Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » Модный приговор


Модный приговор

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s7.uploads.ru/t/m7Nn3.gifhttp://sh.uploads.ru/t/m1AJn.gif

Место и время: 3 день месяца леса, особняк Скалиджери, около полудня
Участники: Гаспар и Элоиза Скалиджери

После прибытия в Мессианию настало время исполнить супружеский долг - преподнести благоверной новое платье.

+2

2

Особняк на улице Желтых Пионов совершенно не соответствовал вкусу прекрасной эры Элоизы. Но основная проблема заключалась в том, что ей крайне сложно было хоть к чему-то придраться.

Дом был просторным и светлым. Некоторое время у Элоизы ушло, чтобы смириться с архитектурой – слишком простой на ее искушенный вкус, но высокие потолки и окна, тонкий расшитый шелк на окнах и теплый золотисто-медовый цвет паркета поневоле настраивали на благодушный лад. Сад был чудовищен в своей неухоженности, о чем эра не замедлила сообщить дорогому супругу, но на деле Элоизе нравилось цветочное буйство и запах, наполняющий особняк, стоило только открыть окно. Срезанных цветов эра не любила, и потому в доме их никогда не было.

Город производил куда более неудачное впечатление. Иллария казалась Элоизе захолустьем, претендующем на невесть какой высокий статус. Ей не нравились приземистые дома и улицы – недостаточно, по ее мнению, чистые. Ей не нравилось отсутствие четкого плана построек, расположение мастерских и торговых рядов, люди на улицах – словом, все. Оверан с его изысканностью, правильной архитектурой и культурной жизнью теперь казался Элоизе совершенным и недоступным идеалом, а то, что ему не соответствовало хотя бы частично, вызывало тоску и досаду.

- Это совершенно невыносимо! – воскликнула эра Элоиза, падая в плетеное кресло на прилегающей к ее покоям террасе. Полы ее пеньюара расплескались во все стороны, золотые локоны рассыпались по плечам, однако насладится этим зрелищем было некому. На террасе кроме эры присутствовали лишь три ее горничные, две из которых держали в руках подносы в напитками и пирожными, а третья, Эдна, обмахивала госпожу веером. – Это ужасная жара! Этот ужасный город! Никакого общества! Я просто умру здесь. Лягу и умру от тоски!

- Не говорите так, госпожа! – запричитали девушки. – Вот, выпейте лимонада! Алонсо приготовил десерт с колотым льдом специально для Вас! И господин обязательно!..
- Не смейте говорить мне об этом человеке! – рассердилась Элоиза, но как только она это сказала...
- Госпожа! – из комнаты выбежала горничная, которую оставили дежурить у дверей покоев. Выглядела она немного испуганной. – Там… пришел господин! Он хочет Вас видеть.
- Ах, неужели? – Элоиза тут же перестала заламывать руки, села, выпрямила спину, поправила пеньюар и щелкнула веером. – Что же, пусть заходит.
Когда Гаспар вышел на террасу, эра едва удостоила его взглядом. День медленно клонился к вечеру, Элоиза отдавала себе отчет, как красиво стекают по ее плечам золотые локоны и чуть приподняла подбородок, чтобы профиль ее обозначился четче.
- Чем обязана Вашему визиту? – прохладно спросила она, обмахиваясь веером.

Отредактировано Элоиза Скалиджери (2019-09-20 22:06:57)

+3

3

О семейной жизни до свадьбы наследник барона Скалиджери представление имел весьма смутное. Она представлялась ему чем-то неопределенным и малопонятным. Следовало признать, что по прошествии пяти месяцев брака ничего не изменилось.
Наверное, разумным было бы последовать неиссякаемой мудрости романов и баллад, стремясь постичь потаенные секреты души своей прекрасной эры. Но с мудростью у Гаспара как-то не заладилось. К тому же мудрость, как известно, требует времени. А оно - деньги. Так что суровая проза, как водится одержала верх над возвышенной лирикой.
Дел после прибытия в Илларию на Гаспара обрушилось столько, что он буквально оказался прогребен под их лавиной. Банк сам себя не расширит и торговый флот требовал внимания. Займы, ссуды, проценты, трансферы… Дел было столько, что казалось все они исправно ждали два года, что прошли с визита молодого Скалиджери на новый континент, что бы довериться ему и только ему. Прямо как благовоспитанная девица, готовая отдаться только одному единственному избраннику. Вот только его «осчастливила» рота таких «девиц». Гаспару никогда не нравились особенно благочестивые.

Однако, мона Элоиза не могла продолжать наслаждаться одиночеством вечно. Чего доброго ей это понравится. Или нет. В случае с прекрасной эрой все было не точно.

Два деликатных удара о дверной косяк прежде, чем дверь покоев ее милости отворилась. Встречала Гаспара, разумеется, камеристка. Сама эра разумеется ни за что и никогда даже не отозвалась бы на стук. Это наверняка, было не достойно, не подобающе и крайне унизительно. Девушка покраснела, опустила глаза и отправилась докладывать о визите хозяйке. Гаспар вздохнул. Он, разумеется, знал о том, что без доклада явиться к Императору - совершенно недопустимо. Но что бы подобное правило распространялось на будуар жены… О семейной жизни ему предстояло узнать очень многое.

Мона Элоиза восседала в высоком плетенном кресле в пол-оборота к Гаспару. Закатное солнце окутывало ее сияющим нимбом и его блики путались в золотистых волосах, делая ее похожей на чудесное создание с картин мастеров Караты. Головы она не повернула, едва скосив глаза на вошедшего. Словно боясь разрушить композицию. Вероятно, на одном из многих языков не доступных пониманию простого смертного, это могло означать нечто важное. Или миледи просто хотела заполучить портрет.
- Разве нужна причина? Вы совсем не допускаете того, что я пришел насладиться вашими прекрасными глазами?  - поднял бровь Гаспар. - Или удостовериться, что Вы держите при себе мой подарок.

+2

4

Нельзя сказать, что между супругами не складывались отношения. Элоиза оскорбилась бы самой мысли о том, что между ней и этим негодяем могут быть какие-то там отношения. Факт того, что она, Элоиза Ветуриан носит теперь эту нелепую мещанскую фамилию и живет на тридевять земель от цивилизованного мира, совсем не добавлял Гаспару Скалиджери привлекательности в ее глазах, сколько бы он там не умничал, не улыбался и не изгибал брови. Последнее, кстати, получалось у него из рук вон плохо. Ирония вместо тонкой получалось у него едкой. Отсутствие должного образования, что и говорить. Эра еще дважды обмахнулась веером и закрыла его.

- Вот как? Это надо понимать, как призыв вынуть свои глаза и предоставить их Вам на блюде, чтобы Вы могли любоваться ими в любое удобное для себя время? – эра опустила руку с веером и рассеянно постучала им по подлокотнику кресла, потом ее безупречно-прямая спина чуть расслабилась, и Элоиза откинулась на спинку, подарив дорогому супругу более пристальный взгляд. – И что же, скажите на милость, в этой коробке?

За спиной Гаспара стояла Тея, одна из служанок эры Элоизы. Она держала широкую квадратную коробку с голубой лентой по краю. В такие коробки веранские модистки складывали свои творения, у каждой из них был свой опознавательный знак – узор на самой коробке или на ленте. Этот был Элоизе не знаком, но она и не присматривалась, чтобы не выдать собственного любопытства. Даме, разумеется, не возбраняется быть любопытной, но чьи-то подношения следует воспринимать с восторгом, а чьи-то требуют сдержанности. Это всем известно.

- Надеюсь, - эра вновь раскрыла веер, - там хотя бы не голова? Даже для Вас это было бы слишком пошло.

Отредактировано Элоиза Скалиджери (2019-09-20 22:32:07)

+2

5

Мона Элоиза была верна себе. Что ж, хотя бы кому-то она была верна. Веер в ее руках порхал в особом ритме, наверняка выражая за эру все то, что сказать ей не позволяло воспитание. Но Гаспар к столь изящным оскорблениям оставался глух.
- Я покорен Вашей преданностью, мона, но мне нравятся Ваши глаза вместе со всем остальным. Как торгаш до кончиков волос предпочитаю опт. - Гаспару не нужно было оглядываться, что бы знать, что привлекло внимание супруги. Благородные эры и крестьянские дочки одинаково любопытны и падки на коробки с бантами и лентами.
- Миледи, сегодня Вы столь великодушны ко мне, что я начинаю подозревать не околдованы ли Вы злыми чарами? - он не сдержал улыбки, - Или напротив Вы столь изящным образом низвели меня из эталона пошлости?
Гаспар обернулся, подал знак служанке и та с восторженным трепетом и придыханием водрузила коробку на столик перед госпожой. Девушка хотела было откинуть крышку, но негоциант отрицательно качнул головой.
- У меня для Вас подарок, эра. Надеюсь, Вы не откажитесь принять его?

Отредактировано Гаспар Скалиджери (2019-09-21 17:36:16)

+1

6

Коробка перед Элоизой ставила собой целый ряд вопросов. Начинался он с «зачем» и оканчивался «какого черта?». Вблизи было заметно, что по голубой ленте текут золотые вензеля, тогда как картон девственно-бел, без модного в последние год-два тиснения. Такое странное сочетание Элоиза и правда встречала впервые, а ведь она считала, что знакома со всеми, более или менее известными веранскими модистками. Эра бросила на супруга рассеянный взгляд. Вот и правда, что ему надо? Какая то совершенно нечеловеческая бездна терпения – и для чего? Элоиза подозревала подвох и открывать коробку несколько опасалась, но и доверить такое дело служанке она тоже не могла. Это было бы как продемонстрировать собственную трусость на поле боя. Ну уж нет. В будуаре Элоизы Ветуриан поле боя всегда оставалось за ней!

- Полагаю, мне следует принять это за комплимент? – прохладно произнесла эра и поднялась на ноги, обмахиваясь своим веером. Гаспар был высок ростом, а черный камзол делал его еще выше, и потому оставаться в кресле было почти физически невозможно – он стоял рядом, как столб и давил, давил… Как это невежливо! – Я имею ввиду мои глаза и то, что мне дозволяется оставить их при себе. Чтож, давайте взглянем на выражение Вашего восхищения.

Эра поддела концом веера край коробки, дернула вверх и та отлетела в сторону. В коробке находилось нечто, завернутое в слои бумаги, но теперь сложно было не понять, что это платье, а не что-то иное. Светлая ткань с голубоватым отливом просвечивала через тонкую бумагу. Восхитительно.

- Вы так внимательны, - сказала Элоиза складывая веер особенно резким движением. Она положила свою игрушку на стол рядом с коробкой – очень аккуратно, словно бы веер мог рассыпаться от любого неосторожного движения. – Очевидно, моя одежда не соответствует Вашим высоким вкусам. Мне так жаль.

+2

7

- Принимайте это, как данность. - отозвался Гаспар на очередную колкость супруги. Хотя бы в чем-то брак имел преимущества. Будь при всех своих недостатках эра Элоиза еще покорна и молчалива, семейная жизнь рисковала стать вовсе невыносимой. Но прекрасная мона по крайней мере была способна развлечь супруга. Пусть и не так, как обычно ждут от жен. Но Гаспар никогда не был приверженцем скуки и предсказуемости.
Веер продолжал клокотать в изящных пальцах эры подобно клюву хищной птицы. Негоциант бросил задумчивый взгляд сперва на веер, после на супругу.
- Эти звуки чудовищно не гармонируют с освещением. - заметил он. - Это - какое-то новое веяние? Сочетать не сочетаемое? Как бишь Вы любите это называть? Эклектика?  - полюбопытствовал он с интересом наблюдая за тем, как любезная супруга грациозно поднявшись с кресла борется с искушением открыть коробку. Коробка, разумеется, в итоге одержала оглушительную и окончательную победу. Впрочем, крышку Элоиза откинула так, будто ожидала, что предполагаемая голова только и ждет, что бы броситься на нее щелкая зубами. Вероятно, ее отсутствие несколько опечалило мону.
Гаспар приблизился, тоже заглянул в коробку. Вдруг, и правда голова. Мало ли, куда он складывал сердца убиенных им любовниц и головы особенно пылких поклонников супруги? Может коробки перепутал. Но нет.
- Значит, отныне Вы намерены ходить без одежды? - со сдержанным любопытством уточнил Гаспар, - Велеть Тее выбросить платье?

+2

8

Надо признать, изредка замечания дорого супруга по тонкости приближались к подобающим в приличном обществе. Эклектика, вы только послушайте! Рассеянным жестом Элоиза смахнула с плеча золотой локон и послала Гаспару в меру благосклонную улыбку. Выучил новое слово, какой молодец! Усилия заслуживали небольшой награды.

Впрочем, благосклонность эры испарилась быстрее, чем вино из бокала при нынешней жаре. Платье. Подумать только! Он и правда решил подарить ей платье или это особо изощренная каратская шутка, смысл которым понятен только коренным жителям провинции? Элоиза сузила глаза, снова посмотрела сначала на коробку, потом на заглянувшего внутрь супруга. Понятнее не стало.

- А Вам бы этого хотелось? – высокомерно парировала эра. Она стояла так, что рассеянный солнечный свет мягко стекал по ее коже, не заставляя Элоизу некрасиво щуриться и отворачиваться, поэтому она знала, что, конечно же, хотелось. Но мы не всегда получаем то, чего хотим, не так ли? – Нет, конечно же, я не могу выбросить Ваш подарок, монсир, - в голосе ее притаилась насмешка. – Просто мне любопытна причина, по которой Вы его мне сделали. Обыкновенно, дама занимается гардеробом самостоятельно, и я могу только гадать – то ли Вы недовольны моим вкусом, то ли решили купить модную лавку и намерены с моей помощью продвигать свои товары.

Говоря это, эра откинула тонкие листы бумаги, извлекая платье из коробки. Тея рядом восторженно ахнула да и сама Элоиза с трудом удержалась от вздоха. Можно было сколько угодно говорить о классовых различиях, но вкус у Гаспара Скалиджери определенно был. Плотный гладкий лиф из лучшего веранского атласа, маерское кружево, легкой вуалью кутающее открытые плечи, тяжелые волны ткани, расходящиеся от груди – о, это было платье для эры Элоизы и ни для кого больше! Но высказать свое восхищение открыто значило признать поражение. Этого эра, конечно же, допустить не могла.

- Что же, Ваш магазин и правда может иметь успех, - сказала прикладывая платье к своему плечу. – Мне идет этот цвет?

Отредактировано Элоиза Скалиджери (2019-10-03 11:51:50)

+2

9

Гаспар никогда не понимал людей задающих вопросы ответы на которые они слышать не желали. Но его дрожайшая супруга относилась со всей очевидностью именно к этому типу людей. Порой ему казалось, что собеседник прекрасной эре нужен лишь для того, что бы изящно обмахиваться веером и смотреть томно в пустоту. Обидно же, если подобные взгляды уходят в молоко. Красота нуждается в ценителях.
- Я не сомневаюсь в том, что Вам бы хотелось, что бы мне хотелось. - дальнейшее действо несомненно требовало преличиствующей случаю позиции для наблюдения. Или скорее созерцания. По этому он занял кресло у столика, где прежде восседала его супруга.
Момент истины наконец настал, любопытство победило природную вредность и мона достала платье. На какое-то мгновение Гаспару показалось, что это - полная капитуляция. Он чуть улыбнулся глядя на то, как Элоиза рассматривает кружева и тонкий атлас, видел как дрогнули ресницы, едва приоткрылись полные губы, чуть поднялась грудь… Жаль не было художника способного запечатлеть этот момент. Момент его победы. Что бы потом не говорила сама эра.
- Вы великолепны, мона. - совершенно искренне признал Гаспар,  глядя на сочетание супруги и платья. - Я восхищен. Не знаю чем больше, Вашей красотой или самоотверженной готовностью быть лицом моей лавки.
Он улыбнулся и достал из внутреннего кармана тисненый золотом конверт с красной сургучной печатью. Печать была взломана, но оттиск герба все еще отчетливо читался на ней.
- Граф и графиня Марциан прибыли в Илирию. И будут несказанно рады, если мы посетим их скромный прием. - Гаспар положил приглашение на столик. - Могу я расчитывать на Вашу компанию?

Отредактировано Гаспар Скалиджери (2019-10-03 19:45:49)

+2

10

- Я только надеюсь, что это будет магазин готового платья, - сказала Элоиза, все еще рассматривая наряд. Желание немедленно его примерить заставляло невыносимо зудеть кончики пальцев, но показать этого было никак нельзя, поэтому эра опустила платье обратно в коробку жестом, намекающим, что расстаться с ним для нее – пара пустяков. – Отнеси в гардеробную, Тиа, - добавила она, кивнув на коробку служанке. После этого она вновь обернулась к Гаспару. Тот удобно устроился в ее кресле с видом заядлого театрала на главной премьере сезона. Вот наглец. Впрочем, он, наконец, добрался до сути.

Элоиза отбросила назад свои длинные локоны и небрежно повела плечом. Ей ужасно хотелось посетить прием. У графа и графини или у какого-то захудалого барончика – все равно! Жизнь в Илларии не изобиловала светскими развлечениями, и Элоиза, вообще не привыкшая сидеть дома, грустила и чахла. Да-да, даже служанки отмечали ее бледность! А этот бессердечный человек ничего не замечал! Деспот! Сатрап! Эра обиженно надула губы и бросила на мужа испепеляющий взгляд.

- Марцианы… - протянула Элоиза, поигрывая оборкой на вороте пеньюара. – Это те затворники? Из Серена? Подождите… графу должно быть никак не меньше пятидесяти лет. Он приехал сюда в таком возрасте? Как… эксцентрично, - эра насмешливо фыркнула, а потом улыбнулась. – Конечно же, я составлю Вам компанию, монсир. Не могу же я оставить Вас наедине с высшим обществом, пусть это и общество странноватых затворников. В этих диких землях и без того так мало культурных людей, мы не можем позволить себе рассориться даже с самыми странными из них.

Отредактировано Элоиза Скалиджери (2019-10-03 18:39:01)

+1

11

Гаспар не стал обращать внимание на то с каким трепетом Тиа взяла коробку. И сделал вид, что не заметил, как Элоиза небрежным жестом опускала платье в нее. Что бы упасти Троица, не помять.
- Желаете удивить меня на приеме? - почему же еще милая супруга не стала примерять подарок сразу же? Негоциант, конечно же, не стал бы возводить напраслину на эру Элоизу, она конечно же и подумать не могла о том, что бы попытаться уязвить супруга. Гаспар послал благоверной самую светлую из своих улыбок.
- Ваше мужество и преданность могут соперничать лишь с красотой Ваших глаз. - Гаспар встал для того, что бы склониться к изящной ручки супруги и запечатлеть едва ощутимый намек на поцелуй на ее тонком запястье.
- Не смею спорить с Вами о высокородных эксцентричных затворниках. Полностью Полагаюсь на Ваше компетентное мнение в этом вопросу. - легкие кружева пеньюара пеной обрамляли молочную кожу эры, Гаспар невольно залюбовался. Действительно, к чему ей платье? - Говорят, граф привез с собой целую свиту из художников, музыкантов и поэтов. Но не буду портить Вам сюрприз. Кстати о затворниках. - улыбнулся он. - На сколько мне известно Вы почти не покидаете особняк. Я беспокоюсь. Вы хорошо себя чувствуете? Могу ли я что-нибудь сделать для Вас? - негоциант взял супруга за руки, - Ваше здоровье и благополучие - все для меня. - мягко улыбнулся он. - Ведь это - залог здоровья наших детей.

Отредактировано Гаспар Скалиджери (2019-10-03 22:32:42)

+1

12

Пожалуй, на комплименте мужеству (оскорбительно, но можно потерпеть) и преданности (стерпеть совершенно невозможно и все взывает о мести) следовало прервать эту увлекательную беседу. Судя по всему, подходящего по цвету драгоценного гарнитура Гаспар не собирался ей презентовать, хотя декольте пеньюара непрозрачно намекало, что такая грудь нуждается в том, чтобы ее подчеркивали. Элоиза с видимым равнодушием приняла поцелуй и приготовилась выпроводить дорогого супруга двумя-тремя подходящими случаю фразами о занятости, самочувствии и сожалении, но Гаспар Скалиджери словно бы предугадывал ее мысли. И убираться прочь он совершенно не собирался.

- То есть, само по себе мое самочувствие, Вам безразлично! – Элоиза вырвала свои ладони из рук мужчины и еще и ударила по ним напоследок. Глаза эры сверкали гневом. – Я для Вас лишь емкость для вынашивания наследников! В таком случае, будьте так любезны, монтьер, - немедленно уберите себя с моих глаз! Кажется, в Вашем присутствии меня мучает тошнота!
Эра схватила со стола веер и, крайне раздосадованная, отошла к балюстраде. Подумать только! О детях он заговорил! Хам! Наглец! От гнева Элоиза не только так тяжело дышала, что ее прекрасная грудь, достойная всяческих украшений, едва не выпрыгивала из пены кружев пеньюара, но еще и теряла половину оскорбительных слов, которыми хотела наградить супруга – что мысленно, что вслух.

+1

13

Удивительно, как мудры утверждения о том, что метким словом можно едва ли не мертвеца к жизни вернуть. Бледность прекрасной монны исчезла в мгновенье ока. На щеках появился совершенно очаровательный румянец, а в глазах заметались искры, которые несомненно подожгли бы волосы на голове Гаспара, если бы предупредительная Элоиза изволила оградить его от сей неприятности, спешно отойдя прочь.
- Сколько страсти! - восхитился негоциант ее удару. Веер снова заклокотал в руках эры и дражайшая супруга поспешила покинуть его общество. Далеко, впрочем, она не ушла и Гаспар имел удовольствие созерцать ее точеную спину окутанную вуалью тончайшего атласа. - Душа моя, Ваша непоследовательность столь же восхитительна сколь и гнев. Но признаться Вы лишили меня пространства для маневра. Велите уйти с Ваших глаз, но отворачиваетесь сами. - ну, а раз так, то и уходить необходимости нет. По сему Гаспар снова вольготно расположился на кресле. Разумеется, ему приятно было смотреть на жену в анфас, но и арьергард прекрасной эры был чудо как хорош. От чего же не полюбоваться?
-Я хотел бы заказать Ваш портрет. Вы не будете против? - как ни в чем не бывало продолжил Гаспар, посмотрел на серебряный кувшин с охлажденным вином потянулся было за ним, но обнаружил, что вино давно нагрелось превратившись в неудобоваримую дрянь. - Мона, зачем Вы держите это здесь? Если намеревались меня отравить, то извольте добавлять яд хотя бы во, что-нибудь приятное на вкус.

+1

14

Этот невыносимый человек, конечно же, даже не подумал исполнить желание дамы. Элоиза не оборачивалась, но прекрасно слышала, что Гаспар Скалиджери все еще находится у нее за спиной. Вот, судя по всему, он сел в кресло. Вот потянулся в сторону. Веер в руках прекрасной эры едва ли не трещал от обуревавших ее чувств. Не показать их – было для нее наивысшей целью, потому что любезный супруг, разумеется, только этого и добивался. Чтобы она вышла из себя. Как известно, несдержанными особами легко управлять. Но этот торгаш никогда не имел дела с настоящей благородной патрицианкой!

Элоиза сделала глубокий вдох и величественно обернулась к Гаспару.

- Полагаю, портрет Вам нужен, чтобы запечатлеть момент, пока я молода и красива и Ваши издевательства еще не превратили меня в ужасную старуху? Даже не думайте, что поколебать мое душевное равновесие так просто!

Выдав это в высшей мере логичное заключение, эра Элоиза шагнула к столику, схватила с него кувшин вина, который так не пришелся по вкусу дорогому супругу и решительно перебросила и кувшин, и его содержимое через балюстраду в сад. Раздался надрывный звон. Тонкий металл не стерпел такого непочтительного к себе отношения. Эра ожгла Гаспара гневным взглядом, как бы говоря «Это ты во всем виноват!», фыркнула и решительно удалилась. В семейной жизни главное – оставить последнее слово за собой.

+1


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » Модный приговор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC