Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Шпион, выйди вон


Шпион, выйди вон

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Место и время: 15 день месяца семян 1295
Участники: Альберт Дараван и Леони Монфор

Даже обыденные вещи в свете произошедшего с предыдущим проконсулом, кажутся Леони подозрительными и странными, а природное любопытство толкает на поступки весьма необдуманные.

+2

2

Вся эта история с самого начала носила оттенок какого-то дешевого фарса. И не будь серьезность господ, с которыми Альберту приходилось иметь дело, столь забавна, он бы, пожалуй, ни за что не согласился бы в ней учувствовать. А так…

Ганейда сидела за столом и попивала вино из высокого бокала. И вино, и бокал Альберт принес с собой, потому что в такой дыре, как «Иглы дикобраза» ничего приличнее эля и глиняных кружек отродясь не водилось. Благодарности, впрочем, Дараван от коллеги так и не дождался. Ганейда была скорее раздета, чем одета с этим ее впечатляющим декольте, но держалась холодно – по крайней мере, ей так казалось.

Альберт стоял у кровати и неспешно раздевался. Сперва на спинку кровати отправился камзол, потом шейный платок, потом Дараван расстегнул рубашку – Ганейда смотрела на него без интереса и видимого удовольствия, но смотрела и Альберт послал ей самую теплую свою улыбку. Письмо уже лежало во внутреннем кармане камзола, и, наверное, для того, чтобы создать видимость любовного свидания, можно было всего лишь взлохматить волосы перед выходом, но, во-первых, ДАраван ничего не делал спустя рукава, а во-вторых кислое выражение на лице коллеги его немного развлекала.

- Я мог бы помочь расшнуровать твой корсет, - предложил он даме. – Судя по выражению твоего лица, тебе сдавило что-то важное. Я беспокоюсь.
- Иди к демонам, - вежливо откликнулась Ганейда.
- Мне нравится наше взаимопонимание, дорогая, - сказал Альберт, подходя к столу. Он взял бутылку, взял второй бокал и уже собирался было его наполнить, когда дверь в комнату внезапно распахнулась и в комнату ввалилось… нечто. Из-за взлетевшего вверх вороха юбок Дараван даже не сразу разобрал, что именно. Ганейда, как женщина, была более наблюдательна.
- Госпожа Леони?! – воскликнула она с выражением крайнего ужаса на лице. Альберт взглянул на ворох юбок еще раз. И правда, в их недрах скрывалась какая-то госпожа. Очевидно – госпожа Леони. Монфор, разумеется. Альберт поставил на стол бокал и бутылку и подошел поближе. Присел на корточки.
- Госпожа Леони ошибалась дверью? – мягко поинтересовался он у девушки. – Очевидно, вы промахнулись на несколько кварталов.

+3

3

В голове четко успело матушкиным вкрадчивым голосом промелькнуть  «любопытство сгубило кошку». Что-нибудь гораздо менее вкрадчивое, она, разумеется, ещё высказала в целом о ее поведении и решении прогулять на ночь глядя в город. Но отсутсвие поблизости вездесущей Паолы Фальер, к тому же, было явлением столь редким, что казалось, сама судьба кричит Леони о том, что это ее шанс. Особенно, учитывая, что она не в первый раз отмечала, что прогулки мэтрессы Ганейды начинают приобретать какое-то систематичную постоянство. А ведь раньше та казалась Леони совершенно неинтересней, с этим ее постным выражением лица.
Так или иначе, с некоторых пор, все, что могло показаться хоть немного подозрительным мгновенно завладевало вниманием девушки. Например, фигура чародейки в плаще, выпархивающая из замка весьма живо. Леони оставалось только порадоваться, что в ее комнате свет не горел, создавая обманчивое впечатление, будто та, как хорошая девочка, уже давно спит. Чтобы не потерять Ганейду из вида стоило поторопиться, и Леони, до сих пор не сменившая платье на ночную рубашку, с этим успешно справилась. Какой кадр теряла инспектория! Леони Монфор даже умела прятаться в тени, останавливаться на углах и держать почтительное расстояние.
К сожалению, проверять двери, прежде чем опершись на них подслушивать, ее не учили. Вообще-то, Леони считала, что если уж вы собрались делать что-то тайное, то для начала было бы здорово запереть дверь. Ганейда и ее...соучастник? Видимо, так не считали. Здравый смысл кричал, что она самым недопустимым образом помешала романтической встрече, но тогда это было бы совершенно неинтересно и ужасно неловко. Поэтому Леони приготовилась яростно обличать. В чем именно обличать, пока было непонятно, зато было время, чтобы придумать, пока не будет улажена ситуация с юбками.
Девушка потёрла ушибленную коленку. Неужели не могли выбрать заведение поприличнее, с коврами? Нет-нет, для романтических свиданий таких мест не выбирают, кто захочет...делать хоть что-то в подобном месте?
Ворох юбок, наконец был усмерен и Леони недоуменно уставилась на мужчину, так и не уточнив, почему только «на пару». Но на такие глупые вопросы не было времени, нужно было обличать. Девушка вскочив развернулась туда, где сидела Ганейда и ещё более недоуменно уставилась на пустой стул. Леони подозрительно сузила глаза.
— Куда она делась? - девушка недовольно обвела взглядом комнату, ну нет, точно не для свиданий! Где шелковые простыни, цветы и вот это вот все? Два бокала и бутылка.Леони неопределённо хмыкнула, задержав на них взгляд,  — И что тут делала? И кто вы?

+4

4

Он как раз собирался предложить юной Леони Монфор руку, чтобы та могла подняться, потому как сделать это самостоятельно таская на себе этакую тяжесть в виде наряда, кажется, было совершенно невозможно. Однако девица продолжала удивлять. Можно сказать, шокировать. Он подскочила так живо, словно наряд ее ничего не весил и принялась вертеться и требовать ответов. Изумительно. Альберт некоторое время понаблюдал за эрой Леони снизу вверх, но потом все же решил подняться на ноги.

- Очевидно, - сказал он, неспешно оглядывая комнату, - она исчезла. Мне кажется, я прав. То есть, Вы же не думаете, что моя прекрасная спутница выпрыгнула в окно, верно? Но, если хотите, я могу посмотреть под кроватью.

В воздухе все еще висел едва уловимый отсвет телепорта. Это остаточное явление почти не было заметно человеческому глазу и различить его мог разве что тот, кто сталкивался с телепортацией на регулярной основе. Альберт со сдержанным любопытством взглянул на возмущенную Леони Монфор. Она к таковым относилась вряд ли, но все же телепортация была логичным предположением, не так ли? Если, конечно, ее не отвлекло что-то еще. Например, рубашка. Альберт задумчиво потер подбородок, но тянуться, чтобы застегнуть смущающий юных дам предмет одежды, не стал.

- А теперь, если с этим все, не расскажете мне, благородная госпожа, что Вы делали за этой дверью? – вежливо спросил Альберт, возвращаясь к столу и бутылке. И добавил. – Пожалуйста?

+3

5

Исчезновение Ганейды Леони категорически не устраивало, но гнаться сразу за двумя зайцами было бессмысленно. В конце концов, чародейке от неё было некуда деться, и их следующая встреча была вопросом малого времени.
Сейчас же, лучше было разобраться с незнакомцем. Графиня придирчиво осмотрела того с ног до головы, стараясь нигде особенно взгляд не задерживать, и ни к каким очевидным выводам о его личности не пришла. Вот если бы удалось обыскать его карманы..
— Не ваше дело, — конструктивно огрызнулась девушка, и тут же передумала.
В конце концов, мужчина сказала «пожалуйста», и даже не сделал ничего плохого. Если не брать в расчёт то, что он очевидно вступил в какой-то низкий заговор.
— Я всего лишь проходила мимо и услышала знакомый голос, хотела постучать, а она распахнулась.
Леони сложила руки на груди, как это обычно делал эр Филипп, когда был недоволен и внимательно, и как ей казалось, сурово посмотрела на отходящему к столу наверняка-магу.
— Как видите, я на ваш вопрос ответила, вы на мой - нет. Я хочу знать ваше имя и как так вышло, что вы оказались втянуты в эти подлые интриги.
Где-то в глубине души, Леони допускала, что никакого заговора нет, а если есть, то эти двое не имеют к нему никакого отношения. Но так уж вышло, что она привыкла начинать обвинительные речи непосредственно с озвучивания обвинений как вещей доказано совершенных и искренне считала это невероятно эффективным. Да и вообще в целом, предпочитала вопросам утверждения.

+3

6

Девица была премилая, если бы не хамила. Впрочем, последнее было даже, в какой-то мере забавно. Альберт улыбнулся ей очень доброй улыбкой. Той самой, какой он обычно улыбался своему незадачливому ученику, когда тот допускал очередной промах. Тут надо отметить, что кроме как в эти моменты, Дараван не улыбался ученику никогда.

- Действительно, эти двери, - вежливо согласился он. – Всегда открываются от легчащего дуновения.

Дараван неспешно налил вино в бокал. Тот, из которого пила Ганейда, предлагать даме было верховом дурновкусия, да и сам он из него пить побрезговал. Поэтому Альберт перевернул его вверх тормашками, чтобы не смущал взор. Бросил бы в огонь, но очаг был стылым. Летом его не топили.

- Прошу прощения, благородная госпожа, - Альберт чуть склонил голову и прижал руку к груди в неком подобии на церемонный поклон. – Вы совершенно правы. Я должен был сперва представиться. Альберт Дараван, маг ордена Энвис. Выпьете со мной? Я уступлю вам единственный чистый бокал.

Мужчина присел на стол, все еще держа бутылку в руках и в задумчивости взглянул на Леони Монфор, сложившую руки на груди и взиравшую на него, как на таракана. Склонил голову к плечу. Улыбнулся.

+3

7

Мужчина мило улыбнулся и Леони это показалось почти зловещем. По спине пробежал неприятный холодок и девушка покосилась на дверь, прикидывая, сколько при необходимости потребуется времени, чтобы добежать до неё. Наверно, оставаться один на один с магом, которого подозреваешь одновременно сразу во всем самом дурном - было не самой лучшей затеей.
Леони только кивнула на вежливое согласие, которое, очевидно, было скрытой иронией, на которую не было времени оскорбляться. В конце концов, оно всех устраивало.

— Вы всегда так избирательно отвечаете на вопросы? — внимательно следя за манипуляциями с бокалами, уточнила девушка, — Я спросила, что вы здесь делаете и как ввязались в заговор. Вы же знаете, что это преступление? Но если вы будете столь добры и все мне расскажите, думаю, я смогу сказать, что именно вы помогли раскрыть тайные планы Ганейды. Это ведь все она, да?

Леони уставилась на протянутый бокал так, будто он мог ее в любом момент ужалить. Пить неизвестное содержимое не хотелось. К тому же, и сам бокал мог быть не простым. И девушка лишь отрицательно качнула головой. Под снисходительным взглядом уверенность понемногу слабела. Впрочем, ей это никогда не мешало решительно стоять на своём.
— Я пришла не для того, чтобы пить с вами эр Альберт, — хотя, как назло пить хотелось ужасно, она вообще упустила тот момент, когда в горле пересохло и, — Так что, пейте лучше вы.  Может это добавит вам храбрости во всем сознаться и облегчить свою судьбу!

+3

8

Альберт Дараван не раз признавался себе, что не любит людей.

Он не любил людей в массе, потому что любое людское собрание, вне зависимости от сословия, рано или поздно превращалось в толпу – голодного хищного зверя, следующего каждому сиюминутному, самому низкому порыву. Толпа утрачивала разум, и как с любым диким зверем, с ней можно было бороться всего одним эффективным способом – пристрелить.

Отдельно взятых людей он не любил тоже. Люди, которые не были магами, отличались, на его взгляд, крайне низкой степенью интеллекта. И даже те, кто был чуть умнее остальных, все равно были вынуждены прозябать в слепоте и невежестве – просто потому, что узор мироздания оставался для них невидимым.

Увы, мир был несовершенен, и в нем было не так уж много вещей, которые действительно нравились Альберту. За свою не слишком короткую жизнь он успел смириться с этим, и перестал кривиться каждый раз, когда видел нечто неприятное. Он даже начал находить в ограниченности окружающих нечто забавное. Так было, к примеру с Ганейдой и ее Великим Заговором. А ведь Ганейда была магом. Крайне печально и еще более напоминает о несовершенстве мира. Когда даже маги занимаются ерундой, начинаешь задумываться о том, что Ерополем не только неизбежен, но и, в некоторой степени, желателен.

Леони Монфор с этим ее вооруженным возмущением – руки сложены на груди, брови сведены на тонкой переносице, высокий чистый лоб прорезала угрожающая морщинка – вызывала у Альберта меньше недовольства, чем Ганейда и вся ее компания. Ее требования немедленного покаяния во всех грехах, Даравана даже развлекали, что приводило к тому, что на благородную девицу он взирал вполне благосклонно. Но, в самом деле, что же с ней делать? Не убивать же? Убивать ради чужих интересов Альберт решительно отказывался.

- Я поражен Вашей целеустремленностью, благородная госпожа, - маг сверкнул насмешливой улыбкой, приложил руку к груди и изобразил нечто вроде поклона. Со стула он не встал, да и зачем? Кажется, столь целеустремленная особа вполне сама способна выбрать себе желательное место в окружающем пространстве. – Безусловно, это приятно, когда точно знаешь для чего и почему совершаешь то или иное действие. Должен заметить, что большинство людей упомянутым качеством не обладают. Но я был бы Вам признателен, если бы Вы начали с начала. О каком заговоре, преступлении и тайном плане Вы хотели бы узнать? Я, право же, теряюсь с догадках. Прежде такие громкие слова я встречал только в книгах.

+2

9

В сложившейся ситуации больше всего Леони смущали три вещи.
Во-первых, ее принципиально не устраивала реакция господина Даравана. Вместо напряжения, неловкости или хотя бы покаяния, этот ужасный человек будто бы откровенно забавлялся ситуацией. Никакого тебе страха разоблачения, отчаяния от поимки, озабоченности своим сомнительным будущем. Судя по всему, ни «взгляд проконсула», ни ее обвинения на мага никакого впечатления не производили, и тот продолжал сидеть сытым котом на своём стуле.
Во-вторых, он даже не попытался ненавязчиво исчезнуть, как это сделала Ганейда. И Леони подозревала, что дело было отнюдь не в том, что она не сводила с него глаз. Просто, он не хотел. И это было неправильно.  Девушка недовольном поджала губы и уселась на свободный стул. Стоять дальше не имело никакого смысла. Откровенно говоря, даже продолжать угрожать дальше - не было, но она не была бы собой, если бы не продолжила.
Леони неопределённо скользнула взглядом по расстегнутом вороту — третьему смущающему пункту — и задумалась о том, что все маги, что ну попадались не смотря на молодое лицо были в преклонном, по меркам человека, возрасте. Возможно, с Альбертом Дараваном надо было говорить в той чинной манере, в которой она обычно говорила с дедушкой? Словно в подтверждение ее слов, мужчина в третий раз назвал ее «благородной госпожой» и Леони фыркнула, но промолчала, чтобы не перебивать.
— Что значит «о каком», у вас длинный список заговоров, в которых вы участвуете?! — воскликнула девушка,окончательно потеряв линию мысли монолога мага; расследование не клеилось, а подозреваемый все не хотел отвечать на вопросы следствия, Леони устало потёрло бровь, как будто растеряв весь запал, — Давайте начнём заново. Вы. Вы и Ганейда устроили заново против проконсула. Я спросила, зачем вы это сделали!

+2

10

Разговор с прекрасной дамой нельзя было назвать изобилующим неожиданностями, но Альберта он все равно забавлял. Леони Монфор довольно долго напряженно размышляла о чем то, продолжая стоять посреди комнаты, как воплощение справедливого возмездия – или кем она там себя считала в этой истории? Потом она, очевидно, пришла к какому-то выводу, хотя озарения на лице девушки не появилось. Дараван наблюдал за ней с интересом. Перед тем, как Леони заговорила, он как раз успел сделать очередной глоток вина из бутылки.

- Да, довольно большой, - согласился Альберт. – Поэтому очень важно, чтобы Вы все-же уточнили, в чем именно заключается суть очередного. Предполагается, что я – и метресса Ганейда – пришли сюда, заказали вина и начали раздеваться, потому что собирались сделать нечто нехорошее с Вашим батюшкой? Впрочем, - Дараван еще раз внимательно посмотрел на Леони и рассмеялся. – Полагаю, у Вас очень строгое воспитание, благородная госпожа. Я совсем не удивлен, что именно так Вы и подумали.

+2

11

Леони от возмущения на мгновения потеряла дар речи, глупо шевеля губами не в силах подобрать слова. Обидно было не только за батюшку, но и за то, что по чьему-то мнению, она, Леони Монфор, чего-то не знала из-за своего воспитания!
— Какая мерзость! — девушка невольно снова вскочила со своего места, — Вы! Вы негодяй, драный осел и..и шлёнда! — в значение второго слова Леони была не уверена, но если память ей не изменяла, именно так по время плавания боцман называл едких чаек и судя по интонации это определённо было оскорбление, — Я хотела дать вам шанс во всем сознаться, помочь мне, а вы! Что ж. Теперь пусть вами занимаетесь Инспектория и проконсул! Надеюсь это достаточно усложнит вам жизнь!
Вообще-то в словах мага был смысл, и теперь, когда он озвучил в словах ситуацию, которая вроде как и так была понятна, девушке наконец стало казаться, что она и впрямь прервала что-то не то. Необходимо было вспомнить собственные аргументы, шелковых простыней все ещё нигде не было, пасьянс не сходился.
— Почему же, если у вас роман, вы выбираете такие ужасные места? Ей же не может здесь нравится, вы ужасный кавалер!

Отредактировано Леони Монфор (2019-10-15 11:06:04)

+2

12

Умеренно-долгая жизнь располагает к познанию. Вот и Альберт считал, что жаловаться на качество образования ему ни к чему. По части ругательств он, правда, не был особенно подкован, но все же удивить его новыми гранями нецензурщины было непросто. Однако же, новый материк был со всех сторон удивителен и полон сюрпризов. Здесь и прекрасные дамы, которым было от роду никак не более двадцати лет (Альберт подозревал, что все же поменьше, но он скверно умел определять возраст на глаз) поражали окружающих багажом своих, не слишком соответствующих положению прекрасной дамы, знаний. Дараван опустил локоть на стол и подпер подбородок кулаком. Даже бутылку в сторону отставил.

- Крайне мудро с Вашей стороны оставить такие важные государственные дела суровым служителям власти, - сказал он медленно и серьезно. – Но, прежде чем Вы окончательно это сделаете, не удовлетворите мое любопытство – что значит это Ваше «шлёнда»? Со всем остальным я могу даже согласится, если это доставит Вам удовольствие, благородная госпожа, но соглашаться с тем, что я нечто, чего даже не знаю – это как то через чур, не находите?

Вопреки ожиданиям эра Леони не спешила покидать это «ужасное место», которое, конечно же, совершенно не подходит для романтический свиданий с дамами вроде Ганейды. Альберт мог бы поспорить и сказать, что для дам вроде Ганейды такая обстановка – в самый раз, но шокировать юное создание еще больше, было не в его интересах. А ну как упадет в обморок? Чтобы привести даму в чувство скудных знаний Даравана еще хватило бы, а вот объяснить ей потом, что с ней за время ее беспамятства не случилось ничего неприличного было уже за гранью его возможностей. Поэтому он только улыбнулся. Вежливо.

- Об этом, милая эра, Вам стоит спросить у самой Ганейды. Кто я такой, чтобы критиковать вкусы дамы? Это было бы крайне невоспитанно. Так Вы точно не хотите выпить?

Он не стал добавлять, что выглядела «милая эра» так, словно это было ей совершенно необходимо.

+2


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Шпион, выйди вон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC