Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Игра в прятки


Игра в прятки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sg.uploads.ru/VWR0l.jpg
Место и время: 5 день Месяца Сетей 1293 года
Участники: Рафаэль Майдана, Элис Арвин

Недомаг и недобард, вляпавшийся в недопеределку, скрывается в доме своего очередного недоромантического недоинтереса...

+1

2

Ничего не предвещало беды. Рафаэль зашёл в полупустую таверну — ну кто ходит по утрам в таверны? — чтобы позавтракать в одиночестве и творчески помыслить. Яичница с ветчиной была прекрасна. Девушка с ямочками на щеках, которая принесла поднос, была ещё прекраснее. И никакого похмелья. Не жизнь, а благодать. И тут...

— Это он! — Рафаэль даже не понял, откуда именно взялся этот детина. Отлепился от стены в другом конце общего зала, тыкал пальцами и кричал что-то про ругательные песенки. Про инспекторию. И про сестру. Рафаэль даже удивился, как это у человека может быть столько проблем сразу и на кого он так обижен, как в Рафаэля чуть не прилетело тяжёлой деревянной ложкой. А детина, отодвигая с пути стулья, уже намылился в его сторону.
— Жди меня, милая, — Рафаэль улыбнулся девушке с ямочками на щеках, по-братски поцеловал её в эту самую щёку и решил ретироваться. Мало ли, перепутал человек. С кем не бывает с утра пораньше.

Человек не перепутал и ломанулся за ним на улицу, так и продолжая вопить. И тыкать пальцами. Никакого уважения к искусству!
Рафаэль решил не уточнять, чем он так сильно насолил верзиле, и свернул с широкой улицы в проулок поуже. Он надеялся затеряться в поворотах на улочках Илларии — и что этот детинушка угомонится и отстанет. Или неудачно впишется в поворот и отстанет. Но не тут-то было! У детинушки появились друзья. Как будто специально поджидали за поворотом в надежде на встречу с вечным. Искусством, то есть. Рафаэль восхитился, какие преданные у него поклонники и перемахнул через какой-то забор.

Пока он пробирался между стоящими совсем близко друг к другу домами, память прояснилось. Детинушку звали Иваром и сестра у него действительно была — но имени сестры как-то не вспоминалось. Наверное, потому, что сестёр было три. Или четыре? А ещё у них был отец, державший пивной погребок. И вот в этом крохотном трактире из-за него, Рафаэля, как-то раз начались форменные беспорядки.
В тогдашней программе было несколько новых куплетов про торгашей, дерущих тройную цену, и про матрон. Ну, заботливых мамаш, которые хотят выдать дочерей замуж и берут плату с женихов за вход в блистательный дом. А потом заставляют этих женихов — разных — оплачивать один и тот же подарок. Собственно, Рафаэль чуть сам не попал в эту махинацию Иварской матушки и очень по этому поводу веселился. Ну откуда могут быть деньги у человека искусства?
А там слово за слово, дошли до налогов и разбавленного пива... В общем, тогда он удрал запросто. И потом тоже — в окно одной из сестёр. Но сейчас Рафаэль вдруг обнаружил, что впереди вовсе не тот поворот, на который он рассчитывал, а детинушки как-то слишком быстро подобрались, пока он гулял в чертогах памяти.

Раафэль вылетел из-за угла и понёсся по улице во весь опор. Он всё ещё опережал детинушек на добрых полсотни шагов, но они тоже вылетели из-за угла и снова вопили: «Держи вора!» Из окон высунулись любопытные зеваки, а прохожие вовсе не торопились отодвинуться к обочине.
Бежать по улице было неразумно, и Рафаэль бы никогда так не сделал, если бы не надеялся на спасение. Спасение звалось дивным именем Элис и как раз жило через два дома. У Элис были, как обычно, прекрасные глаза и прекрасный мальчуган, который постоянно пытался залезть на Рафаэля по ноге, как на дерево. И оно, конечно, было неправильно — надеяться, что одна дама, за которой ты вроде как пытаешься ухаживать, будет прятать тебя от родственников дамы другой, но что ж поделать, если красота — смысл жизни?

Рафаэль колотил в дверь так, как будто за ним гнались чудовища Ерополема вместе с восставшей из мёртвых маменькой и тем страшным мейстером-магом, который сломал ему всю жизнь.
— Ты должна меня спасти! — заявил он сходу, вваливаясь в дверь, падая на колени и тяжело дыша. Щёки у Рафаэля горели от бега, волосы растрепались, но честные глаза он делал исправно. — Только ты можешь меня спасти! Или!..
Что «или» он договорить не успел, потому что вопли послышались совсем близко и вопили теперь уже «куда он делся?».

+2

3

Когда ее застал заполошный стук в дверь, Элис работала над заказом. Миледи де Эфрон была изобретательна так, словно сам Неназываемый вдохновил ее на это: украсить белой вышивкой белую же шелковую сорочку, которую миледи собиралась надеть в свою первую брачную ночь... да смилуйся, Троица, неужели кто-то будет разглядывать белую вышивку на сорочке, которую с миледи стащат в первые же минуты?
Тем не менее, желание заказчика есть желание заказчика. Спорить с миледи Элис не стала, и окружила себя свечами и лампой, чтобы как можно лучше видеть тонкий белый узор.
Ну и конечно - стоит только на чем-то сосредоточиться, как шальное и кудрявое мироздание тут же напомнит о себе.
- Твою ж мать!.. - ругнулась она, когда из-за резкого стука в дверь уколола палец иглой. Стук повторился практически без паузы, разбавленный нервно взлетающим голосом.
Обладателя голоса Элис знала - пожалуй, даже слишком хорошо. Неугомонный бард, ходячее несчастье, любимец (и любитель) женщин - Рафаэль Майдана собственной персоной. У Элис он появлялся почти всегда внезапно - короткими, почти партизанскими набегами. Иногда столовался. Периодически пытался ухаживать - скорее, из азарта и ради очередной галочки в списке побед, нежели из-за какого-то реального чувства. Элис неплохо разбиралась в таких вещах и, будучи в настроении, порой отвечала ему таким же ничего не значащим флиртом, и оба расходились, вполне довольные ситуацией и друг другом.
Сейчас настроения у Элис не было совершенно.
- Все свои долги тебе прощаю, кудрявое чудовище! - она распахнула дверь, и Рафаэль ввалился внутрь тяжело дыша и загнанно озираясь по сторонам. - Да что у тебя..?
Договаривать она не стала. Громкие голоса с улицы говорили - или даже вопили! - вполне сами за себя. Кто-то опять пытался сорвать буйную кучерявую голову с плеч, обтянутых щегольской рубашкой.
Элис выругалась повторно. Счастье еще, что Тависа не было дома - играл на улице с кем-то из детей.
- Живо за мной, - она схватила художника за воротник, потянула за собой в кухню, где в золе допекались к обеду картофельные клубни. Распахнула дверь в узкую кладовую, быстро, цепко оглядела заставленные утварью и заготовленной снедью полки. Все не то, все не туда... кроме разве что...
Элис быстро обернулась к барду, критически смерила взглядом габариты его фигуры и рванула вверх крышку большой бочки. Изнутри поднялся ядреный, пробирающий до костей дух соленых огурцов, оставшихся с зимы. Рассола в бочке оставалось куда больше, чем огурцов - но Элис это не смущало.
- Внутрь! - велела она, нервно оглядываясь на дверь. - Ну?! Или хочешь потолковать с этими милыми мужиками?
Не обращая внимания на причитания барда, она дождалась, пока тот заберется, пригнула его протестующую голову и захлопнула крышку, прижав поплотнее. Поднявшийся рассол скрыл Рафаэля по плечи, но дышать, на взгляд Элис, он вполне себе мог.
Ну, какое-то время.
Как раз в этот момент в дверь забарабанили снова - еще громче и настойчивее, чем это делал сам Рафаэль.

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-21 15:54:30)

+2

4

Чудовище! Нет, ну надо же! Чудовище! Рафаэль что-то возмущённо булькнул, но на нормальные слова дыхания у него не хватило. Так загоняли высокое искусство! Но это «чудовище» он пообещал запомнить и страшно отомстить. Когда-нибудь потом.
— О, прекрасная избавительница, — выдохнул он, когда немного отдышался. Немного — это было ну совсем немного, потому что погоня приближалось, время поджимало, а Элис немилосердно куда-то тащила. Нет бы щёлкнула пальцами — и всё. И сразу становишься невидимым. Нет? Матери маленьких мальчиков так не умеют?
А пока он, ещё не до конца даже поднявшись на ноги, покатился вслед за «прекрасной избавительницей». Кубарем. Потому что после ужасной погони ноги разучились ходить абсолютно и подгибались теперь на каждом шагу. Поэтому Рафаэль вцепился в хм... подол платья. Надо же было поддерживать его тающие силы!

Кладовая заставила Рафаэля воспрячь духом, но Элис, видимо, вспомнила какую-то ужасную обиду. Нанести которую ей Рафаэль был совершенно не способен. Иначе за что она так с ним? Он поднял на хозяйку свои четные глаза, полные немого укора и ужасной обиды. В рассол! Сейчас! Это было очень, очень обидно, потому что ещё час назад Рафаэль страшно радовался отсутствию похмелья.

Милые мужики были не столь покладисты и приветливы. Детинушка, оскорблённый со всех сторон, с каких можно и нельзя, колотил по двери так, как будто хотел её вышибить ко всем чертям.
— Где он? — набычившись, вопросил он. Детинушка возвышался над Элис на добрых две головы, а в ширину в нём поместилось бы две молодых вдовушки. — Где?!
Позади детинушки уже собралась порядочная толпа — не хватало только вил для полной картины. Если бы Рафаэль видел эту милую картину, то мог бы собой очень, очень гордиться. Какое неравнодушие! Какие страсти! Не каждому под силу вызвать у людей такую бурную реакцию своим искусством! Вот, что значит — настоящий талант.

— Я видел, что мелкий паршивец забежал сюда! Дай пройти! — и, не дожидась ни согласия, ни возражения, детинушка просто отодвинул хозяйку с дороги и протопал в дверь. Дверь была ему немного узковата, поэтому пришлось детинушке ссутулить свои гордые плечи и повернуться в профиль. Рафаэля за дверью он не обнаружил, снова оскорбился, сложил руки на груди и снова повернулся к хозяйке: — Так где?!

+2

5

- Да вы тут охерели что ли совсем?!
Когда Элис было действительно нужно, она умела очень быстро вставать на одну ступень с собеседником. В это конкретном случае - опускаться на эту ступень. Вежливого или хоть сколько-то спокойного обращения эта братия все равно не поняла бы, а госпожа Арвин хорошо чувствовала, с каким человеком и как говорить.
Так что Элис расставила ноги пошире, возмущенно уперла кулаки в бока, словно женушка, заставшая благоверного в кровати с тремя любовницами и бутылкой в придачу, и завопила самым противным голосом, на который только была способна:
- Да чтоб тебя через колено и метлой в зад, смотри, куда прешь! Чуть ноги мне не отдавил, скотина! - она была близка к истине. Протискиваясь мимо нее в дом, нелюбитель кудрей и дурацких песен действительно мог отдавить ей что-нибудь, и не только ноги. - Кого ты тут ищешь? Полюбовника своего? Да что покраснел-то, думаешь, я не знаю? Да вся улица знает! Мейси знает, Канна-Хромоножка знает, даже старый Лонн и тот в курсе! Нужен мне что ли твой маленький дружочек?!
Кто-то из оставшихся во дворе издал первый смешок. Большинство "гонителей искусства" были здесь, в общем-то, потехи ради, а не для того, чтобы смыть оскорбление бардовской кровью, и над кем именно потешаться, им было не так уж и важно. Верзила, сопя, повернулся было к приятелям, но Элис продолжала атаку:
- Ну если уж у тебя с ним такая любовь, чтобы в чужие дома врываться, пожалуйста! Ищи! Но я за тобой слежу, только попробуй спереть что-нибудь - мигом стражу кликну! Кликнуть, а? Кликнуть?!
Кудрявый паразит-Леле, чтоб ему в этом рассоле потонуть!..
- Да нам только глянуть... я видел его здесь вроде бы! - уже не так уверенно протянул мужик. - Не верещи, девка! Я тебе не грабитель какой!..
- А мне откуда знать, грабитель или нет, если средь бела дня в дом врываешься?! - перешла на возмущенный визг Элис. Она была настолько неподдельно зла на навлекшего на ее голову этих типов Леле, что и отыгрывать возмущение ей не приходилось.
Мужик, - Йохан, вспомнила его имя Элис, - оказался, впрочем, упорным. Сопя, обежал глазами скромную комнату, заглянул в кухню (облизнулся на картошку, но покосился на грозно застывшую Элис и не рискнул), сунул нос в кладовую и сморщился от резкого запаха рассола.
- Испортились что ли? - он взглянул на закрытую бочку, возле которой натекла лужица.
- Вот взял бы да выкатил нахрен отсюда, чтобы мне самой не корячиться! - тут же использовала открывшуюся брешь в его обороне Элис. - А то как врываться, так он первый, а как помочь вынести, так сразу слинял!.. Ну?!
- Да ладно-ладно, угомонись! - окончательно стушевался Йохан. - Правда не видела кудрявого? Этот с-сучоныш...
- Со своими проблемами топай к страже, а не к честным людям врывайся! - отрезала Элис. - Или я пойду с жалобой. Ну? Насмотрелся?!

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-21 18:52:23)

+2


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Игра в прятки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC