Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Настоящее » Она всегда выходила в окно


Она всегда выходила в окно

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место и время: 9 месяца леса 1295, Иллария, особняк на улице Желтых Пионов
Участники: Рафаэль Майдана, Элоиза Скалиджери

Что бывает, когда ты случайно ошибаешься окном. Или еще раз о свободной любви.

Отредактировано Элоиза Скалиджери (2019-09-18 08:19:55)

+1

2

Все эти богатейские домищи на одно лицо, думал Рафаэль, когда шёл по улице Жёлтых Пионов. Улица Жёлтых Пионов была недружелюбным местом для человека искусства, потому что вообще-то по ней было не принято ходить. Здесь полагалось восседать — либо в этой ужасной душегубке, которую называли по ошибке каретой, либо на спине какого-нибудь особенно дорогого коня. В один из следов этих особенно дорогих коней Рафаэль чуть не наступил и теперь подозревал улицу Жёлтых Пионов во всяческих подставах и засадах.
Улица была пустынной и тихой. Мощённая каким-то дорогим камнем, она не походила ни на торговый квартал, ни на порт, где Рафаэль любил бывать и поэтому бывал часто. Никто не ругался, никто не бил морды и никто не пел. По обеим сторонам от дороги чинно возвышались ограды особняков. Кто-то выстроил настоящие крепостные стены, сложенные из аккуратных мраморных блоков. Кто-то ограничился кованой решёткой с чугунными остроконечными колышками наверху, а кто-то изобрёл колючую изгородь, пахнущую розами. Ужасное дурновкусие: сказано же — улица пионов!
Недалеко журчал фонтан. Доносились звуки музыки — то есть, того, что богачи называли музыкой. Бездушные, заученные наизусть дилетантами танцевальные мелодии, в которых важно только раз-два-три. Этот особняк Рафаэль прошёл побыстрее, даже не присмотревшись к статуе с мечом в руке. А между прочим, именно этот рыцарь должен был служить ему опознавательным знаком. Не далее как сегодня утром одна юная эра водрузила на голову своему каменному стражу ворот венок из белых роз. Розы были всё ещё там, и соседи до обеда обсуждали милую странность, но Рафаэль был уже далеко.

Про розы он и не помнил. Особняк должен был быть по левую руку — так говорила его новая пассия, прикрываясь веером и хихикая. Пассия шептала в самое ухо, поэтому ценные указания сливались в что-то неразборчивое и очень щекотное, но тогда Рафаэля не особенно волновали такие приземлённые детали. Он был точно уверен, что отыщет этот дом во что бы то ни стало. Сердце должно было подсказать ему!
Но сейчас говорил только желудок. Рафаэль хотел было прислушаться к нему — вдруг сегодня он за внутреннего голоса? — но тут со спины раздался топот копыт, и пришлось быстренько отпрыгивать в сторону. Двое хлыщей пронеслись мимо, по-гиеньи расхохотались и скрылись в сгущающихся сумерках. Рафаэль сплюнул и поднялся. И решил, что это знак судьбы.

Рафаэль неспешно прошёл мимо парадных ворот, повернулся вокруг своей оси — улица была пустой. Тогда он осторожно просунул между прутьями решётки свою ненаглядную гитару, а потом подтянулся и перелез сам. Особняк был очень удобным: со всех сторон к нему подступали деревья, так что прятаться было приятно. И никаких тебе банальных танцулек!

Прячась в тени, Рафаэль подобрался поближе к дому и принялся высматривать горящие окна. В отличие от того, первого особняка с рыцарем, здесь не было никакого праздника. Хорошо это было или не очень, понять было сложно, но Рафаэль решил не забивать себе этим голову. Он искал балкон. Почему-то он был абсолютно уверен, что в спальне его пассии просто обязан быть балкон.
Дом пришлось обойти — зато с балконом проблем не возникло. Балкон был просто грандиозным! И из приоткрытой двери падал свет. Значит, всё складывалось как нельзя лучше.

Рафаэль прислонился спиной к стволу какого-то цветущего дерева прямо напротив грандиозного балкона. Перехватил гитару поудобнее. Пел он не настолько громко, чтобы его можно было услышать, например, в другом крыле — но как раз достаточно, чтобы услышать в спальне. По-каратски, конечно. Как ещё петь серенады, если не по-каратски?

Отредактировано Рафаэль Майдана (2019-09-20 20:28:54)

+2

3

С улицы тянуло прохладой. После целого дня невыносимой жары это казалось благословением богов. Элоиза с куда большим удовольствием вышла бы на прогулку – и даже потерпела бы ради этого общество дорогого супруга, но увы, Гаспар куда-то отправился еще пару часов назад и, похоже, возвращаться не собирался. Ну и ладно! Ни очень то и хотелось! Эра выслушала доклад служанки по поводу местонахождения «господина», брезгливо скривила губы и отмахнулась от заранее заготовленного предложения ужина, ванны, массажа и вообще всего, что могла предложить несчастная девушка. Ничто из этого Элоизу бы не обрадовало.

Эра позволила себя раздеть, облачить в пеньюар и расчесать себе волосы. Скривила носик на поднесенной Эдной флакон духов. Духи перед уходом дорогого супруга тот передал Эдне, чтобы так преподнесла его хозяйке. Вместе с запиской и букетом цветов. Цветами были розы, в духах тоже было розовое масло, а запечатанный конверт Элоиза открывать не собиралась. Вот еще, после таких-то оскорблений!

- Видимо, мой блистательный муж считает, что я плохо пахну, - сказала Элоиза. Служанки тут же принялись объяснять ей, что она неправа, что было, конечно же, совсем неуместно. Эра рассерженно поднялась с кресла, вырвала у Тии из рук расческу и приказала: - Все вон! Немедленно!

Служанки поспешно ретировались. Элоиза рассерженно прошлась по комнате. Цветы, подумать только! Эра взяла конверт, лежащий рядом с вазой и разорвала на мелкие кусочки. Это далось ей не без труда – слои плотной бумаги рвались тяжело и медленно. А когда она, наконец, закончила и подошла к окну подышать, то услышала пение. Ну вы понимаете – пение! На каратском.

О том, что голос певца ничем не похож на голос дорогого супруга Элоиза не задумалась ни на минуту. Потревоженной птицей она метнулась к столу, схватила вазу с цветами, пролетела к террасе, едва касаясь ногами земли – и выплеснула содержимое вазы на источник звука. И только потом посмотрела вниз.

- Ох, - сказала эра, прикрывая рот ладошкой. Облитый водой и обвешанный цветами человек даже в сумерках был не слишком похож на Гаспара Скалиджери.

+2

4

К бурным выражениям чувств прекрасной половины человечества Рафаэлю было не привыкать. Он заранее знал, что его непревзойдённый талант повергает барышень в безумие, граничащее с помешательством. А все остальные настолько исходят жёлчью из зависти, что им ничего не остаётся, как перейти к насилию. Вот и теперь.

Рафаэль дошёл до второго куплета, где говорилось о безбрежной и бездонной тоске в разлуке, когда услышал шаги из спальни. Шаги были торопливыми, прекрасная дама почти бежала — чтобы пасть, конечно, в объятия. Выразить бурный восторг. Возможно, разрыдаться от нахлынувших чувств — и всё равно пасть. В обморок. Обморочные дамы Рафаэлю особенно нравились, потому что их можно было хлопать по щекам и обрызгивать водой. И расстёгивать воротник! И ещё они очаровательно краснели потом.

Так что Рафаэль приготовился ко всему сразу: и к восторгам, и к рыданиям, и к падениям. На случай падений он даже отлип от ствола дерева и подошёл к террасе поближе — ну, чтобы словить, если что. Но дама решила зайти с тяжёлой артиллерии и остудить, значит, пыл кавалера. Наивная! По-настоящему горячее сердце не обращает внимания на такие мелочи!
Пение превратилось в бульканье, потом смолкло совсем. Рафаэль тряс головой, отфыркивался — и не переставал широко улыбаться. Нет, вы подумайте! Какая страстная натура. Сразу осыпает цветами. Даже без аплодисментов! Такие дамы Рафаэлю особенно нравились.

С волос ещё падали мелкие капельки, какие-то стекли за шиворот. Рафаэль выудил из-за воротника упавшую туда розу, чтобы шипами не кололась, отломал у неё стебель почти полностью и засунул розу за ухо. Для большего, значит, романтического эффекта.

— Прекрасная госпожа! — воскликнул он, протягивая к балкону правую руку. В левой продолжал держать гитару. Госпожа была на самом деле прекрасной, и особенно прекрасным был её наряд. Правда, в голову Рафаэля закрались некие сомнения: его пассия, кажется, была темноволосой. Или нет? Столько красоты вокруг, никак не запомнишь!
— Простите несчастного за вторжение! Красота ваша столь притягательна, что невозможно не покориться ей. Прошу вас, не уходите! Дайте посмотреть на ваше обворожительное лицо! Ведь если вы скроетесь сейчас, сердце моё разорвётся на части, и мне придётся умереть прямо здесь, так и не закончив песню, — то, что госпожа вроде как не торопилась убегать за новым снарядом, Рафаэля нисколько не смущало. Надо работать на опережение!

+2

5

Против всяческих бродячих менестрелей эра Элоиза не имела ничего против пока те не начинали хватать ее за руки и все такое прочее. И если пели они не по-каратски. И если от них хорошо пахло. И… Да, совсем никаких претензий, о чем вы вообще?..

Конкретно вот этот был весьма мил. Лица его толком было и не разглядеть, так он оказался усыпан цветами да и вода несколько смазывала впечатление, но слова он говорил правильные. Приятные. И даже без следа этой нелепой иронии, что отличала комплименты дорогого супруга. И говорил он по-верански. За каратский Элоиза, пожалуй, бросила бы в него вазой. А так она не бросила. Поставила вазу на пол и склонилась над балюстрадой тем самым стратегическим образом, который позволял остаться благородной дамой и одновременно обозначить все перспективы своего возможного нравственного падения.

- Если Вас, милый юноша, прислал мой благородный муж, то передайте ему, что ему следует тщательнее выбирать репертуар, - сказала Элоиза, крутя в пальцах локон. – А если нет, то потрудитесь объяснить, как Вы перелезли через ограду?

Отредактировано Элоиза Скалиджери (2019-09-25 18:55:27)

+2

6

Рафаэль сделал ещё два шага вперёд и остановился под террасой. Свет, который падал из приотворённой двери, был живым и тёплым. Он окутывал прелестную госпожу золотым ореолом, подсвечивал её волосы — и казалось, что светлые локоны испускают сияние сами по себе. Свет касался плеч хозяйки дома, путался в кружевах её пеньюара и превращал даму в силуэт. По всем традициям романтических поэм.
Лицо же прекрасной госпожи освещали звёзды — и их свечение было ещё более тусклым, чем блики свечей. Луна ещё не взошла, и лицо прекрасной госпожи было скрыто тенями. Рафаэль заметил только глаза и, конечно, декольте. Декольте было ещё красивее глаз, но о таком дамам не говорят прямо сразу. Он хотел было продолжить изливать на госпожу свои обожательские восторги, но тут...

— Муж? — на лице Рафаэля отразилась крайне забавная гамма эмоций. Забавно было то, что менялись они очень быстро. Сначала удивление, граничащее с обидой: вы смотрите, муж! А заранее нельзя было предупредить? Табличку, например, на ворота повесить. Потом — испуг: Рафаэль быстро оглянулся и бросил взгляд на полуотворённую дверь. Но никакого силуэта в ней не появилось, никто не приближался, и даже собаки не залаяли. Он как-то привык, что после слова «муж» нужно было срочно искать пути отступления. Но опасность, вроде бы, ему не грозила. Пока что.
— У вас есть муж? — продолжил Рафаэль с искренним возмущением. Правда, чем больше он говорил, тем меньше возмущения оставалось. — И он сейчас не с вами? Но помилуйте, прекрасная госпожа, это же преступление! Как можно было вас оставить? По доброй воле? Нет-нет, это тяжкий, непростительный грех.

Раафэль сделал несколько шагов назад и осмотрел особняк критическим взглядом. Снизу террасу поддерживали изящные резные мраморные... Рафаэль никогда не знал, как это называется. Он повесил гитару за спину, запрокинул голову и улыбнулся прекрасной госпоже ещё раз. Обошёл террасу сбоку.
— А что до ограды... Я никудышный рассказчик, моя прекрасная госпожа, — он разбежался, подпрыгнул и ухватился за резную опору. Подтянулся, перехватил рукой за столбик перил внизу. Через несколько мгновений Рафаэль уже стоял, держась за ограждение террасы — но не спешил через это ограждение перелезать. Мало ли, муж где-то поблизости.

+2

7

Муж менестреля очень возмутил. Элоиза накрутила на палец локон и хмыкнула. Возмущение юноши она вполне разделяла. То есть, конечно, в самом наличии мужа у благородной дамы не было ничего возмутительного, но конкретно в ее случае… Эра тяжело, даже театрально вздохнула. Думать о Гаспаре ей не хотелось. От этих мыслей у нее начиналась мигрень.

- Поверьте, было бы хуже, если бы он был здесь, - сказала Элоиза очень печальным тоном. Веер она оставила в комнате и сейчас очень жалела об этом. Раскрыть его сейчас и сделать пару взмахов казалось ей подобающим жестом, выставляющим ее в должном трагическом свете. – Он бы непременно Вас убил. Вы же не хотите умереть?

О том, как можно оставить ее и уйти куда-то кутить, когда на Илларию опускаются сизые сумерки, а сад благоухает цветами, Элоиза тоже не имела ни малейшего понятия. Это, в конце концов, было попросту противоестественно! Ну да, она отказывала Гаспару в благосклонности. Еще бы нет! Но идти развлекаться, когда дома скучает запертая, как птица в клетке, прекрасная жена – это кем надо быть?! Гаспар Скалиджери демонстрировал полное отсутствие вкуса и манер. Розы он ей посылал, ха! От этих мыслей эра возмущенно выпрямилась и почти направилась обратно в комнату за флаконом духов, чтобы и его выбросить, но тут менестрель, о котором она за своими переживаниями уже успела позабыть, продемонстрировал ей навык попадания в чужие сады и на чужие террасы.

- Как интересно! – восхитилась Элоиза, делая шаг, чтобы оказаться к менестрелю ближе. Они стояли лицом к лицу, а между ними – только балюстрада. Эра улыбнулась. – И где же Вы научились столь впечатляющим… навыкам?

+2


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Настоящее » Она всегда выходила в окно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC