Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Детектив. Этюд в осенних тонах


Детектив. Этюд в осенних тонах

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Место и время:
02. Тьмы. 1291 года. Вестбор. Лигия.
Участники: 
Себастьяно де Салуза
Ален Леруа
Тод Макмур, игрок и мастер
Ну может кто еще тут пробегает...

Коротко и ясно - хоррорный детектив. Строго 18+

http://sg.uploads.ru/t/J3gtU.jpg

Ранее утро (начало рассвета)
02. Тьмы. 1291 года.
Набережная реки Авеста
Вестбор
Лигия

Раннее утро 2-ого числа месяца Тьмы выдалось на удивление тихим и спокойным. Набережная реки Авесты в городе Вестбор была пустынна. Ставни в домах еще были закрыты, пекари и кухарки еще не проснулись и не разожгли очаги и печи. Городская стража, в нарушении устава, уже дремала в караульных, как впрочем, и темные личности, успевшие провернуть свои нечистые делишки несколькими часами раньше. Спали собаки, кошки, голуби, вороны, чайки. Даже деревья в красно-золотом убранстве спали, их не тревожил ветер, который тоже дремал в объятиях тумана.
Да, над всей поверхностью Авесты лежал туман. Он даже забирался на берег, растворяя кромку воды. Он был похож на утренний сон, а сон был им.
Модистка Радалинда де Вестбор дремала, укутавшись в клетчатый плед из шерсти горных мелигарских коз, называемой меликлемхом. Она ночевала на скамейки потому, что после ссоры с мужем решила доказать, что меликлемх можно легко использовать в качестве одеяла при путешествиях по открытому острову: немаркий, легкий, теплый. В этот час, пережив ярость, злость, нетерпение, упрямство, ревность, страх, жалость к себе, иссушив коктейль из десятка эмоций, она задремала, испытывая эмансипированную гордость за то, что была права: плед действительно согревал.
Сквозь дрему, она сначала услышала легкий скрип, потом легкие всплески… Ветер вздохнул, укутался сильнее в одеяла тумана...  Радалинда открыла глаза. Моргнула,  пытаясь понять почему ее сладкая дремота наполнилась кошмаром. А потом громко завизжала, будя и собак, и кошек, и пекарей с кухарками, и, самое главное, стражу.
Напротив нее, слегка покачиваясь, находился небольшой плавучий дом. По углам плота, на шестах были насажены женские головы а между леерных стоек, вместо пеньковых канатов, держащиеся друг за друга отрубленные человеческие руки…

+8

2

Он видел.
Слабый серый свет, пробивавшийся сквозь затянутое бычьим пузырем оконце, выхватывал нескладную металлическую печурку, которая привела бы в ужас уважающего свое ремесло мастера. Разбросанные предметы скудного быта, сломанный стол, перевернутая скамья. Запекшаяся на стенах кровь… много крови. Вырезанные языки. Вывернутые на пол внутренности. Закопченные сажей стены, исписанные таинственными, пугающими знаками, безумные символы на полу, складывающиеся в чужие, противные взгляду слова, о значении которых стоило только догадываться.
Он чувствовал.
Запах догоревшей свечи, запекшегося на старых половицах восках, вонь грязного тела и тошнотворный аромат смерти. Эти запахи были не в новинку, не в диковинку, но до сих пор они были пугающими, тревожными, предупреждающими.
А затем Себастьяно де Салуза услышал. Вздрогнул, напрягся всем телом, рванулся, словно пытаясь вынырнуть из предательской толщи цепких вод.
И проснулся.
Судорожно сел на старенькой кровати кормы «Веселый осетр», подтянул к заросшей седым волосом груди худые ноги. Тяжело вздохнул раз, другой. Провел ладонью по лицу, словно смахивая остатки кошмара.
Когда тебе перевалило за сотню лет, большую часть из которых ты не мог выспаться и дня, то страшные сны не становятся для тебя диковинкой – скорее рутиной, обыденностью. Но нынешнее сновидение стало для него настоящим испытанием: столь ярким, столь натуральным оно было. И это могло означать лишь одно: скоро быть беде.
Месяц тьмы не начнется спокойно.

Позже, завтракая подгорелой яичницей в том же самом «осетре», Себастьяно узнал, что утром на пристани невероятно людно, что обнаглевших чаек отгоняют при помощи заклинаний, а в город поспешно прибыла инспектория. Дело принимало слишком скверный, запутанный оборот, и вины яичницы в этом практически не было. Себастьяно, наскоро расплатившись, подобрав полы дорожного плаща и уточнив дорогу, поспешно отправился навстречу с собственными кошмарами.

- Повторяю! – у стражника было слишком честное лицо и рыжие, обвислые усы. - Мне велено никого не пускать! Господа маги работают!
Себастьяно кивнул: понимающе, даже сочувствующе.
Как бы не был широк стражник, как бы не старался он и его коллеги отгонять простых зевак от места происшествия, но тягостный смрад и голодный гомон чаек ему было не скрыть: произошло что-то отвратительное. И Себастьяно де Салуза был готов лечь костьми, но попасть на борт плавучего дома, снаружи которого уже поспешно убрали все улики.
- Господа маги – мои друзья и товарищи. И будут рады, если господин архимаг ордена Мнимоники поможет им с расследованием. Но если ты не хочешь, то, разумеется, господа маги поймут. Простят. Но запомнят.
По виску стражника из-под мориона медленно побежала капелька пота.
- Ты же не хочешь, чтобы тебя запомнили?
Капелька спряталась за стальным воротом.
- Проходь! Только живо! И смотри у меня!
«Во все глаза, друг мой. И даже больше».

Сон его не обманул.
Тут было скверно. Слишком скверно.
Себастьяно медленно поднялся, отряхивая ладони от приставших к ним грязи и копоти.
Кровь, застывшая на леерных стойках. Аромат трав и постыдный запах роз примешивались к вони горелой плоти.
Себастьяно постарался войти внутрь как можно тише, но был уверен – его услышали.
А потому не было смысла дальше скрывать свое пребывание на борту.

+5

3

Рано утром в местный штаб Испектории, находящиеся в Вестборе, ворвался запыхавшиеся, от долго бега, стражник. В приемной его встретил секретарь, который быстро отправил его в кабинет старшего инспектора. Тот плохо себя чувствовал с самого утра, громко кашлял, перхал и видимо где-то простудился, но не собирался оставлять пост чисто из принципа верности своей работе. Внутри кабинета сидело двое человек. Ален приехал в гости к Вегару Веберу, который являлся его другом по тайной переписке между их ведомствами, но застал знакомого в таком вот ужасном состоянии здоровья. Уговоры пойти домой и прилечь никак не помогали. В середине разговора в дверь громко постучали. Быстро достав маску Леруа надел ее на лицо и накинул поверх головы капюшон неизменного плаща, прикрывающего и его руки. Вегар натянул и свою маску, после чего отдал приказ охране впустить внутрь посетителя. Через полчаса стало известно, что случилось этим утром. На набережной реки Авесты были найдены трупы, причем не просто убитые, коих ловили в воде едва ли не каждое утро, а расчлененные с особенной жестокостью. Это дело так или иначе касалось инспекторов. Мистер Вебер было собрался идти сам, но Ален уговорил его остаться, убедив, что все проверит лично сам. Какая разница кто из них будет осматривать место происшествия, они служащие одной организации. Некоторое время Вегар сомневался, но затем наделил Алена всеми нужными полномочиями и обеспечил документами с печатями и подписями. Он был не очень известен местным властям, потому мог столкнуться с некоторыми проблемами или вообще попасть в неприятности без определенных бумаг. Оставив старшего инспектора куковать в штабе Ален направился вместе со стражником на место происшествия. Ехать решили верхом, благо Леруа прибыл к Инспектории не пешком, а на лошади - верном коне по прозвищу Сумрак. До набережной добрались без заминок, по прямой и ровной дороге. В этот день туман окутывал весь город и его окрестности, а вокруг, сквозь пелену, было сложно что-то разглядеть в нескольких десятках метров от цели. Ален, спешившись с лошади, привязал Сумрака к одному из тонких, вбитых в землю столбиков, и направился к плавучему плоту, больше напоминавшему дом. Следом за инспектором пошел и стражник. Еще несколько находились рядом, охраняя плот от, уже прибывших, зевак, выбежавших на крик свидетельницы. Ей оказалась женщина. Ее звали Радалинда, и она до сих пор плакала, то и дело вздрагивая, пытаясь сказать хоть слово, но глотала буквы от ужаса, который совсем недавно пережила. Ален уже издалека увидел колья, вбитые в плот, и оторванные, женские головы, насаженные на их острия. Мерзкое зрелище. Неподготовленного человека бы передернуло уже давно, но Леруа спокойно приподнялся на цыпочках, заглянув за спину стражнику, попутно показывая ему документы.
- Я прибыл из Инспектории. Меня прислали осмотреть плавучий дом - холодно сказал Ален, а стражник, смерив взглядом документы, отошел в сторону и пропустил его вперед. Тот солдат, что прибежал в штаб, остался стоять на месте, решив, видимо, не мешать более сведущему, чем он, господину, все осмотреть. Пристань вся была заполнена народом, от края до края. Здесь даже были маги, но до прибытия инспекторов никто никого не пропускал, опасаясь, наверное, что все улики затопчут. Добравшись до края берега Ален остановился, а затем обернулся и подозвал к себе свидетельницу. Внутрь ее он звать не будет, так как мало ли что там находится. Судя по всему ничего хорошего, уж точно не поляна цветов с красивыми, пляшущими в воздухе светлячками. Жужжащие мухи то подтверждали. 
- Мадам, расскажите все, что вы видели. - начал Ален ставя ногу на край плота и разглядывая висящие перед глазами руки, оторванные грубой силой, прямо из суставов. Не отрезанные, а именно вырванные, с мясом. Какая же силища должна быть, чтобы такое сделать? Женщина, испугано глянув на колья, снова всхлипнула и залилась слезами. Закатив глаза Ален тяжело вздохнул и вдруг громко, грубо рявкнул.
- Возьмите себя в руки уже, иначе я буду вынужден отправить вас в Инспекторию - видимо такое обращение испугало женщину еще больше, она прекратила хлюпать носом и и заговорила быстро-быстро.
- Я решила переночевать сегодня на скамейке, насладится свежим воздухом и заодно испробовать недавно сотканный мной плед. Он красивый, теплый и...
- По делу, мадам, по делу говорите. - обронил, как отрезал Ален, не собираясь слушать от свидетельницы о том, какой чудесный у нее плед. Его это не интересовало совершенно.
- Ну я задремала быстро согревшись, а когда проснулась увидела это - снова всхлипнув женщина опять зарыдала, испуганно косясь на женские головы и иногда бросая взгляд в сторону инспектора в маске.
- Хорошо идите, вас вызовут, когда потребуется. - махнув рукой Ален отправил несчастную прочь. Пусть придет в себя, авось особой важности ее сведения не имеют. - Но будьте рядом, возможно, я вас еще опрошу.
Кивнув женщина, подобрав свои юбки, бросилась вверх по берегу. Леруа же, ловко запрыгнув на борт импровизированного плота, больше похожего на небольшой дом, аккуратно протиснулся между кольями. Тут даже не воняло, здесь смердело кровью, гнилью, разложением и смертью. К горлу подкатывала тошнота, но Ален сдерживал себя, ступая по скрипучим доскам, прижимая к левому боку небольшую сумку. Алые брызги на стенах, на полу, на потолке - уже засохшая кровь была везде. Здесь словно поработал безумный мясник, в каждой руке которого было по острому топору. Стараясь не наступать на разводы Ален медленно продвинулся вперед по маленькому коридору, который вывел его в свободное помещение. Переломанные стулья и столы, тоже измазанные внутренностями, странные символы на полу и на стенах говорили о том, что это сделал какой-то культ или безумный маг, пытающиеся призвать из бездны некое темное создание. Краем глаза Ален заметил, что на ножку стола намотана чья-то длинная, фиолетово-сизая кишка и его передернуло. Сейчас бы света побольше, а то не видно ничего. Символы очень тяжело рассмотреть в такой-то темноте, особенно когда вокруг туман, и солнце на наблюдается. Окошки тоже не пропускали света, испачканные копотью и кровью. Развернувшись Леруа почувствовал как под высоким сапогом что-то хрустнуло. Подняв ногу он увидел, что это был кусок чей-то челюсти. Нужно найти источник света, чтобы осмотреться получше. Вот бы Вегар догадался кого-то еще вызывать и прислать. Хрустнуло еще раз, затем раздался скрип, но Ален не двигался и потому это не мог быть он. Развернувшись он схватился за рукоять своего меча на поясе и бросил в темноту коридора, освещаемого только блеклыми тенями из проема двери, снаружи.
- Кто здесь? Покажись сейчас же - прислушавшись к звукам Ален услышал крики чаек снаружи, нагло пытающимся пристроится к человеческим остаткам.

Отредактировано Ален Леруа (2019-09-19 10:33:26)

+3

4

[indent] … Младший инспектор Тод находился на службе уже 22 часа, и до пересменки оставалось еще около двух часов. Начальник, старший инспектор господин Вебер, зачем-то приехал на работу ну очень рано, кашляя, выслушал доклад Макмура и отправился наверх, в свой кабинет.  Поэтому время, которое оставалось до окончанию службы, Тод вместо утренней скуки и дремы предпочел тренироваться с самопишущим пером и саморисующими кистями. В своих упражнениях он дошел до сносного управления тремя артефактами и собирался добавить еще один, когда в аккузаторий стуча вошел городской стражник.
[indent] - На набережной Авесты преступление. Сержант просит Инспекторию. Считает, что это в её компетенции.
[indent] Тод, присмотрелся к вошедшему. Немолод, потянут, слегка бледен, но говорил чётко, короткими фразами.
[indent] - Вы сами видели?, - голос младшего инспектора из-под маски звучал изменено.
[indent] - Да, я, малыш Гувер и старый Пью. Мы были в патруле.
[indent] - Служили до стражи?
[indent] - Так точно, Первая Северная, два срока. Потом, перебрался с женой в Лигию.
[indent] Тод на секунду задумался. Сержант - старший разводящий, вряд ли бы послал человека просто так.
[indent] - Поднимитесь к старшему инспектору, он заинтересуется сообщением.
[indent] Стоило стражнику скрыться, Тод постучался в комнату отдыха. Инспектор Ниро Мегрэ выпустил колечко дыма, приподнял бровь и произнес:
[indent] - Что?
[indent] - Преступление, мэтр. На набережной Авесты, я съезжу самостоятельно? - Тод задал вопрос с той интонацией, с которой он под разным предлогом отпрашивался в местную пекарню за вкусными пышками.
[indent] - Вали, захвати и мне свежей выпечки…
[indent] Тод одернул сюрко, отправил воротник, поправил маску, схватил саквояж с дежурными сыскными артефактами, мольберт с пером и кистями, и, прыгнув в дежурный кэб - двухместный двухколёсный экипаж, помчался на набережную.
[indent] … Плавучий дом был причален к берегу, на его понтон была брошен доска, выполняющая роль сходни. Сам плот был глубоко погружен в воду, винные бочки, удерживающие бревенчатую основу, лишь слегка выступали над поверхностью воды.
Тод поднялся на борт, обогнул дом, скрывшись от глаз собирающейся толпы, установил мольберт, сплел пусковые заклинания для пера и кисти, и приступил к осмотру.
[indent]  “Дом одноэтажный”, - чернила легко ложились на бумагу. “Размером примерно 10 футов на 13. Крыша четырехскатная, пирамидальная. Окна небольшие 3 на 5, с мелкой расстекловкой, стекла мутные. Поверхность плота, стены с наружной стороны и окна заляпаны копотью…”. Макмур провел рукой по стене, затем понюхал ладонь. Достал кинжал, сделал соскоб со стены и плота, внимательно посмотрел на него, потом добавил. “Дополнение, покрыты составом, судя по запаху, консистенции и структуре, содержащим большое количество сажи, жировоска, с добавлением хвойной отдушки и лака...”. Затем достал из саквояжа флакон с прозрачной жидкостью, смочил ее белый батистовый платок и приложил его к испачканной ладони. Несколько секунд спустя Макмур прибавил: “... и, судя по изменению цвета реактива сира Воксбэтла на синий, кровь”.
[indent] Младший инспектор подошел к страшным “канатам-леерам”. Перо живо побежало дальше, следуя за мыслями мага. “Вместо леерных канатов цепи из рук, предположительно жертв. Руки отрублены по плечевой сустав...” Тод, поддел лоскут кожи. Снова хмыкнул. “Поправка, руки отделены от тела с хирургической точностью, мышцы, сухожилия, связочный аппарат, сосуды и нервы аккуратно выделены. Головка плечевой кости выделена, ее обхватывает ладонь предыдущей руки. Трупные пятна и трупные окоченения отсутствуют”. Тод достал сантиметровую ленту, затем измерил части рук. перо тщательно фиксировало размеры. “Итого, судя по размерам, руки принадлежат дюжине жертв, размеры предполагаемых жертв можно будет вычислить позднее. Ногти обработаны, чистые, ногтевые ложа без заусенец, ухожены. На указательном пальце жертвы №6 длинный рубец от резанной раны, судя по его синюшно-красному цвету, срок получения раны около 4-х - 8 недель...”           
[indent]- Я прибыл из Инспектории. Меня прислали осмотреть плавучий дом, - раздалось откуда-то с берега. - Мадам, расскажите все, что вы видели. Голос говорящего был достаточно громким и произнесенные слова были легко различимы. В ответ он получил лишь женские всхлипы
[indent]- Возьмите себя в руки уже, иначе я буду вынужден отправить вас в Инспекторию.
[indent]- Я решила переночевать сегодня на скамейке, насладится свежим воздухом и заодно испробовать недавно сотканный мной плед. Он красивый, теплый и...
[indent]- По делу, мадам, по делу говорите.
[indent]- Ну я задремала быстро согревшись, а когда проснулась увидела это… - фраза закончилась женскими всхлипами, которые переросли в рыдание.
[indent]Тод покачал головой, следя за кистью, наносящей последние мазки на криминальные зарисовки. Кто же допрашивает свидетеля у трупа, самое малое - это ввести свидетеля в шок, максимум - в ярость. А вот создай ему привычные условия, ну или на крайний случай отведи его подальше, может он и вспомнит что-нибудь.
[indent]- Хорошо идите, вас вызовут, когда потребуется. Но будьте рядом, возможно, я вас еще опрошу.
[indent]Тот, кто назвался Инспектором под скрип досок прошествовал сначала на борт, затем внутрь дома. Макмур остановил перо и кисть, убрал записи и зарисовки в мольберт, превращая его снова в переносной чемодан, и отправился знакомится с пришедшим.
[indent]- Кто здесь? Покажись сейчас же.
[indent]- Спокойно господин инспектор, свои, - Тод остановился у двери, чтобы его глаза привыкли к полумраку, - Вам тут не темно, может подсветить?
  [indent]Тод не стал дожидаться ответа, а просто сплел простенькое заклинание светящегося шара и подвесил его у себя над головой. Теперь, в его тусклом свете, Макмур видел того, кто вошел в дом ранее. Это был высокий, правда все же на целую голову ниже Тода,  атлетически сложенный человек, в лазурном сюрко с накладным стояче-отложным черным с золотой окантовкой воротником и золотистой маской. Сразу было видно, перед ним стоял старший инспектор, правда не местный: своих коллег Тод уже научился распознавать.
[indent]- Разрешите представиться, Тод Макмур, младший инспектор Инспектории Вестбора и маг.
[indent]Тод нагнулся, зашел внутрь помещения, прибавил интенсивности свечения и присвистнул. Ему показалось, что он внезапно превратился в персонаж сюрреалистичной картины. Зеркальные стены, пол и потолок, хоть и были покрыты какими-то символами, черными с жирным блеском и бурыми пятнами, отражали свет. Перевернутые стулья, стол, упавшая кафедра дополняли картину хаоса. Единственным предметом, который не вписывался в эту обстановку было золотое блюдо с лежащим нем хрустальным шаром.
[indent]Вновь послышались шаги, скрип и дверной проход заслонила фигура.Тод развернулся, на вошедшем не было государственной формы.
[indent]- Эй, Вы кто? Вам сюда нельзя! Тут не место зевакам! Покиньте это место!, - строго произнес Тод, после чего громко крикнул:
[indent]- Кто там снаружи, выведите этого. Он нам тут все затопчит!
[indent]- Они не придут. Не потому, что лентяи. Они боятся. Вас. Меня. И того, что здесь произошло.
[indent]Незнакомец цепким взором окинул помещение. И спустя мгновение перестал быть незнакомцем.
[indent]- Себастьяно де Салуза. Мнимоник. Полагаю, с подобным вы сталкиваетесь... нечасто, и моя помощь будет полезна, - он наклонил голову, готовясь принять любой ответ, - Обещаю ничего не топтать.
Инспектор не протестовал, лишь что-то буркнул себе под нос про провинцию.
[indent]- Ну и что вы об этом всем думаете мэтр де Салуза? - задал вопрос Тод...

Чек поинт

1. Коллеги, если вы что-то предполагаете, не стесняйтесь высказать это.
2. Если вы считаете, что что-то знаете, а за углом вас ждет прынцеса - лучше спросите, так ли это
3. Если вы решите с чем-то провзаимодействовать (например, кишку разглядеть поближе, от стола ножку оторвать или еще что) Welcome в ЛС. для описания результата
4. В любом случае (если не затеяться драка, или не произойдет еще чего) мы заканчиваем выходом на берег, чтобы синхронизировать следующую сцену!
5. Жду вопросов, предложений, исправлений.   
СПС!!

+3

5

Его, к счастью, не убили. И даже всё еще не пытались убить.
Его, к счастью, не собирались голословно обвинять в чем-то, пытаться заподозрить в нем какую-нибудь каверзу.
Его не собирались погнать, не желали оградить это место от его присутствия и от его воздействия.
С Себастьяно де Салуза не делали ничего предосудительного и неправомерного, что заставляло старого мага насторожиться: то ли в нынешнее время инспекторы пошли куда умнее прошлого, то ли его дурная слава не обогнала его на этот раз. И в том, и в другом случае у мнимоника был шанс на второй ход и новый взгляд на место происшествия. Чем он и воспользовался.
Цепкий взор Лиса без сожаления прошелся по чужим останкам. Ни кровь, ни вывернутые человеческие внутренности не вызвали в нем и каплю жалости, тревог или отвращения. Это было его работой, частью жизни, которую он избрал давным-давно. И глупо было бы отказываться от своего предназначения. Особенно теперь, когда Ерополем, казалось, показал себя во всей красе.
Куда больше привлекли старого мнимоника ритуальные надписи на полу, стенах. Множество знаков и символов, некоторые из которых были знакомы Себастьяно, многие из которых он, казалось бы, видел в учениях мнимоников о Кабале: стальной взгляд выявил из сумбура и хаоса линий символ смерти, пусть и начертанный с некоторыми ошибками, и знаки триумфа, в которых почему-то перепутали смысл. Старик нахмурился, но ничего не сказал.
Осторожно обойдя комнату полукругом, он остановился у чаши перепачканной засохшей кровью. Вероятно, она послужила ритуальной посудой - убогой и одновременно с тем отвратительной в своей простоте. Кто сказал, что самые страшные дела вершатся при помощи изысканных клинков, серебряных черепов-кубков и голых дев? О, этот мир был куда прозаичнее.
Наконец, повернувшись к застывшим в ожидании служителям правды, закона и еще Кабал знает чего, Себастьяно пожал плечами.
- Скверное место, жить бы я здесь не советовал. То, что здесь произошло, ужасно и омерзительно даже для меня, а я, признаюсь, повидал многое.
Мнимоник указал на известные ему символы на стене.
- Это символы Кабала, господа. Написанные неверно, но криво, но уверенно. Опьяненный, одурманенный... или одурманенные, судя по количеству ног на полу, пытались совершить здесь какой-то обряд. Но то ли что-то пошло не так и оккультные пляски закончились кровавым пиром... то ли...
Себастьяно еще раз цепким взглядом окинул комнату.
Никаких следов, никаких зацепок для мнимоника.
Кроме, разумеется, человеческих останков и пира на костях.
- Нет. Ничего. Полагаю, вы так и не нашли хозяина дома и не нашли, как он попал сюда?

оффтоп

Друзья, я могу писать с птицей-тройкой, если то требуется

Отредактировано Себастьяно де Салуза (2019-09-24 08:23:28)

+3

6

Раздавшиеся в ответ голос заставил Алена немного вздрогнуть. Поежившись мужчина поправил край своего черного плаща и провел ладонью по лазурному сюрко, зачем-то приглаживая его. Леруа привык либо жестикулировать во время разговора, либо прятать руки в карманы, но он сейчас не разговаривал и его, неизменного темно-зеленого, редингота с карманами на нем тоже не было, потому занять руки было просто пока нечем.
- Приветствую, инспектор - отозвался Ален, когда в помещение вошел высокий мужчина, скажем так, ну простого огромного роста. Леруа не встречал еще таких гигантов, потому весьма был удивлен, но пялиться и рассматривать коллегу он счел бестактным поступком, потому быстро отвел глаза. Указав рукой в сторону, лежащих на полу, разбросанных тут и там, кровавых внутренностей и остатков, инспектор поморщился и быстро ответил.
- В такой темноте ничего толком не видно, потому да, посвятите, если это возможно - не ожидавший такой быстрой реакции от своего коллеги Ален зажмурился, когда в полутьме возник небольшой святящиеся шарик. В этот момент мужчине хотелось выругаться, потому что к магам, пусть с служащим в Инспектории, он относился весьма неоднозначно. На его памяти слишком много случаев, когда магия становилась причиной огромного количества преступлений, но в другое время она могла и помочь. Впрочем, даже это не могло повлиять на личное восприятие Леруа. Он не то чтобы ненавидел магов, но уж точно не любил горячей любовью. Стоило и ожидать, что вошедший и будет магом. Только они способны создавать подобные вещи, обычным людям это не под силу, увы.
- Ален Леруа, старший инспектор Мана, что в графстве Шамбери, недалеко от Верана. - в свою очередь представился молодой мужчина, но руки не протянул, хотя и был облачен в кожаные, темно-фиолетовые перчатки. Не то место и не то время, чтобы казаться слишком официальным и вежливым. - Я здесь проездом. Приехал в гости к одному хорошему знакомому.
Честно признался Ален, скользя взглядом по обстановке внутри комнаты. Шамбери это то графство, где он родился, и оно принадлежит его отцу - Первому Инспектору. Кичится своим статусом Леруа не любил и ему сейчас тоже хотелось быть никем не узнаваемым. Пусть он лучше будет господином "мимо проезжавшим", чем сыном такого знатного и именитого человека. Вегару было не до осмотра места преступления, то почему бы ему просто, чисто по-человечески, не помочь с этим делом, тем более если он и правда болен и чувствует себя ужасно. Не успел Ален все как следует оглядеть уже при свете, как снова заскрипели доски. Инспектор едва сдержал свой тяжелый вздох подумав о том, что снова кого-то принесло. Тод его опередил и попытался прогнать неназванного гостя, но им оказался еще один маг, на этот раз представитель ордена Мнемоники. Тот самый орден из которого никто не выходит, никогда, по крайней мере, живым. Ален неожиданно подавил свое раздражение, убедив себя в том, что совместными усилиями с этими двумя магами дело будет раскрыть и понять гораздо проще, чем в одиночку. Особой гордости Леруа на счет себя не испытывал и не считал себя прекрасным сыщиком, потому он никогда не отказывался от чужой помощи, даже самой малой.
- Жить мы здесь и не собираемся - усмехнулся Ален, поправляя край перчатки, выбившиеся из под рукава рубашки - господин мэтр. Скорее хотим понять кто здесь жил и что тут произошло.
Из-за светящегося шарика пол, стены, потолок, стекла в окнах, блестели так мерзко и жутко, словно от жира. На полу не было даже чистого места, чтобы встать поудобнее и не запачкать сапоги кровью. К запаху Ален уже как-то привык и постепенно тошнота, то и дело подкатывающая к горлу, перестала его беспокоить. Вид человеческих останков инспектора гораздо больше волновал. Надо осмотреть здесь все, а затем выйти, на свежий воздух, чтобы не дышать этим смрадом. Гнилостные испарения ведь очень вредны, а судя по аромату, тут уже начался процесс разложения. Больше всего внимание Алена привлекло блюдце с хрустальным шаром, но трогать его было совершенным безумством. Магам, возможно, и можно попробовать, но увы, Леруа был одаренным, и не обладал способностями если что блокировать магическое воздействие, так что он решил оставить решение проблемы с блюдцем магам. "Кабал?" подумал про себя задумчиво Ален, дотронувшись до своего подбородка пальцами. У него были на памяти некоторые случаи, когда маги пытались связаться с бездной, именуя себя последователями Неназываемого. Покачав головой Леруа достал из сумки на боку небольшую металлическую палочку, примерно с ладонь длинной, встряхнул ее несколько раз, сделав в два раза больше, и присел на корточки около перевернутого, разломанного пополам стола. Около него лежал кусок отломанной кисти. Подцепив краем металлического кнута, за палец, обрубок, Ален перевернул его и оглядел получше. Укусы, около четырех-пяти, покрывали всю часть ладони. Леруа знал как выглядят укусы и был точно уверен, что это были они. Здесь поработал безумный каннибал, не иначе, возможно, оборотень, потому что незачем магу больше жрать плоть.
- У нас здесь побывал, судя по всему, оборотень - решил подать голос Ален придвигая прутиком в сторону обрубок кисти, покрытый жуткими разрывами и следами от зубов. - А значит он может быть уже не внутри, а снаружи.

+1

7

[indent]… Тод смотрел, как сначала маг, а затем и старший инспектор прошлись по помещению. Ему, бывшему майору разведки Горного Дозора, а нынче недавнему выпускнику курса Инспектории, направленному на практику в Лигию, было интересно посмотреть, как работают мастера своего дела. Одновременно он делал выводы не только о месте, но и об присутствующих.
Было познавательно познакомиться, пусть даже и вскользь, со старшим инспектором Мана, сыном Первого инспектора, Стефана Леруа, а заодно для себя подтвердить те слухи и сплетни, которые ходили среди магического сообщества Верана. А слухи были неоднозначны, одни говорили, что он, Ален Леруа, знающий человек и добрый служитель Закона, другие - невежда, занимающий свой пост лишь за счет отца, раскрывающий дела, принесенные ему на “блюдечке с голубой каемочкой”. Сыскари-маги, ухмылялись, говоря о его высоких познаниях в магии, эксперты морщили нос, как о зубной боли, говоря про способностях видеть улики, делать выводы и решать “логические задачки”. И лишь “законники” безапелляционно, с каменным лицом утверждали о его выдающихся знаниях нормативных актов.
[indent]Пришлый маг был слегка ниже старшего инспектора. Седые волосы, морщины на лице, как у пятидесятилетнего человека. “Внучатые племянники верно уже рассказывают своим детям о маге-предке, и может быть, даже мечтают о проявлении дара” - подумал Тод о  Себастьяно.
[indent]— Скверное место, жить бы я здесь не советовал. То, что здесь произошло, ужасно и омерзительно даже для меня, а я, признаюсь, повидал много, - мнимоник указал на знаки, - Это символы Кабала, господа. Написанные неверно, но криво, но уверенно. Опьяненный, одурманенный... или одурманенные, судя по количеству ног на полу, пытались совершить здесь какой-то обряд. Но то ли что-то пошло не так и оккультные пляски закончились кровавым пиром... то ли...
[indent]Тод задумался, Кабал… Лишь Мнимоники все еще верили в Кабал. Знаки, символы, “наскальные надписи” - достаточно специфичные знания, выходящие за пределы общего курса истории и страшных бабушкиных сказок. Стоило бы навестить букинистические магазины и лавки с артефактным антикварным товаром. 
[indent]— Нет. Ничего. Полагаю, вы так и не нашли хозяина дома и не нашли, как он попал сюда? - продолжил мнимоник.
[indent]— Жить мы здесь и не собираемся — усмехнулся Ален, поправляя край перчатки, выбившиеся из под рукава рубашки — господин мэтр. Скорее хотим понять кто здесь жил и что тут произошло.
[indent]Тод опустился на колено, постучал по зеркальному полу, потом мысленно представил как это помещение выглядело без кровавых разводов.
[indent]- Вряд ли тут кто-то жил. Вы заметили, что тут нет ни светильников, ни подсвечников, ни держателей для факела. И даже днем, я думаю, тут было достаточно темно. Значит, если бы тут жил маг, то он должен был бы постоянно подвешивать свет и тратить силы. В других случаях ему или им пришлось каждый раз таскать светильник… Если бы они или они тут жили, логично предположить, что светильник был бы тут. Кстати, вы обратили. Зеркала не разбиты. Тут примерно 600-650 квадратных футов зеркал, закаленных, ударопрочных зеркал. Достаточно специфический товар. Ставлю золотой империал на то, что узнать откуда эти зеркала можно в лавке Абеля, Клауса Абеля.
[indent]Старший инспектор, проигнорировав золотое блюдо  заинтересовался отломанной кистью, которая вдруг обнаружилась около разломанного стола. Он перевернул часть руки, начал ее рассматривать 
[indent]— У нас здесь побывал, судя по всему, оборотень — подал голос Ален, придвигая прутом кисть, - А значит он может быть уже не внутри, а снаружи.
[indent]- Вы шутите? Или Вы серьезно верите в бабушкины сказки, канибалов и магов-оборотней? - Макмур сдержал смех, мнение кураторов “alma mater” Инспектории о знаниях старшего инспектора находили свое подтверждение. - Или…
[indent]“Или сам Леруа - хозяин дома. Появился ранним утром в Инспектории. Игнорирует улики. Делает безумные предположения… Или это маг, возник из ниоткуда, пытается типа помочь, а сам является преступником. Интересно, какое у него плетение”.
[indent]- Мэтр  Себастьяно, Вы не поможете, не исследуете блюдо на наличие магии?
Тод приглушил светящийся шар ровно до слегка тусклого свечения, освобождая силу и собирая плетение щитов для противодействия магических атак. Если Себастьяно “черный маг”, то любое заклинание вскроет “Кляксы Бездны”. Удерживать на “подвесе” плетения нескольких заклинаний было достаточно затратно… “А если они оба в этом замешаны”, - мелькнула мысль у Тода…
[indent]…  Свет отступил, погрузив пол в царство теней. Пальцы кисти слегка дрогнули, раз, два, затем еще раз, кисть выгнулась, перевернулась ладонью вниз. Сжалась в кулак. Ногти удлинились, заострились, отчего пальцы стали походить на ножки насекомого. Кисть подпрыгнула в сторону человека, потревожившего ее. Вцепилась в штанину старшего инспектора и стала резво подниматься вверх...

Небольшой экшн

http://sh.uploads.ru/t/G6Cjx.jpg

Отредактировано Тод Макмур (2019-09-30 23:05:10)

+3

8

Не суйте нос в чужие тайны, особенно если их охраняет магия вам неподвластная и неизвестная - прописная истина, известная каждому выходцу ордена Мнимоников. И, как показывает практика, похоже только им.
Касаться покрытой письменами чаши Себастьяно де Салуза спешил ровно настолько, насколько хорошенькая девушка торопится выйти за страшного сына соседа. Особенно, если у него нет никаких выдающихся преимуществ. Сундука с золотом, например. Сделав шаг вперед, архимаг кончиками пальцев уловил Нити, сплетая яркий изумрудный витиеватый узор. Он делал всё неспешно, добавляя новые узелки, укрепляя собственное Плетение - предосторожность еще никому не повредила, особенно в условиях тихого поиска улик.
Но произошедшее дальше всё испортило, осквернило, испоганило. Плетение где-то на половине, обиженно дрогнуло, заставляя архимага недовольно поморщиться. А в следующий мир он небрежно скомкал то, что так трепетно ткал до этого, порывистыми движениями сплетая отточенный узор защитного плетения - изумрудные нити вспыхнули ярче, самостоятельно отыскав ожившую длань, с жутким шипением врезаясь в почерневшую плоть и рассекая её на части.
Не повезло и одежде инспектора - правая его штанина обзавелась приличной дырой, обнажая бедро.

+3

9

- Я не могу осматривать блюдо, потому что не знаю о его свойствах - буркнул Ален себе под нос. Вообще то, в отличии от других присутствующих здесь, он не маг и не может защититься, если все пойдет наперекосяк. Или Макумур считает, что если из них двоих Ален старший инспектор, то можно его использовать как угодно в своих целях? Нет, Леруа хотел бы поберечь себя, оставив шар магам не десерт. Он же не знает какими свойствами он обладает, а объект уж больно подозрительным ему кажется. Жаль, что Ален не планировал заниматься чем-то подобным по приезду в гости к другу, а то бы захватил свое сопровождение. Они были полезнее там, в Веране. Наверное стоило перестраховаться и взять их. - Может господа мэтры осмотрят эту вещь?
Нахмурившись Леруа выпрямился, встряхнув тонкий прут и посмотрел на Тода при этом строго нахмурившись
- Я не верю, я знаю, что оборотни существуют и то, что маг, при всем желании, может обратиться в другого человека отведав его плоти. Я сталкивался год назад с этим в Лигии и могу говорить об этом.
Неожиданно потемнело, потому что Тод заставил шарик света немного притухнуть и Ален ощутил стойкое желание развернуться бежать прочь. Его серьезно пробрало от страха. Непонятная паника волной всколыхнулась в груди, тошнота подкатила к горлу, Леруа задрожал, испуганно дернувшись. В этот момент нечто хваткое вцепилось в его штанину и поползло вверх. Ален не увидел сначала что это было, но все равно попытался от этого избавится, дернув ногой и принявшись топтаться на одном месте. Нет, Леруа не кричал, он молчал, проглотив язык больше от удивления, чем от паники. Темноту прорезали темно-зеленые нити и жуткая рука, собираясь уже запрыгнуть на бок Алену, вдруг распалась на части, упав, едва шевелящиеся, кучкой на пол. Пальцы с острыми когтями едва пошевеливались какое-то время, но затем затихли.
- Что это за дрянь? - подал голос Ален, крикнув громко в пустоту и оглядываясь по сторонам, нет ли еще какой-нибудь мерзости рядом. Подняв ногу и удерживая ее на весу мужчина оглядел свое бедро. Никаких царапин, ран или синяков, разве что разрез в районе бедра и только ткани. - Мэтр, вы должны мне новые штаны. - с усмешкой поглядев на Себастиана пробухтел недовольно Ален, рассматривая край одежды и прикидывая можно ли зашить это или же легче купить новые. Ему же еще до дома потом ехать. Придется сходить к портному или на рынок, чуть позже, когда он разберется со всеми делами. Вдруг тень закрыла проход из которого лился в помещение едва видимый свет.
- Мистер Леруа - раздалось сзади и Ален отреагировал весьма бурно, потому шок, испытанный им минуту назад еще не прошел - Да что еще??
- У меня тяжелые новости. На вашего отца час назад было совершенно покушение. Он тяжело ранен и лекари беспокоятся о том, что он не доживет до утра. Вас просят прибыть в столицу.
Вот чего Ален не ожидал так этого. Его отец. Тогда он должен вернутся в Веран и быть с ним рядом. Все дела здесь завершат без него. Кто же посмел? Кто попытался убить Первого Инспектора? Разве что безумец. Вполне возможно так и есть. Испугавшись за отца Ален обронил глухо, обратившись к своим коллегам.
- Мне придется уехать. Закончите здесь без меня - переборов волнение и чувствуя сильное сердцебиение, Леруа, тяжело дыша попрощался. - И уд-д-дачи вам, господа. Она вам пригодится.
Стряхнув с сапога кусок оторванного пальца Ален быстро протиснулся между магом и инспектором, и бегом направился прочь, едва не навернувшись на бортике плавучего дома.

0


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Прошлое » Детектив. Этюд в осенних тонах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC