Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Этот мир - веретено. Совпадений - ноль.


Этот мир - веретено. Совпадений - ноль.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sg.uploads.ru/92rRC.png

Место и время: 25 день месяца сева. Леса близ реки Орель. В 12 часах ходьбы от деревни Бунрот (средних размеров поселение)
Участники:  Эстея ап Таррен о'Эйра & Давид Фернандо Арагонес

Встречи предречены. Хотим мы того или нет.

Отредактировано Давид Фернандо Арагонес (2019-09-21 00:26:29)

+2

2

Ему не было смысла больше оставаться в Веере, потому на следующее же утро после встречи с искомой девчонкой, и оценив полнейшие отсутствие ценных заказов, Арагонес собрался в путь, выдвинувшись прочь от берегов пролива, к сердцу материка. Он рассчитывал, во-первых, на то, что по пути ему будут попадаться небольшие городки и поселения, где можно будет найти не особо пыльную, и быструю к тому же работенку, а, во-вторых, на то, что ап’Таррен не могла уйти особо далеко, а он для себя, касаемо заказа Моранди, ничего до сих пор окончательно не решил, а значит искать девчонку, хотя бы номинально, все равно необходимо. Обладая воистину пытливым умом от рождения, мужчина не оставлял надежды разобраться в хитросплетениях происходившего, в которое он оказался ввязан по собственной же беспечности или же неведению. Да, со стороны все смотрелось неплохо, весьма просто, и о подводных камнях он стал догадываться значительно позже. Но теперь они, словно те острые глыбы, что пугают даже бывалых моряков, собирающихся пришвартовать судно к неизвестным берегам, возникали на его пути, не давая покоя. Слишком много вопросов, слишком мало ответов. Все происходящее запутывалось в большой клубок, с такими хитрыми и неожиданными переплетениями, что разобраться в них пока что не представлялось возможным.

Спустя день дороги, Давид прибыл в небольшой городок, где работа нашлась тут же. Местные леса скрывали под своим раскидистыми деревьями многообразную фауну, местами весьма докучающую местному населению. Остановившись в небольшом трактире в центре городка, мужчина рассчитывал поспать до полуночи, и после отправиться в самую чащу, где, по словам нанявших его торговцев, обитает какое-то чудище, что чуть ли не каждую ночь вылезает на тракт, нападает на честный торговый люд, да и рвет их на куски. Само собой, с летальным исходом. Наспех поужинав, экзекутор поднялся в комнату, и провалился в сон, едва голова его коснулась подушки. Но кто бы мог подумать, что выспаться нормально ему будет не суждено. Если в прошлую ночь ему снилось что-то смутное, что поутру он даже не мог вспомнить, то в этот раз картины сновидений были куда яснее. И, пожалуй, последнее, что Арагонес мог предполагать в них увидеть – это недавнюю знакомую. А именно Эстею ап Таррен о'Эйра. И вроде бы ничего страшного в этих ночных видениях не было, но спустя три часа, изворочавшись, напрочь измяв постель, и чувствуя себя ничуть не менее помятым, мужчина поднялся с постели, понимая, что нормально поспать просто-напросто не сможет.

Ситуация повторилась и на следующую ночь, только картины становились еще яснее, и еще ярче. И пусть в этот раз Давид спал почти всю ночь, после удачного похода за чудовищем, и вручения его башки радостным торговцев, а заодно используя в качестве снотворного хорошую порцию местного вина, отдохнувшим он себя все равно не чувствовал. Что-то с этими снами было не так. Он точно знал, что не проводил все дни напролет, размышляя о взбалмошной девчонке, которой  сам же и позволил ускользнуть. Но при этом почему-то она неизменно занимала собой весь его сон, не важно, будь тот в дневное, или же в ночное время. Давиду такая тенденция не особо нравилась. Тем более не было в этих сновидениях ничего настолько интересного, что могло бы затмить усталость. Ее образ просто неизменно в них присутствовал, но ничего особо не делал, за чем хотелось бы наблюдать особенно рьяно.

В этом городе Давид провел еще несколько дней, выполнив еще несколько легких заказов, однако платили здесь неплохо. Возможно, дело было в том, что жил городок в основном торговлей, и деньги тут водились немалые. Утром Давид планировал уйти отсюда, и отправиться дальше вглубь материка, параллельно реке Орель. Засиживаться на одном месте было не в его правилах и привычках. Чувствуя некоторую усталость от отсутствия по-настоящему здорового сна, в этот вечер мужчина решил поужинать прямо в комнате, попросив трактирщика принести ему курицу, овощей и вина. И увиденному в дверном проеме, откровенно говоря, мужчина несколько удивился. Дочь трактирщика, с подносом с едой, лучезарно улыбнулась, прежде чем переступить порог. А вот уходить тут же явно не собиралась. Впрочем, и сам мужчина подумал, что это не обязательно. Раз уж спать нормально он не может, есть другие способы, тем более грех от них отказываться, когда предложения понятны, и не несут в себе никакого двойного смысла. Да и загорела молодая женщина, с копной вьющихся рыжих волос, водопадами спадающим по обнаженным плечам, была ему вполне симпатична. Жизнь экзекутора не предполагала ни оседлости, ни какой-либо семейственности, по крайней мере любые, даже самые вялые попытки обзавестись так называемым семейным очагом, всегда заканчивались полным провалом. Причин тому было великое множество, начиная от постоянных разъездов, физиологических особенностей экзекуторов, заключающихся не только во множестве полезных свойств, но и в невозможности иметь потомство, вплоть до особенностей характера конкретного человека, а уж простым Арагонес точно не был. А все это к тому, что вполне нормально было не ждать пресловутой любви до гробовой доски, когда можно было пользоваться моментом, как говорится. А ближе к утру, она поспешно собирала с пола свои вещи, на ходу допивая оставшееся в кувшине вина, и весело улыбаясь, глядя на мужчину, расслабленно устроившегося на смятой постели, и наблюдая за ее действиями в лучах рассветного солнца, что уже вставало из-за горизонта, проникая своими лучами сквозь не зашторенное окно.

Помимо странных сновидений, Давиду в принципе не очень нравилось его нынешнее состояние. И с каждым днем это ощущение лишь усугублялось. Не особо понятные, резкие вспышки эмоций, которые мужчина пока что вполне мог подавлять или как-то контролировать. Но само их появление, а также непонятная ему природа, вызывали если не опасения (по крайней мере, пока), но неприятные ощущения уж точно. Так что к Буртону – деревне средних размеров, малость не дотягивающей до небольшого городка, он подъехал не в самом лучшем расположении духа. Найдя место для ночлега и быстро поев, экзекутор в очередной раз попытался выспаться, и в очередной же раз с утра понял, что идея была не из лучших. Нет, физически организм отдыхал и восстанавливался нормально, но с этим у мужчины вообще проблем не было, в силу его особенностей. А вот морально – напротив. Любые попытки понять природу этих изменений катастрофически стремились к нулю.

Зато не пришлось даже искать доску объявлений на площади, едва рассвело, к нему в дверь уже ломился хозяин таверны, возвещая, что внизу его ждут «богатые люди, которым он жизненно необходим». Что ж, известно, что слава о наемниках зачастую входит в селения впереди них самих. Умывшись и переодевшись, мужчина спустился вниз, где к его удивлению, ему уже был накрыт щедрый завтрак, да еще и за счет тех самых «богатых людей». Ими, на поверку, оказались опять же местные торговцы, весьма приятные пожилые мужчины, к слову. Которые в красках принялись описывать те напасти, что настигли их, свалившись на седые головы как снежный ком. Арагонесу оставалось лишь есть, да слушать. Мысленно прикидывая, сколько они будут готовы заплатить за голову самой обычной виверны.

К лесу он выехал уже ближе к закату, ибо искать эту тварь посреди бела дня – занятие совершенно бесполезное. Привязав коня на приметной опушке, и уже отметив для себя характерные следы, ведущие к логову, мужчина спешился и отправился вглубь чащи. Однако на этот раз ночь прошла зря. Видимо, вдоволь наевшись в прошлый свой визит к Буртону, в этот раз виверна предпочла мирно спать, и не являть свой не самый светлый лик народу. А лезть в логово чудища, оказываясь тем самым в весьма стесненных условиях, Арагонес не собирался. Однажды она выйдет, и выведет ее наружу ни кто иной, как голод. Вот тогда и можно будет обнажать свой меч. Все будет просто и вполне для него безопасно.

Было безопасно. Ровно до того момента, пока не появилась искомая виверна. А черт! Целых две. А то и три. Правда третью Давид тут явно не ожидал увидеть. Достаточно было того, что эта девчонка снилась ему каждую гребанную ночь. – Замри! – он говорил жестко, но очень тихо, дабы не спугнуть тех двоих тварей, что сейчас вылезли из зарослей кустарника позади Эстеи. – Не шевелись. Дыши через раз. И без моего слова ничего не делай. – Арагонес осторожно достал меч из-за спины, оружие отозвалось привычным приятным холодом в ладони. Мужчина не мог не заметить, что в ту самую секунду, когда девушка столь неожиданно появилась на опушке леса, ему вдруг стало значительно легче. Это сложно было бы описать словами, но все, как ему казалось, чужеродные эмоции вмиг улетучились. Будто бы и не было ничего. Вот только сейчас не было особо времени размышлять о такого рода странностях.

+2

3

Почему этот мир настолько мал? Почему так мало существует мест, где можно скрыться? Или по крайней мере попытаться, ведь как показала практика, даже на неизведанных материках невозможно найти покоя. Или же просто Эстея была настолько невезучей барышней, что удосужилось повстречать экзекутора, да еще и наемника, да еще и пришедшего по её белокурую голову, на всём этом огромном и таинственном материке. Впору было задуматься о том, чтобы скрыться среди местных аборигенов, принять их веру, или кому они там молятся, выучить язык и нарядиться в примитивные наряды, которые на первый взгляд выглядят довольно уютно. По крайней мере Тея уже не первый раз задумывалась об этом, особенно вылезая из очередного тесного наряда, корсет которого до боли и лиловых синяков сковывает грудную клетку. Уж лучше голышом, чем вот это вот всё.

Потому покидая таверну тем вечером, девушка особо и не надеялась далеко уйти, или даже задуматься о том, как покинуть этот материк или скрыться в близлежащих лесах. Но то ли экзекутору действительно были знакомы чувства благородства и щедрости, или же он преследовал какие-то свои, неведомые ей мотивы, но бросаться в погоню за ней он всё же не стал, пусть девушке еще долгое время приходилось вздрагивать и оглядываться на каждый шорох у неё за спиной, что подмывало бежать всё дальше и быстрее, прочь от чертового города, в котором ей посчастливилось познакомиться с Давидом. Может потому происходящее с ней в дальнейшем не вызывало особых вопросов, ведь некое смятение, усталость и странные сновидения можно было вполне списать на недавние переживания, которые, словно кошмары, преследовали Эстею каждую ночь с лицом одного конкретного экзекутора.

Стоило было отвлечься, развеяться, сменить обстановку, может даже наладить связи, если не с местными жителями или колонистами, которые в больше степени прибыли на новые земли не ради исследований, а ради привычного и обыденного пьянства, то вот с обитателями лесов, гор и полей. С теми, кто незримой дымкой, дуновением ветра или шорохом листвы, сновали среди раскидистых зеленых ветвей. С теми, кто интересовал Тею в больше степени. Ведь не зря всю свою жизнь ей удавалось найти общий язык исключительно с духами, а не с людьми, готовыми за пару медных монет продать собственного ребенка или убить родную мать. Уж слишком часто и красочно девушка встречалась с подобными ситуациями, чтобы окончательно разувериться в человечестве, а в частности - в человечности. Потому решив совместить приятное (исследование близлежащих земель), с полезным (попыткой оторваться от наемника и затеряться в округе), Эстея взяла путь на юг, то пешком, то покачиваясь в попутной телеге, если не со скотом, так с больно впивающейся в спину соломой. Всё это можно было стерпеть, даже несмотря на скверное самочувствие и темные круги под глазами, из-за преследующих её по ночам сновидений, лишь бы поскорее добраться до небольшого портового города. Муир, который первое время чуть ли не на плотах переправлял колонистов на другую сторону пролива Новой Надежды, за годы всё же сумел обзавестись не только лодками, но еще и устойчивым портом, и поскрипывающим под сапогами пирсом, с которого можно было перебраться в Лан, а там, как Эстея свято надеялась, достаточно рукой подать до заветной свободы. Где дикие леса и бескрайние степи даруют ей долгожданное спасение и надежду на новую жизнь. Но, до этого было еще далеко.

В какой-то день остановившись в захудалой таверне, где ей пришлось отдать целых пять ассов, честно украденных, между прочим, лишь бы остаться этой ночью под крышей и переночевать в теплой и относительно уютной постели. Стоило было понадеяться, что в кровати не окажется ни клопов, ни местных вшей, а то уж больно красноречиво почесывался тем утром здешний конюх. Уповая на долгожданный отдых, Тея искренне надеялась на то, что ей наконец-то удастся выспаться, или что усталость возьмет своё и она просто отключится до самого утра. В целом так оно и произошло, но сновидения, столь красочные и яркие, от которых девушка металась по постели добрую половину ночи, жадно сминая пальцами тонкую простыню, заставили Эстею с рассветом сорваться с кровати, поспешно направившись к кувшину с холодной водой, лишь бы попытаться смыть с себя это наваждение, а заодно и отсудить пылающие от стыда щеки. Не то что бы ей никогда не снились подобные сны, но не такие реальные, и не с такими действующими лицами, которых хотелось как можно скорее вытеснить из своей головы. Вот только после увиденного это почему-то стало даваться лишь с большим трудом.

Впору было задуматься о состоянии своего рассудка, или может это были какие-то иные эмоции, которые Тея ранее не испытывала... Ну, совесть там, которая съедала её изнутри, проецируя во снах сожаление о том, что подставила мужчину и сбежала... Да нет, чушь какая-то. Но задуматься о столь регулярных снах, которые день ото дня становились лишь более реальными, всё же не помешало бы. Когда же спустя какое-то время девушка остановилась в другой таверне, ища ночлег и горячей еды, она мигом вылетела из здания, как только заприметила знакомую копну огненно-рыжих волос, обладательница которых, знакомая Эстея по всё тем же сновидениям, сновала между столов и заливисто смеялась от похабных комплиментов, которые отвешивали женщина посетители. Может именно это стало последней каплей, из-за которой девушка свернула с широкого тракта, в попытках найти покоя среди дикой природы и обитателей этих лесов.

Она никогда не была ни охотником, ни исследователем или, тем более, ученым, потому со стороны любой неосведомленный человек мог с уверенностью сказать, что столь юной особе без подготовки в диком лесу не выжить. Возможно, этот человек был бы прав, скажи он это девушке лет двенадцать назад, когда она, еще не утратив всю свою семью, а вместе с ней и надежду на счастливую жизнь, может быть и поверила. Но теперь, блуждая по одной лишь ей видимых тропах, зачерпывая ладонями прохладную воду, просачивающуюся сквозь массивные камни на склоне, и оставаясь на ночлег под открытым небом, невиданные доселе звезды которого невольно завораживали девушку, она бы могла с уверенностью сказать, что большего ей для счастья и не надо.

Привычным движением раздвигая в стороны колючие ветки, тонкие пальцы резко замирают, повинуясь до боли знакомому голосу. Испуганно, толком не понимая, видится ли ей это в действительности, или же просто очередной плод замученного сознания, девушка осторожно перевела взгляд на Давида, скользнув вниз, по сжатому в руках мечу, чье лезвие играло пугающими, холодными бликами. И всё же ослушавшись, до конца не осознавая, что происходит, она медленно обернулась, как раз в тот самый момент, когда тварь вытянула шею и расправила крылья, явно готовясь к прыжку. К такому Эстея не была готова, всё же ей впору портки стирать, детишек там качать, а не бегать по лесам и мечом размахивать. Правда столь глупые идеалистические мысли моментально выветрились из головы, когда где-то в опасной близости послышался легкий гул рассекающего воздух лезвия. То ли в попытках уйти в сторону и не мешаться, то ли от банального страха, о чем она никогда не признается, Тея сделала небольшой шаг назад, оступившись и грузно осев на землю. Возможно, благодаря внезапной неуклюжести ей и удалось выжить, уйдя с траектории чьей-то зубастой пасти. - Пресвятая Кали, - широко распахнутыми глазами она смотрела, как от выверенного годами замаха, меч рассекает кожу твари; как густая и темная, словно смоль кровь, орошает округу; как она пачкает одежду, въедаясь мутными пятнами в тонкую материю; как на собственной щеке ощущается эта вязкая жидкость, капля за каплей стекающая по подбородку. Ступор, в котором девушка невольно оказалась, не позволял ей даже пошевелиться, не то, что попытаться стереть с лица эти мерзкие ощущения. Но увидев, как второе существо рвануло в сторону Давида, Тея всё же сумела выйти из оцепенения, - Осторожно! - скорее действую чисто рефлекторно, отлично понимая, что без какого-либо оружия и нужной подготовки толку от неё ноль, Эстея всё же подорвалась с земли, в жалких попытках помочь экзекутору. Но было слишком медленно, слишком поздно, и ей остается лишь испуганно наблюдать, как виверна впивается острыми когтями мужчине в руку. Как пронзительная боль разливается по нервным окончаниям, заставляя Тею сдавленно охнуть и с недоумением схватиться за собственное плечо.

+2

4

Миллион виртуозных ругательств сейчас пронесся в голове экзекутора, за считанные доли секунды, пока, так его толком и не послушавшись, девушка, все же не просто шевельнулась, но и попыталась, видимо, отойти в сторону. Судя по всему запнулась, и оказалась на земле. У Арагонеса была прекрасная, без лишней скромности, реакция, и потому он резко вывернул руку, пронося меч по свободной траектории, и все же вонзая его в плоть виверны. Темная вязкая жидкость прыснула из широкой раны, заливая собой лезвие, рукоять меча, и его собственную руку.  Стекая вниз, окрашивая в свой цвет не только зеленую весеннюю траву, но и одежду Эстеи, все также сидящей на земле. У Давида не было сейчас времени, чтобы рассмотреть ее получше, и хотя бы понять, не собирается ли она прямо тут потерять сознание. Возможно, это было бы и к лучшему, по крайней мере, пока он тут не закончит, ибо вторая тварь уж точно испуганно не сбежит вглубь чащи леса, это мужчина знал наверняка. Да и с первой для начала следовало бы закончить.  Мягко и быстро отпрянув на пару шагов в сторону, экзекутор снова занес меч, и вновь также тот достиг цели, вонзаясь в туловище виверны, уже с другой стороны. Судя по протяжному хрипу, он сумел проткнуть ей легкое (или чем там она дышит). Из воистину драконьей пасти, разве что не умеющий извергать огонь, также полилась темная кровь. Чудовище попыталось взмахнуть крыльями раз-другой, после чего грузно осело на землю. С одной было покончено.

Арагонес вытащил меч из ее туловища, он слышал движение второй твари, практически видел его боковым зрением, и реакция вроде бы не подвела мужчину, но существо оказалось явно проворнее. Он слышал крик девушки, но до конца убрать руку так и не смог, когда зубы виверны вонзились в кожу, заставляя судорожно вздохнуть, от резко пронзившей конечность боли. Давид успел перехватить меч другой рукой, вновь резко изворачиваясь, и теперь уже нападая. Боль была сильной, даже для него. Но он умел терпеть. По крайней мере, пока тварь все еще жива – это было крайней необходимостью. Сейчас он ругался уже вслух, на родном маерском. А тем временем виверна решила устроить ему то ли энергичные танцы, то ли гонки на выживание. Она была моложе своего мертвого собрата, более быстрой и изворотливой. То и дело норовила то снова укусить, то врезать хвостом. Но нет, второй раз на эти уловки экзекутор уже точно не попадется. Эта тварь его выматывала. Пусть многие считают, что всякого рода чудовища лишены разума, Давид был уверен в обратном, и в этом опирался на несколько десятков лет встреч с этими существами лицом к лицу.

Он смог перехитрить ее, вонзив меч в шею чудовища, и в итоге практически проткнув ее насквозь. Удар был сильнее, чем следовало бы, и Арагонесу потребовалось вытаскивать меч из уже умершей туши двумя руками, что породило новый виток жуткой боли. Пока что все еще терпимой. Он вытер оружие о траву, избавляя лезвие и рукоять от следов крови, убрал в ножны, и только после этого позволил себе сесть на землю, практически напротив девушки. – Жива? – тут уже было не до светских бесед. Мужчина снял жилет, критично осматривая те лохмотья, что еще с полчаса назад были рубахой. Теперь и она отправилась куда-то на траву, а Арагонес критично осматривал рану на руке. Кажется, он давно так много и часто не сквернословил как сегодня, но тому ведь были объективные причины. Само собой, регенерация у экзекуторов ни шла ни в какое сравнение с человеческой, а значит в скором времени от раны не останется и следа, но пока что она причиняла весьма ощутимый дискомфорт. – Ты ранена? – он внимательно посмотрел на Эстею, которая почему-то тоже держалась за руку, хотя Давид не видел, чтобы хотя бы одна из виверн ее хоть чем-то задела. Впрочем, кажется тому было совершенно иное объяснение. И оно только начало доходить до мужчины, пока что смутными образами, но от этого становилось лишь тяжелее.

Он устало откинулся спиной на прохладную траву, стараясь восстановить дыхание, сбившееся то ли от боя, то ли от боли в руке, то ли от внезапных догадок, что теперь немало будоражили его разум.  – Сейчас нельзя уходить. Есть еще, как минимум, одна.  – привычка обращать внимание на любые мелочи, именно она позволила Давиду понять, что два убитые виверны были одного пола. А учитывая то, что одна была явно моложе другой, скорее всего они мать и дочь, как бы странно это не звучало. А значит, где-то есть еще одна, более здоровая, более сильная. И уходить сейчас, в не самом лучшем состоянии, еще и таща с собой две головы убитых тварей, отнюдь не лучший вариант. Выжившая особь найдет по запаху то место, куда уволокли головы ее родственников. Виверны прекрасно чувствуют собственную кровь. И тогда Буртону очень не поздоровится. Подобного Арагонес допустить не мог. В конце концов, это была его репутация. - И тебе уходить нельзя. Ты ими пахнешь теперь, - он кивнул на два трупа чудовищ, валявшихся неподалеку. 

- А пока моя рука приходит в норму, - по подсчетам мужчины, через час-полтора он будет чувствовать себя уже значительно лучше, - Расскажи, как тебе спалось всю эту неделю?

+2

5

Липкий страх смешивается с адреналином, разливающимся по телу с каждым новым биением сердца. Ей становится дурно, но чувство самосохранения запрещает отвернуться, приходится с широко распахнутыми глазами испуганно наблюдать за развернувшейся бойней, до конца не понимая, на чьей именно стороне девушка была в эту самую минуту. Тея лишь самозабвенно цепляется дрожащими пальцами за собственную руку, в жалких попытках унять жгучую боль, когда тем временем глаза с ужасом наблюдают, как очередная тварь замертво падает на землю, в последний раз взмахнув своими широкими крыльями, ломая ветки и молодые кусты ежевики. Всё закончилось. Тёмная кровь, вытекающая из пасти виверны и её многочисленных ран, моментально впитывается в землю, окрашивая её в багряные тона. И земле это не нравится. Она стонет, кричит в немой мольбе и этот крик разносится по лесу со следующим порывом ветра. После чего всё затихает. Духи, невидимыми призраками наблюдавшие за происходящим, исчезают, все разом прячась и разбегаясь в стороны, от чего округа наполняется звенящей тишиной, лишенной их щебечущего голоса и какой-либо жизни. Это пугало даже больше, чем бездыханно лежащая в паре метров от Эстеи тварь.

Голос мужчины доносился к ней словно из-под толщи воды, - Живая? - с легким недоумением опустив взгляд на собственную ладонь, столь отчаянно сжимающую ткань рукава, девушка отрицательно махнула головой, пусть до конца и не была уверенна в происходящем. - Кажется, не ранена, но это слегка странно, если честно, - боль определенно была, но отступала с каждой новой секундой, легким покалыванием оседая на кончиках пальцев. Чтобы убедиться в чем-то, или подтвердить свои внезапные догадки, Эстея осторожно закатала ткань платья, чтобы увидеть на коже едва заметное покрасневшее пятно и ничего более. Вот только находилось оно ровно в том же месте, где экзекутор получил ранение, что заставило девушку невольно нахмурится и перевести на мужчину раздраженный взгляд. - Твоя воля остаться тут и ждать очередной твари, но ноги моей здесь больше не будет, я на это не подписывалась, - сладковатый запах с резкими металлическими нотками ударил в нос, от чего девушку замутило и ей стоило огромных трудов отвернуться от лежащих неподалеку тел и сдержать внезапный порыв. Одно дело было ввязаться в привычную для неё драку в таверне, или на голых улицах, где часто приходилось если не отстаивать честь, то сражаться за кров и одежду. Словно подтверждая собственные мысли девушка кивнула сама себе, но с места так и не двинулась, боясь, что всё еще подрагивающие ноги не удержат её в вертикальном положении.

Дальнейшие же слова экзекутора заставили Эстею вспыхнуть, опасно прищурив голубые глаза. - Ох, видимо за столь, - проглотив большую часть нецензурной брани, она растянула губы в кривой ухмылке, - красочные сны, мне стоит поблагодарить тебя? - невольно заскользив взглядом по обнаженному мужскому торсу, который в данной ситуации даже не портили разводы крови, как своей, так и чужой, Эстея поспешно подняла глаза, с легкой насмешкой заглянув мужчине в лицо, - Но если это продолжится и впредь, давай обойдемся без рыжих? Они не в моём вкусе, - учитывая тот факт, что Давид поднял столь щекочущий в последнее время вопрос, стоило было подойти с более серьезной точки зрения к сложившейся ситуации, но то ли из-за усталости, то ли из-за нарастающего в груди раздражения, она не хотела говорить, и даже видеть мужчину в эту самую секунду. К сожалению, Тея и так слишком часто встречала Арагонеса в своих сновидениях, чтобы жизнь, словно насмехаясь, сталкивала их еще и в реальности.

- Даже знать не хочу, как это вышло... - мимолетное озарение снизошло на неё, заставив закатить глаза и устало выдохнуть, - Хотя ладно, я догадываюсь, как это произошло. Но жить с этим, - щеки вновь вспыхнули, словно у какой-то юной девицы, не успевшей познать ни мир, ни мужского внимания, - я уж точно не собираюсь. - раздраженно процедив слова сквозь зубы, она и правда попыталась встать и уйти отсюда, столь наглым образом пользуясь частичной слабостью раненого мужчины и игнорируя его причитания на этот счет, но внезапные отголоски, словно сотня звенящих колокольчиков, пронзили тяжелую тишину, нависшую над лесом. - Тише, - пронзив Давида очередным колким взглядом, она резко подалась вперед, закрывая его рот ладонью и пытливо, с легким восторгом, всматриваясь мужчине в глаза, - Да помолчи ты. Слышишь? - это был чисто риторический вопрос, ведь слышать это он уж точно не мог, потому слегка смутившись и своих порывов, и столь неосмотрительных действий, она поспешно опустила ладонь и встала с места. - Здесь поблизости есть ручей, - всё же вести виверну в город, навлекая на неповинных жителей беду, девушка уж точно не хотела. Да и особо спорить по поводу того, что её тоже смогут вычислить по запаху, она не стала. Вот только находиться на этой поляне, в обществе разлагающихся тварей, ей совсем не хотелось. - Если он и так нас найдет, то нет смысла сидеть на месте.

Несмотря на некие соображение и желание всё же пережить этот день, а затем и последующие годы жизни, девушка всё же пошла в сторону певучего голоса, который, словно услышав её недавние мольбы, влек Эстею тихим журчанием бегущих вод. Хрустальный ручей, едва достающий выше колен, обнаружился совсем неподалеку, как только девушка отогнула в сторону колючие еловые ветки и вышла на каменистый берег реки. Где-то неподалеку послышался шелест листвы и Тее хотелось бы верить, что это был экзекутор, а не голодная виверна, или еще какая лесная тварь. - Как он там сказал? Что от меня разит, да? - может быть слова звучали иначе, но смысл от этого не менялся, потому девушка раздраженно расшнуровала испачканное платье, скинув его на землю. Вроде погода была не слишком холодной, но оставшись в одной сорочке Тея всё же слегка поежилась, а ледяная вода, в которую девушка осторожно зашла, так и вовсе заставила её если не взбодриться, так возжелать развести костер, как минимум. Начав застирывать всё еще свежие разводы на ткани, Эстея искренне надеялась, что это поможет если не вывести их из ткани, то хотя бы избавиться от столь приторного запаха.

+2

6

Арагонес мог надеяться сейчас лишь на две вещи: что виверна, вонзивщая клыки в его предплечье, не была ядовитой, в противном случае процесс регенерации затянется, чего откровенно не хотелось, а также что девушка хотя бы сейчас послушается его слов. Не было в них никакого умысла, кроме желания сохранить ее жизнь, раз уж это пока что в его силах.  Однако, как известно, надежды зачастую бывают тщетны. Давид тяжело вздохнул, все еще пытаясь разговаривать с беглянкой спокойно, - А на что ты подписывалась? – легкая усмешка ненадолго возникла не его лице. Впрочем, кажется, Эстея больше говорила, нежели делала, так как пока что оставалась сидеть на прежнем месте. – Можешь идти, конечно, - он деланно пожал плечами, - Но сколько бы еще виверн не было в округе, они пойдут за тобой. Куда ты хочешь? В ближайшую деревню? Вглубь чащи? Справишься хотя бы с одной из них? – у него не было задачи напугать девушка, хотя… почему же не было? Страх – отличный аргумент для практически любого человека. И если именно он заставит Эстею сидеть ровно хотя бы несколько часов, это уже будет весьма и весьма неплохо.

- Не думаю, что я заслуживаю благодарности, - экзекутор искренне улыбнулся, рассматривая то ли злое, то ли раздраженное лицо девушки, - Мне, знаешь ли, то же не разноцветные пони снились, - а хорошие сны у него были в детстве, между прочим. Когда Давид еще был совсем ребенком, и ничего не знал ни о магии, ни о своем грядущем пути в этой жизни, ему не разрешали возиться с лошадьми. Какими бы там ни были чета Арагонес, но потенциальную рабочую силу, воспроизведенную ими на свет, они пытались хоть как-то беречь, а потому к большим животным малых отпрысков не пускали именно из соображений безопасности. Зато разрешали ухаживать за пони, коих было целых три, и с которыми младший Арагонес с большим удовольствием мог возиться днями напролет. Впрочем, ностальгия по почти забытому детству сейчас была не особо уместна. – О, неужели! То есть тебе не понравилось? – сдержать смех было крайне сложно, да и не сказать, чтобы мужчина особо сильно пытался, - Изволишь огласить мне весь список того, что тебе… нравится? – вопросительно-насмешливые интонации сами сквозили в мужском голосе, да и будь они чуть в другой ситуации, он бы даже наверняка послушал, причем с нескрываемым интересом, реши вдруг девушка и правда поведать ему то, что заставляет ее сердце биться чаще, заливать щеки ярким румянцем, ну и как там еще обычно всякие барды описывают естественный физиологический процесс возбуждения? Давид не был ханжой, однако сидя возле двух истекающих кровью трупов чудовищ, заводить подобные разговоры надолго и всерьез было бы несколько странно.

- А мне кажется, об этом стоит подумать всерьез, - нет, он говорил уже вовсе не о личных предпочтениях, а о самой сути того, что происходило. О странных сновидениях, отражающих чужую реальность, о чужеродных эмоциях, внезапно врывающихся как северный вихрь, и о том, что, к примеру, после его ранения, на руке девушки, ровно в том же месте проступило странное пятно, да и, судя по всему, боль она испытывала тоже достаточно схожую, что и вовсе было иррационально.  –Скажи еще, что знаешь как это легко и просто решить, - экзекутор хотел добавить что-то еще, но в следующий миг рот ему закрыла женская ладонь, и, кажется, от неожиданности подобных действий, он даже не сразу осознал происходящее, и лишь спустя несколько секунд понял, что Эстея к чему-то прислушивается. Нет, он не слышал ровным счетом ничего, хотя со слухом у мужчины все было в порядке. Поэтому мог лишь адресовать девушке немой вопрос, на которой, впрочем, она ему весьма скоро ответила. Не только словами, но и действиями, поднявшись на ноги и уверенным шагом направившись в сторону неведомого ручья.

Руке уже было легче, а потом Давид также поднялся следом. Но кинуть сразу же за девчонкой он не мог, здесь еще оставались кое-какие дела. Он все еще планировал получить свои деньги, следовательно ему требовалась самая малость – две головы виверн. Дабы затем лишний раз не возвращаться к этому побоищу. Справившись с этим нехитрым делом, и связав их веревкой, что всегда была закреплена у него на поясе, экзекутор со своей ношей направился по следам девушки. Благо было это недалеко. Картина, представшая его взору, больше походила на какую-то сказку из все того же далекого детства. Когда мрачным голосом рассказывают о том, как заблудший в лесу путник вышел к чистому ручью, и увидел там деву, что сияла в лунном свете. Что ж, за это стоит сказать спасибо белой сорочке девушки, и не менее светлым волосам.  Бросив головы чуть поодаль, экзекутор подошел к самой кромке воды, зачерпнув ее ладонями и с удовольствием чувствуя, как чистая и прохладная она разливается по горлу. – Хочешь смыть запах? – вопрос был риторическим, в отличие от следующего, - Как ты узнала, что здесь ручей? – голос Арагонеса был серьезным, ибо простым человеческим слухом услышать журчание воды с того места, где они были, было бы просто-напросто невозможно.

Впрочем, он не собирался молча стоять и дожидаться продолжения беседы. Стянув сапоги, а следом и одежду, он быстрым шагом вошел в ручей, благо тот оказался достаточно глубоким, и пару раз окунулся с головой. Способности организма позволяли не превратиться в прохладной воде в одну сплошную судорогу, да и вообще к перепадам температур он был не особо чувствителен, хотя и предпочитал тепло каких-нибудь субтропиков, суровому северному климату. Выйдя обратно на сушу, и использовав жалкие остатки рубахи в качестве полотенца, а после все же одевшись, хотя бы по пояс, экзекутор принялся собирать сухие ветки, чтобы развести костер.  – Будешь еще дольше возиться в воде – окончательно замерзнешь, - он особо не настаивал, впрочем.

Разжечь костер получилось именно благодаря той магии, что была в арсенале мужчины. И не раз выручала его в подобных ситуациях. Ибо пытаться высечь искру каким-нибудь огнивом, занятие конечно увлекательное, но слишком уж долгое и нудное.  – Когда ты ела в последний раз? – убедившись, что костер исправно горит, и гаснуть не планирует, Арагонес достал кинжал с пояса, и вновь направился к воде. Ручей был проточный, достаточной глубины, чтобы в нем водилась какая-нибудь живность, чуть более интересная, чем лягушки.  И ждать она себя долго не заставила. Поймать рыбу голыми руками – задача априори невыполнимая. А вот когда у тебя реакция куда лучше человеческой, это становится лишь делом техники. Так Арагонес охотился не впервые, а потому спустя менее чем полчаса, две средних размеров рыбины уже были у него в руках.  – У тебя соли не найдется? – оставалось только соорудить подобие вертела из крепких веток, и все было бы готово.

+2

7

Хотелось бы верить, что этот противный, чавкающий звук, издавали не отрубленные головы чудовищ, но позволив себе на секунду отвлечься от стирки и бросив беглый взгляд в сторону леса, откуда только что вышел Давид, Эстея всё же не удержалась от тяжелого вздоха и картинно поднятых к небу глаз. Хотя, чего еще стоило ожидать от человека, всю свою жизнь промышляющего подобными, если не заработками, то чем тогда? Извращенным увлечением? Да уж, одно второго не краше.

Постаравшись переключиться на стирку и с большим усердием взяться за пятна, наплевав на ледяную воду и покрасневшую на руках кожу, Тея всем своим видом пыталась показать мужчине, что она занята и не желает поддерживать светскую беседу, но видимо ему на это было наплевать. – А, по-твоему, не видно? - раздраженно ударив тяжелой тканью по водной глади, девушка поспешно опустила взгляд вниз, сосредоточившись на занятии. Первым порывом было проигнорировать заданный вопрос, а потому спустя несколько долгих минут молчания, она всё же тяжело вздохнула, - Я всё своё детство провела в скитаниях, а какое-то время жила в лесу, - запнувшись, она одарила наемника ледяным взглядом, надеясь что на этом расспросы на данную тему закончатся, - в одиночестве. Потому хорошо ориентируюсь в любой местности, и с легкостью нахожу источники пресной воды, - наглая ложь звучала приторно красиво, но более правдоподобных, а главное, правдивых объяснений, у неё больше не имелось.

Может стоило было задуматься о своей удачи и почему Кали окончательно и бесповоротно покинула девушку, перестав освещать её путь. Или как иначе объяснить череду невезений, которые, впрочем-то, начались со знакомства конкретно с этим человеком. Мерный плеск воды заставил Тею вынырнуть из своих религиозных сокрушений, машинально переместив взгляд на мужчину, решившего внезапно искупаться в этой самой речушке. Моментально вспыхнув, то ли от возмущения, то ли из-за увиденного, благо только со спины, что невольно всколыхнуло в памяти недавний сон, хотя, судя по всему, для кого-то это был далеко не сон. Пальцы дрогнули и платье чуть не ускользнуло вдоль по течению, благо Эстее удалось в последний миг ухватиться за ускользающую материю и подтянуть одежду к себе. И кто тому был виной, что девушка чуть не лишилась единственной одежды? Бросив на мужчину полный раздражения взгляд, она всё же невольно задержалась на нём чуточку дольше, чем того требовалось, прежде чем вернуться к своему прерванному занятию. - Тебя не спросили, - проворчав нечто нечленораздельное, она всё же выбралась из ручья, почему-то больше не испытывая прежнего холода, о чем свидетельствовали пылающие щеки.

Тяжелые капли стекали с платья и ударялись о зеленую траву, вьющуюся подле корявой ивы, ветви которой девушка использовала как вешалку для наряда. Пальцы машинально пробежались по складкам, в жалкой попытке разгладить их и привести в относительно приличный вид, но бросив это неблагодарное занятие Тея переключила внимание на сорочку, низ которой успел промокнуть и теперь лип к ногам, сковывая движения. Конечно можно было повесить и её сушиться, но бросив полный недоверия взгляд на Давида, девушка все же решила не идти на столь крайние меры, а потому быстро отжав подол, насколько позволяли силушки в её тонких пальцах, она подошла к разведенному костру, с  неким благоговением протянув к нему руки. - А сновидения тебе не сказали, когда? - если бы взглядом можно было прожигать, то в одном экзекуторе уже бы образовалась добрая дюжина дыр, но, к сожалению, Эстея не обладала подобными умениями, а потому лишь нейтрально пожав плечами, она поручила добычу ужина Арагонесу, иначе зачем еще он ей здесь сдался? Ах, да, виверна же.

Когда Эстея скитается лесами в одиночестве, всё получается как-то проще, ведь не приходится себя ограничиваться ни в способностях, ни в общении с духами, которые не раз ей помогали. Но сейчас лес словно вымер, он оглушал своей тишиной и отсутствием ветра, будто выжидал чего-то. И Тея могла поклясться, что сотня незримых глаз тонкими иглами впивались ей в кожу своим немым неодобрением, будто это она привела чужака в эту обитель. Будто по её вине пролилась кровь. Будто из-за самой девушки нарушился покой и идиллия в этих землях. И от этого было слегка грустно, если честно, ведь Эстее пришлось приложить немало сил чтобы найти общий язык с местными духами, которые, как сейчас оказалось, особо не питали к ней должного доверия.

Тея лишь вздрогнула от голоса мужчины, переместив взгляд с танцующих языков пламени на лицо Давида, а затем на его улов, крепко сжимаемый в руках, - Соль? Конечно же, - были бы в сорочке карманы, она бы точно попыталась их вывернуть наизнанку, но вместо этого осталось лишь одарить мужчину язвительным тоном, - Оставила в телеге, вместе со своей кухаркой и пуховой периной. - в ответ хотелось поинтересоваться, почему у наемника нет ни кухонной утвари, ни походного мешка с провизией и тем более сменной одеждой. Ведь учитывая его работу, подобный арсенал всегда должен быть при нем. Или же Эстея чего-то не понимает. В мужчинах, или же в экзекуторах, в частности. Но решив не распалять и так бесполезный спор, она поднялась на ноги, направившись к линии леса. Из-за плавно опускающихся на землю сумерек рассмотреть что-либо было проблематично, потому ей понадобилось некоторое время, прежде чем вернуться обратно к костру с пучком трав. - Это к рыбе, - протянув веточку шалфея Давиду, она кивнула в сторону их будущего ужина, - А это для плеча, - отковырнув от всё той же ивы кусочек коры, и добавив к ней листья люцерны, девушка указала на рану мужчины, которая пусть и так могла затянуться, без постороннего вмешательства, но все же невольно продолжала беспокоить девушку.

Превратив собранные ингредиенты в мелкую стружку и начав вымешивать её в однородную зеленоватую массу посредством трения сподручных предметов, а в данной ситуации нескольких плоских камней, Тея всё же созрела для того, чтобы пробормотать одно лишь слово, - Спасибо, - пожалуй, это многого стоило, но надо было отдать мужчине должное, что если бы не столь внезапная встреча этим вечером в лесу, вполне возможно, что Эстея уже успела бы разделить участь тех несчастных, кому посчастливилось тесно познакомиться с пастью виверны. - Но учти, я это делаю в качестве исключения, - было сложно прекратить ворчать, но Тея все же подсела ближе к мужчине, начав наносить на его плечо целебную смесь, осторожно, кончиками пальцев, расправляя мазь по краям раны, которая определенно и без её вмешательства хорошо затягивалась. Стоило было позавидовать, но зная о том, как именно создают экзекуторов и что им приходится пережить, приятного в этом было мало. - Как думаешь, еще долго...? - пальцы замерли и Тея подняла на мужчину вопросительный взгляд, то ли спрашивая о рыбе, запекающейся на потрескивающем костре, то ли о виверне, виновницы сего торжества, то ли она столь неуверенно пыталась подойти к волнующему вопросу, по вине которого ей всю эту неделю не удавалось нормально спать.

+2

8

Что оставалось делать? Просто поверить, что девушка сказала правду, видимо. На данный момент это было значительно лучше, нежели пускаться в долгую дискуссию, что никакие инстинкты и органы чувств обычного человека не способны ни услышать, ни учуять воду на таком расстоянии. Если бы эта девчонка была ведьмой – он бы понял это сразу, по вполне характерным признакам плетения. Да и к тому же, крайне сомнительно, что при владении магией, она бы продолжала «страдать» от того плетения, что нечаянно задело их в той захудалой таверне. Впрочем, водные процедуры, и последующая добыча пищи несколько отодвинули эти мысли на второй план, оставив лишь уже ставшее почти привычным ощущением, что вопросов становится все больше, а ответов, напротив, все меньше. И Арагонесу это не нравилось.

Многие, и, возможно, Эстея не исключение из этого правила, считают наемников (не важно, экзекуторы они, маги или же обычные люди, добывающие себе пропитание подобным ремеслом) людьми беспринципными, способными с одинаковым отсутствием каких-либо эмоций прикончить парочку драконид или маленького ребенка. Не делая разницы, не вникая в общую ситуацию и ее возможные нюансы, и жаждущие лишь звона монет, по возможности, покрупнее достоинством. Однако это было давно укоренившийся в сознании не только простого населения, но и многих представителей так называемой элиты, стереотип, далеко не всегда соответствующий действительности. Еще когда Давид только учился, живя среди братьев в ордене, мастера изо дня в день твердили им, что быть экзекутором – это честь. Что их создают не чтобы убивать, а чтобы, наоборот, защищать. И какие бы баснословные суммы им не предлагали за дело незаконное, спорное или же противоречащее принципам хотя бы элементарной морали, они не то, что вправе, они обязаны от него отказаться, и, по возможности, изобличить преступника. И это мировоззрение всегда было Арагонесу близко. Поэтому он не единожды отказывался от предлагаемой работы, потому что не считал для себя возможным, к примеру, убивать людей. По крайней мере тех, что не несли ему лично прямую угрозу. Отказывался похищать детей. И все такое прочее. И сейчас, все больше вникая в то, что предлагал ему виконт Моранди, и что из этого выходило на самом деле, экзекутор склонялся к тому, что передачи девчонки заказчику так никогда и не случится. Он даже готов был бы вернуть тому аванс, если представится такая возможность, учитывая, что в ближайшее время они точно будут находиться на разных материках. К тому же, мужчина терпеть не мог, когда его обманывают, причем не просто преуменьшая масштаб проблемы, как часто любили делать жители маленьких городков или деревень, утверждая, что один маленький куролиск нападает на их скот, а в итоге их там оказывалось штук десять, и весьма крупных, а обманывают по-крупному, покруче любого карточного шулера. Возможно даже сильнее, чем любит власть обманывать ни в чем не повинный бедный народ. И такую ложь Давид не просто не любил, он не принимал ее, не прощал, и искренне считал, что такое поведение человека целиком и полностью развязывает ему руки. Потому он хотел разобраться в происходящем, прежде, чем делать окончательные выводы. Вот только сделать это было весьма сложно, когда все лишь больше путалось, переплеталось, подобно тем самым магическим плетениям, что таились у них обоих где-то под кожей, заставляя видеть определенные сны, испытывать чужие эмоции и всячески снижало, собственно, качество жизни, что и так было далеко от идеала.

Сдобренная принесенным девушкой шалфеем, рыба готовилась на костре, и запах от нее шел, стоит отметить, весьма приятный. Настолько, что и сам Арагонес вспомнил, что не ел уже достаточно давно, пусть и не страдал особенно от голода. А вот такой то ли заботы, то ли еще чего, со стороны Эстеи, он, пожалуй, и не ожидал вовсе. Но спорить было бы глупо, потому он спокойно сидел, наблюдая, как она замазывает рану на его плече какой-то растительной кашицей. – Не за что, -  он чуть улыбнулся, решив не уточнять, за что именно она его благодарила, пусть этот крайне мирный момент таким и останется, пока не проснулась очередная язвительность.

Если бы Арагонес знал, сколько все «это» продлится, он бы обязательно девушке ответил. Даже несмотря на то, что это самое «это» могло означать практически все угодно. Начиная от странного плетения, что переплело их друг с другом не хуже морской веревки, заканчивая ожиданием виверны, или же пресловутого виконта, который ждать-то вечно вряд ли будет, даже если изначально никуда не торопился. Но Давид медлил с ответом на столь размытый вопрос, наблюдая, как в ночной темноте глухого леса, в глазах девушки пляшут отблески от костра, смешиваясь с тусклыми лунными отблесками, пробивающимися сквозь тучи и раскидистые ветви вековых деревьев. – Пока… не знаю, - он неопределенно покачал головой, то ли отвечая на вопрос Эстеи, то ли пытаясь отогнать от себя внезапно охватившее мужчину наваждение.  – А вот рыба уже, - она как раз закончила с его плечом, и Давид отвлекся на то, чтобы снять самодельные вертелы с костра, и протянуть один из них девушке.

- Мне все еще не понятно, что от тебя так сильно понадобилось Моранди, - экзекутор не хотел упоминать о недавней встречи с одним знакомым, торговцем из Империи, который в числе первых перебрался в Мессианию, и успел наладить здесь дела, бодро перемещаясь по материку, и заводя полезные знакомства как с местными, так и с колонистами всех мастей. За кружкой хорошего темного пива тот рассказал Арагонесу, что встретил в столице Иларии одного наемника из Империи, якобы ищущего девчонку, по описанию весьма похожу на Эстею (правда о последнем Давид догадался сам и молча, не посвящая торговца в свои дела), и что якобы за ней уже посылали одного, да только тот что-то не подавал признаков жизни. История эта Давиду, мягко говоря, не понравилась. Во-первых, это была еще одна ложь, не менее мерзкая и крупная, а, во-вторых, не исключено было, что у второго наемника была две цели. К тому же, нельзя было гарантировать и того, что свои заказы они оба получили одновременно. И думать даже не хотелось о том, сколько их таких могло быть еще на просторах материка. – Не хочется тебя пугать, но судя по всему, он послал сюда не только меня.

+1

9

- Только не рассчитывай, что это войдет в привычку и подобное повторится, - скептически посмотрев на проделанную работу, девушка поспешно вытерла измазанные пальцы о подол сорочки, как не крути, а чище ей и так не суждено было уже стать. Хотелось бы добавить, что Эстея искренне надеялась, что их пути после сегодняшнего вечера никогда больше не пересекутся, но проклятие, а никак иначе в данном случае его было не назвать, связавшее их настолько крепко, этими незримыми нитями, имело свои соображения на данный счет. Потому хотелось хотя бы верить, что ей не придется до конца своей жизни видеть в сновидениях детальную жизнь Давида, со всеми её подробностями, которые Тея не желала бы и вовсе знать. Потому, наверное, не стоило пока заикаться о том, что их пути успешно разойдутся вновь, как только голова очередной виверны отправится к своим сородичам.

Расстелив на коленях самый огромный лист лопуха, какой ей только удалось найти, девушка разместила на нем еще дымящуюся рыбу, словно на манерную тарелку, которых они были лишены этим прекрасным вечером. Как, впрочем, и ложек, и вилок, а потому не раздумывая, Эстея отщипнула кусочек, предусмотрительно подув на него, прежде чем отправить в рот. Поднятый Давидом разговор заставил Тею лишь нахмуриться, ощутив, как некое напряжение невольно пробежалось вдоль позвоночника, вызвав волну ненавистных ей мурашек, - Кажется в прошлый раз я ясно дала понять, что ему от меня требуется, - в этот раз голос был более уверенный и твердый, потому что в своих предположениях она более не сомневалась, обдумывая всю эту ситуацию раз за разом, особенно в последние дни, когда поспать нормально вовсе не удавалось. - Тело, - в глазах мужчины плясали всполохи вытанцовывающего совсем рядом огня, что заставило Эстею на секунду запнуться о его пристальный взгляд, прежде чем вновь переключить своё внимание на еду. Жаль только, что бедная рыбка была не столь великих размеров, чтобы можно было прятаться за ней на протяжении всего этого вечера. И благословенна будет Кали, если только этого вечера, а не и дальнейших дней.

Кажется, что столь пространственный ответ не удовлетворил мужчину, а скорее даже развеселил и предоставил уйму поводов для череды насмешек, потому решив внести больше ясности, Тея продолжила, - Тело да. Но в какой-то момент оно стало интересовать виконта совсем в другом плане, чем хотелось бы, - ей не хотелось вдаваться в подробности о том, каким маниакальным взглядом мужчина смотрел на девушку в последние её дни пребывания рядом с Моранди, потому что все эти воспоминания невольно вызывали дрожь, а бояться, или признавать какие-либо признаки страха со своей стороны, Тея отнюдь не хотела. Потому Айруин была рада сменить тему, пусть и она тоже не очень далеко ушла. - То, что ты не первый, меня не удивляет, как раз-таки, - аппетит резко пропал, потому завернув остатки ужина в лист, Эстея отложила его в сторону, видимо, до более лучших времен. Поспешно поднявшись на ноги, девушка направилась к ручью, присев рядом и окунув руки в проточную воду, начав перебирать пальцами скользящие по коже потоки, словно струны невиданного ей ранее инструмента. Это завораживало, как и лунное сияние, прорывающееся сквозь редкие набеги облаков, так и шепот ветра, который вновь вернулся в этот лес, заставляя листья деревьев трепетать от его незримых прикосновений. Всё было слишком хорошо, но только здесь, и только в эту самую секунду. Поежившись, она поспешно поднялась, машинально вытерев руки об одежду и направившись обратно к костру. - До тебя был маг, который посчитал, что нет надобности бегать за своевольной девчонкой, а значит можно её проклясть и она сама к нему прибежит, - губы скривились в грустной улыбке, когда ладони невольно заскользили вдоль плеч, ощущая под подушечками пальцев многочисленные шершавые шрамы, тонкой паутинкой расходящиеся по всему телу. Благо грусть быстро схлынула, когда на лице девушка заиграла торжествующая улыбка, - Правда моя знакомая помогла мне избавиться от возникшей проблемой, - в частности Мойра помогла избавиться не только от проклятия, но и от мага, наславшего его, но Тее до сих пор не было известно, получилось это случайно, или же волшебница планировала это провернуть изначально, что явно могло говорить лишь о её холодной расчетливости и некой жестокости. Как не крути, но Эстея предпочитает всегда обходиться малой кровью, и жертвы, особенно причиной которых является сама девушка, ей были не в радость.

Где-то в лесу, доселе хранившему тишину, внезапно раздался треск ломающихся веток, что заставило девушку вздрогнуть, переместив своё внимание на черный просвет, среди раскачивающихся на ветру веток. Но ни через минуту, ни через две, ничего интересного не произошло, а потому она лишь напряженно рассмеялась, нервно расправив складки на собственной одежде. - Делаем ставки, кто первый нас найдет: наемник, или виверна? - склонив голову чуть набок, она самодовольно улыбнулась, - Ставлю на тварь. Иии... - осмотрев мужчину с головы до ног, а затем переместив взгляд куда-то за его плечо, Эстея восторженно улыбнулась, - Если я выиграю, то заберу твоего коня, - насколько серьезными были её намерения девушка и сама не знала, но легкий блеск в её глазах говорил лишь о том, что ей подобный расклад очень даже по душе, - Ну, а если победишь ты, то... – слегка флегматично пожав плечами она вновь стала серьезной, сама до конца не веря, что произносит подобные слова вслух, - я поеду с тобой к Моранди, - вот только обещать, и исполнять обещанное - это две разные вещи.

+1

10

На поступившую реплику экзекутор лишь усмехнулся. Он очень и очень давно понял, что рассчитывать в этом мире можно исключительно на самого себя, и ни на кого более. Даже если сегодня человек прикрывает тебя со спины в схватке с опасным чудовищем, завтра он вполне сможет вонзить свой меч всю в ту же спину. Ни для чего не существует гарантий. Никому нельзя верить полностью и безоговорочно. Сейчас он был благодарен девушке за оказанную помощь, пусть он о ней и не просил вовсе. Это было ее выбором, и ее решением. И за него Арагонес был признателен. Но уж точно не рассчитывал на то, что в будущем это может повториться. Во-первых, он бы предпочел не получать увечья какие-либо, пусть даже и весьма краткосрочные, а, во-вторых, он отнюдь не был уверен, что Эстея не сбежит в очередной раз. Хотя, в прошлый раз он и не мешал ей это сделать, хотя имела на то все шансы на успех. Те вопросы, что не давали Давиду покоя, они точно также не добавляли уверенности даже в самом ближайшем будущем, и грядущем развитии событий.

Расправившись с весьма вкусной и питательной рыбой, мужчина лишь раздосадованно вздохнул. Нет, вовсе не из-за удачного ужина, а из-за того, что диалог адекватный и конструктивный никак не хотел выстраиваться. – Да как скажешь, - экзекутор лишь кивнул, прекрасно понимая, что какой бы красивой не была женщина, каким бы идеальным и прекрасным не было ее юное тело, и чтобы она там не умела творить в постели – ради этого никто не отправляет разномастных наемников, выдавая им внушительные суммы в империалах, чтобы вернуть сбежавшую обратно. Это бред. Даже когда страсть или пресловутая любовь, если таковая вообще существует, переходит все возможные границы, превращаясь в манию, в сумасшествие, все равно это не доходит до подобных мер. Если бы девушка у него что-то взяла, и запамятовала отдать, то виконт требовал бы вернуть утраченное, но не ее саму. Нет, в голове экзекутора не складывалось все в правильную и логичную картину, как бы ап’Таррен не пыталась убедить его в обратном.  – И с какой же целью, позволь спросить? – он вопросительно посмотрел на девушку, невольно остановив взгляд дольше положенного на чуть выступающих ключицах, вторя тонкой дорожке лунного света, будто бы очерчивающих их плавные линии, затем путаясь в густых светлых волосах, спадающих на хрупкие плечи… Давид помотал головой, пытаясь отогнать от себя внезапное наваждение.

- Думаю, что и этот не последний. Или же не первый, - Арагонес поморщился, ему все также было мерзко и противно от подобного обмана со стороны Моранди. Не то, чтобы он ему как-то безоговорочно верил, но иметь хоть что-то общее со лживыми и нечистыми на руку людьми экзекутор не любил. Таково было его правило.  – Правила не принимаются, - Давид отрицательно покачал головой, - Я не делаю ставки на друзей, - предложи Эстея нечто иное, он бы может и попробовал поспорить, хотя предпочел бы все же сам сделать ставку на виверну, но делать разменной монетой верного Лацио – ну уж нет, такому точно не бывать.  - Ты правда считаешь, что я все еще собираюсь отвозить тебя к Моранди? – мужчина вопросительно посмотрел на Эстею, он и сам пока толком не мог ничего решить, но противоречия, имеющиеся на данный момент, никогда не дали бы ему возможности бездумно погрузиться на ближайший отходящий на материк корабль. 

- А вот и наши гости, - Давид молниеносно поднялся на ноги, обнажая оружие, едва заслышал шорох в дальних зарослях кустарника. Это не было особо похоже на виверну, или на любое другое существо подобного толка. Слишком осторожно. Тварь бы сейчас перла напролом, просто потому что чувствовала бы запах крови своих сородичей. Ее влекли бы инстинкты, но никак не разум. И уж она бы точно не высиживала время в кустах, строя стратегические планы по нападению на вероломных убийц ей подобных. Подобрав с земли подходящих размеров палку, обмотав ее край лоскутом ткани, оставшимся от его рубашки, и смочив эту ткань масляной жидкостью, что была у экзекутора с собой, среди другого нехитрого скарба, он поджег самодельный факел, вручая его в руки Эстеи. – Как только здесь кто-то появится, встань так, чтобы тебе было хорошо видно все вокруг, и если что – кричи, - сам мужчина сделал несколько плавных и быстрых шагов в сторону зарослей, прислушиваясь к доносящимся оттуда звукам, - Можешь выйти оттуда, - ответом ему была тишина, а следом вылетевший из кустов небольшой нож. Одно противник не рассчитал – реакция любого экзекутора будет значительно лучше и быстрее, чем у самого хорошо обученного наемника-человека, потому Арагонесу не составило большого труда поймать нож за рукоять, а затем кинуть его на землю, поближе к девушке. Вдруг ей пригодится. – А я ведь мог выиграть спор, - он усмехнулся, бросив короткий взгляд на ап’Таррен. После чего уверенным шагом преодолел оставшееся расстояние между ним и зарослями, перехватывая меч поудобнее.

+1

11

Пожалуй, дискутировать на тему преследователей, не оставляющих её в покое, она могла бы вечно. Приукрашивая то тут, то там, обильно принижая достоинства этих самых мужчин, и конечно же разговор бы шел исключительно про наемников, с коими ей посчастливилось, или не очень, познакомиться за свою короткую жизнь. Рассказывать же что-то более конкретное о виконте, или мотивах его действий, о которых сама Тея лишь догадывалась, девушка уж точно не желала, плавно обтекая эту тему, как вода лежащий на её пути камень. - Спросить - позволяю, а вот ответа ты вряд ли от меня дождешься, - доверяла ли она Давиду, или его размеренной речи, в которой время от времени, но проскальзывало некое сомнение? Нет, с чего бы это вдруг. Слишком часто она платилась за минутную слабость, чтобы и в этот раз наступить на те же грабли. Потому остается лишь наивно хлопать ресницами и растягивать губы в глупой улыбке, лишь бы от неё наконец-то отстали. А вот тот факт, что коня ей всё же не видать, Эстею слегка опечалил. - Нет в тебе ни капли духа авантюризма, - искренне расстроившись его категорическим отказом, девушка невольно стрельнула глазами в сторону привязанного у кромки леса коня, толком не понимая, зачем он ей сдался. Да, хорош. Да, удобно и быстро передвигаться между городами. Но вместе с этим любое живое существо, будь то конь, или банальная дворовая собака, требуют заботы и внимания, и в какой-то момент "друг", как выразился Давид, может стать самой большой человеческой слабостью, если же не принести вместе с этим горькое чувство потери. Нет уж, лучше быть всегда одной, путешествовать незримыми лесными тропами и не позволять себе ни к чему привязываться. Только в этом случае ей не придется вновь страдать.

Голос мужчины вывел её из размышлений и заставил поежиться, - А что мне еще остается думать, учитывая тот факт, что обратного ты не утверждал, - и ничего, что это вообще их вторая встреча, а во время предыдущей мужчина определенно позволил ей уйти столь наглым образом. Возможно, из-за столь назойливых снов, которые преследовали её каждую ночь, у Эстеи сложилось впечатление, что она знает экзекутора уже довольно давно. Как минимум его предпочтения в еде, вине и женщинах она уж точно досконально изучила, и знала теперь, пожалуй, больше, чем хотелось бы. - Это ты мне скажи, почему я должна верить в обратное? - вопросительно склонив голову набок она пристально посмотрела мужчине в глаза, но вот ответа так и не дождалась, потому что в этот самый момент Давид подорвался на ноги, явно почувствовав что-то неладное.

Первым порывом было сорваться с места и под образовавшийся шумок спрятаться в лесах. Тея конечно же не сомневалась, что мужчина и так прекрасно справится с нападавшими, ведь что ему люди, если он целых двух виверн сдюжил. Но трепыхающееся на ветру мокрое платье и мысли о том, что где-то там, в ночной глуши затаилась еще одна тварь, мигом отбили у девушки какие-либо мысли о побеге. - Это шутка такая? - раздраженно фыркнув, но все же сжав древко самодельного факела обеими руками, она бросила на мужчину колкий взгляд, - Ты из меня приманку делаешь? Просто скажи, что мне это показалось, - логичней было дать ей в руки какое-то оружие, зубочистку на худой конец, приказать спрятаться в кустах, или за огромным валуном, утопающим в проносящихся речных водах, но явно не выплясывать в темноте, на крошечном островке света, привлекая всеобщее внимание. Нет, этот экзекутор точно её недолюбливает, других объяснений девушка найти не могла, ну, или же просто не хотела.

Теперь и она, с её вполне обычным зрением, могла разглядеть движение среди зарослей. В любой другой ситуации это заставило бы Эстею напрячься, или сбежать (как внезапно, не правда ли), но видимо присутствие рядом экзекутора, который хотя бы в эту самую секунду был на ее стороне, позволило девушке почувствовать себя в безопасности. Относительной. - Мог, но не выиграл, - усмехнувшись она поудобней перехватила факел, обернувшись на шум с другой стороны зарослей. Неужели их и правда двое? Моранди определенно не поскупился, и от этих мыслей Тея лишь раздраженно нахмурилась, - Но мы всегда можем поспорить снова, ты только скажи, - впору было бросить очередной красноречивый взгляд в сторону коня, но вынырнувшие из сумрака наемники заставили оставить все зачатки веселья на более подходящий случай.

Видимо расчет был на то, что пока один отвлекает грозного и могучего экзекутора, второй, более щуплый, но проворный, стащит беспомощную красну девицу в кусты, что в целом и являлось их целью с самого начала. Вот только они не рассчитали небольшого нюанса - девица то в кусты не хотела. Потеряв из поля зрения Давида, с чистой совестью решив, что он взрослый (даже с переизбытком) и довольно самостоятельный мальчик, а значит справится, девушка переключила свое внимание на другом противнике, который в следующую же секунду получил по голове самодельным факелом. Оглушить его она точно не сумела, но удивить, или скорее разозлить - легко. В следующую секунду факел был выбит из её рук, и небольшой, полыхающей искоркой улетел на расстояние в несколько сажней, видимо теперь, без какого-либо оружия, в глазах наемника она стала выглядеть более безобидно, иначе откуда на его лице появилась ехидная улыбка. Машинально попятившись, девушка запнулась и грузно осела на землю, начав шарить ладонью по траве и редкой гальке. Ведь куда-то сюда Давид совсем недавно бросил треклятый нож. Вот только времени на его поиски особо не оставалось, широкая ладонь грубо схватила её за запястье, потянув девушку на себя, - Руки... - зло зашипев она дернулась, наконец-то ощутив под пальцами холодное лезвие металла, - прочь от меня, - сделав резкий выпад вперед, она наотмашь полоснула наемника, то ли по руке, то ли по лицу, особо рассмотреть не удалось. Тея лишь почувствовала, как чужая горячая кровь потекла по её руке, как нож начал скользить в ладони, так и норовя выскользнуть. Маленькая победа Эстеи вызвала лишь очередную волну гнева у мужчины, и теперь, судя по всему, он желал лишь расправиться с наглой девицей, чем вернуть ее живой и невредимой своему заказчику.

0


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Этот мир - веретено. Совпадений - ноль.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC