не смогу нормально смотреть на кукол, - Элис прижалась затылком к его плечу и впервые улыбнулась, хоть и невесело. - Хорошо, что Тавис - мальчик.

Отредактировано Дени Вильре (2019-11-18 20:32:00)

+1


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » Кукольный дом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC