Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » Тихая гавань


Тихая гавань

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s5.uploads.ru/4Bohm.png

Место и время: 3 день месяца Охоты 1294 года от Исхода; Мессиания, Илария
Участники: Дени Вильре, Элис Арвин

Дени впервые оказывается в Иларии, ищет себе место жительства, а находит не только его, но и прекрасную вдовушку Элис.

Отредактировано Дени Вильре (2019-09-22 21:21:41)

+1

2

Уже неделю погода стояла сухой, холодной и ветреной.
Тавис носился по двору, не столько сгребая в кучу опавшие листья, сколько еще больше распинывая их по сторонам. Элис следила за ним вполглаза, проверяя подзимние посевы на своем маленьком огороде. За зиму семена должны были если и не прорасти под снегом, то закалиться и отлежаться достаточно, чтобы пережить непогоду. Тогда к весне можно будет собирать первую раннюю зелень.
Осень Элис не любила - длинные и темные вечера всегда навевали оцепенелую, стылую тоску. Когда опускались синие сумерки, они с Грихильдой, старой соседкой, живущей в доме Элис ради взаимопомощи, подолгу работали над быстро прогорающим светильником. Старуха сучила пряжу, Элис пряла ровные нитки, шила и вязала. Монотонная, однообразная работа, вой сквозняков в щелястых ставнях и черный дым, поднимавшийся к небу от сожженной листвы.
Дела шли не очень. Постояльцев не было уже почти три месяца, но новый корабль из Верании пришел совсем недавно - и это вселяло надежду.
Тавис тоже поглядывал в сторону ворот с явной надеждой. Носиться во дворе ему наскучило, а наблюдать, как мама возится с семенами гороха, моркови и петрушки тоже не доставляло никакого интереса.
- Ма-ам, - звонко окликнул он. - Можно я пойду посмотрю на корабль?
- Нет, - отозвалась Элис, ожесточенно разбивая смерзшийся ком земли.
- Большой корабль! - настаивал Тавис. - Ну мам!
- Нет!
На какое-то время воцарилась тишина, и Элис несколько раз обернулась через плечо, как бы непоседливый мальчишка все же не улизнул. Вообще-то ослушиваться материных наказов было не в характере Тависа, но она все равно опасалась.
Но нет - Тавис мирно сидел около кладовой и тыкал палочкой в темное пятно на земле.
- Мам! - сообщил он снова. - Тут дохлая мышь, мам!
- Не трогай ее.
- Она противная!
- Собери ее лопатой и брось в кучу листьев, сожжем вместе с ними, - Элис выпрямилась, разогнула ноющую спину.
Такое поручение оживило Тависа, и еще целых пять минут он, не прикасаясь к тельцу, устраивал мыши захоронение в куче листьев, старательно зарывая ее сверху. Клен, выросший у забора, услужливо ронял остатки скукоженной коричневой листвы на могилу грызуна.
Упокоив мышь и не дождавшись огненного погребения, Тавис снова заскучал. Взобрался на камень у забора - так, чтобы высунуть мордашку над краем плетня. Редкие прохожие не обращали на него особого внимания: маленький темноволосый мальчишка, скучающий возле небольшого, крепенького двухэтажного дома, не был ничем из ряда вон выходящим, хоть и детей в Иларии было не так много.
- Мам! - возвестил Тавис еще несколько минут спустя. - Вон там солдаты.
- Угу, - Элис подняла голову, с подозрением разглядывая нескольких человек в форме, но солдаты шли по своим делам. Элис закинула инструменты в кладовую, отбросила со лба выбившиеся из косы волосы и отправилась сжигать листья.
Уже когда над кучей (вместе со злосчастным грызуном) затлел дымок, до слуха снова долетел голос сына, но на этот раз Тавис обращался к кому-то еще.
- А вы приплыли на том большом корабле, да? А вы хотите у нас жить? На втором этаже, да? Там, где скрипучая кровать? Я это знаю, мама зачем-то на ней иногда прыгает, а у меня ночью слух хороший...
- Тавис! - рявкнула Элис и, поспешно отложив кремень, выскочила к воротам, посмотреть, с кем там разговорился ее не в меру болтливый сынок.
Его собеседником оказался молодой темноволосый офицер в новенькой, не успевшей еще износиться форме. Лицо у него было симпатичное и любопытное, а взгляд, которым он окидывал дом Элис - цепкий и оценивающий.
- День добрый, - поздоровалась Элис, отряхнув руки о юбку и положив ладони на плечи сына. - Чем могу помочь?

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-22 21:22:18)

+3

3

Вся эта поездка с материка на материк была сущим кошмаром. Дени уж думал, что не переживет бесконечную качку и океан, раскинувшийся до самого горизонта, что никогда не ступит на твердую землю, и даже выучил три новые молитвы, внимая речам жреца, что был среди пассажиров. В Иларии он, правда, быстро о молитвах позабыл, но его качало весь первый день в городе, пока он не напился вусмерть, отмечая с новыми приятелями прибытие к месту службы – наутро после пьянки качка чудесным образом прошла.
Зато прибавилось хлопот – вполне себе бытовых, а вовсе даже и не по службе. Одна из них заключалась в поисках подходящего жилья. Место в казарме Вильре, конечно же, выделили (как и положено, в офицерском корпусе), но казармы сами по себе угнетали, и так как магам разрешалось квартировать в городе, пока нет открытых военных действий, то он предпочитал этой привилегией с жильем воспользоваться.
Оставалось найти, собственно, само жилье, чем Дени и занимался с утра пораньше в законный выходной на третий день своего прибытия в Иларию. Ему посоветовали одну из небольших тихих улочек, и Вильре отправился туда вместе с сослуживцами, заодно глазея по сторонам на город, который он толком еще даже не успел узнать.
- А у нас во дворе крыса! – послышался внезапно детский голос.
Дени остановился. Из-за низенького забора высовывался темноволосый мальчуган с довольной улыбкой на чумазой мордашке.
- Мы ее жечь будем, - сообщил он радостно, - потому что противная.
- Ее еще поймать надо, - усмехнулся в ответ Дени, остановившись.
Его товарищи тоже рассмеялись и остановились.
- Не надо. Она уже у нас, - пояснил мальчишка, ни сколько не смутившись.
- Ручная что ли?
- Нет, дохлая. А еще у нас был чиж, и тоже сдох, но его мы хоронили в коробочке. А крысу будем жечь на костре, - ответил довольный ребенок и завалил вопросами. - А вы приплыли на том большом корабле, да? А вы хотите у нас жить? На втором этаже, да? Там, где скрипучая кровать? Я это знаю, мама зачем-то на ней иногда прыгает, а у меня ночью слух хороший...
- Дени, это твой шанс! Квартира да еще с такой кроватью,  - расхохотались приятели и поспешили откланяться, - Встретимся позже, - когда заметили, что к мальчишке спешит молодая темноволосая женщина.
Вильре как раз успел окинуть взглядом двухэтажный дом, где, видимо, и жил мелкий болтун со своей мамкой. Дом, на его взгляд, был вполне подходящим – не дворец, но и не нищая лачуга – вполне себе добротный и ухоженный. И если там на самом деле сдавали комнаты, то он бы не отказался их осмотреть.
- Добрый день, - приветствовал Дени, подошедшую женщину. Молодую и симпатичную – она ему понравилась. И немного смущенную - про кровать она, видимо, тоже слышала. – Это ваш сын? Общительный мальчик, - он улыбнулся. – Говорит, что вы комнаты сдаете... А я как раз ищу, чтобы снять.
Главное, что волновало Вильре сейчас – это цена. Сбережений у него оставалось немного, а за службу он еще ничего получить не успел, так что приходилось надеяться на удачу - что за приличное жилье не попросят платить втридорога да еще за полгода вперед.

Отредактировано Дени Вильре (2019-09-22 21:22:14)

+1

4

Еще один офицер в поисках жилья. Снова.
Элис смерила молодого человека оценивающим взглядом. Почти совсем еще мальчишка, наверное, не старше ее самой. Приятные черты лица, правильная речь - слишком, пожалуй, правильная для простого солдата. Элис не обольщалась: она успела насмотреться на всяких подонков, скрывающихся под привлекательной внешностью и вежливой речью.
- Тави, - позвала она сына, не отрывая взгляда от лица солдата, - ступай, посмотри, как там твоя крыса.
- Ты без меня зажгла?! - возмутился мальчишка, поспешно спрыгивая с камня. Оглянулся на гостя еще раз, но видимо, в его детской иерархии интересов аутодафе, устроенное крысиному трупу, перевесило - умчался к куче листьев. Элис моргнула, и ей стало чуть спокойнее.
- Да, я сдаю комнату. Вон там, наверху, - она махнула рукой в сторону окна на втором этаже. - Могу показать вам, если...
Она не договорила - сознательно. Распахнула калитку, словно бы случайно толкнув отвлекшегося на ее жест солдата - с тем расчетом, чтобы он выронил перчатки, которые держал в руках. Перчатки - в отличие от прочей формы - выглядели достаточно старыми, чтобы рассказывать о своем хозяине больше, чем внешность.
- Ох, простите! - Элис стремительно нагнулась, подхватывая их еще прежде, чем молодой человек наклонился за ними сам. - Я такая...
Ей не требовалось на это много времени. Рука коснулась старой, потертой кожи - и на долю мгновения Элис увидела и ощутила.
Выщербленный деревянный стол. Стопку потрепанных книг. Изнурительную качку корабельного трюма. Нетерпеливое ожидание нового. Бурную жажду деятельности, усиленную необходимостью сдерживаться.
Не было красных всполохов потаенной жажды крови. Не было удушливого облака раздражительной ненависти к другим. Не было тяжелого отупения, нередко охватывавшего солдат, тоскующих без того, зачем их нанимали - хорошего кровавого мордобоя. И перчатки - по крайней мере, эти - не обагрялись чужой кровью.

Она моргнула и выпрямилась.
- ...неуклюжая сегодня, - закончила Элис фразу, возвращая юноше перчатки и надеясь, что он не заметил, как на пару секунд остекленели глаза его собеседницы.
Обычный молодой солдат в поисках новой жизни. Это было ей знакомо - настолько, что даже стало жаль его. Сколько их приезжает сюда, красивых, сильных, охваченных надеждами? И скольких потом приносят из лесов со вспоротыми животами - тех, от которых остается так мало, что даже похоронить нечего?
Она отогнала непрошеные мысли о Гевине. Это было давно.
- Сюда, - Элис первой прошла по двору, показывая дорогу. - Здесь есть второй вход через кухню, вам будет удобнее заходить тут...
Она привычно отряхнула деревянные башмаки у дверей, оставив налипшие комья земли на постеленной тряпице. В кухне было пусто - Грихильда вышла, оставив на огне вкусно булькавшую бобовую похлебку, доспевавшую к обеду. Лестница на второй этаж была узенькой и поскрипывала под ногами.
- Вот, - Элис легко взбежала наверх, толкнула прикрытую дверь, отступила на шаг, давая гостю войти и осмотреться. - Дверь может запираться, только засов слегка застревает.
Комната была небольшой и по-солдатски пустой - но опрятной и светлой. Единственное окно выходило во внутренний двор и прикрывалось сшитыми из простого полотна занавесками, украшенными по краю яркой вышивкой. Кровать - та самая, скрипучая (Элис покраснела) - была застелена чистым покрывалом. У окна - пустой стол и стул. В углу застенчиво притаился накрытый крышкой горшок.
Юноша осматривал комнату, а Элис - его самого.
- Могу принести сюда лампу, чтобы зажигать по вечерам, но масла там немного, - Элис покачалась с пятки на носок, сцепив руки за спиной. - Мы с сыном живем на другой стороне дома, тут рядом. Спать ложимся рано, попоек не устраиваем, если придете поздно - подниметесь тихонько и все. - она сказала это на всякий случай. Молодые солдаты любят устраивать гулянки. - Шесть денье в месяц. Могу взять на себя стирку и уборку, готовить еду - тогда девять денье. Если хотите есть что-то особенное, то продукты с вас - приготовлю без вопросов. Да, и... как ваше имя?

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-17 11:27:08)

+1

5

Дени прошел вслед за женщиной в дом. Кухня, отдельный вход, второй этаж... Его устраивало все, в общем-то, даже потому уже, что сравнивать было не с чем. Своего жилья у Вильре никогда не бывало, – до сих пор он жил про Академии, - а детские воспоминания о доме за прошедшие годы тускнели и стирались, постепенно исчезая. И теперь чувство, что у него появится что-то свое,  - реальное, осязаемое и в настоящем, - невообразимо грело сердце.
Комната была небольшой, простенькой, но чистой. Хозяйка постаралась создать уют – даже расшитые узором занавески на окне оставила.
- Мне нравится, - Дени прошелся туда-сюда, осматриваясь. Половицы под ногами тихо скрипнули. Кровать, по словам маленького Тависа, тоже поскрипывала, но испытывать ее он не стал – хозяйка и так засмущалась, вероятно, вспомнив эти же самые слова. Дени тоже их вспомнил и почему-то тоже смутился. В общем, на кровать они с женщиной решили дружно не смотреть.
- Лампа не помешает, - ответил на предложение Вильре и, подойдя к окну, выглянул на улицу.
Вид открывался как раз на тот дворик, откуда он зашел в дом. Дени увидел, как Тавис ворошил палкой жженые дымящиеся листья, видимо, ища трупик бедной крысы. Он улыбнулся мальчишке, когда тот поднял голову, взглянув на окна, и обернулся обратно к его матери.
– Я могу приходить поздно, или даже вообще под утро – как получится по службе. Могу сделать так, - он приблизил ладони друг к другу, сплетая заклинание. Между ними образовался небольшой белый светящийся шар. Дени убрал руки, и шар остался висеть в воздухе сам по себе. – Я – маг, - пояснил он. Лучше было сразу поставить женщину в известность, чтобы потом не возникло проблем: не все магов жаловали – колдовство вызывало не только удивление или восхищение, но и страх. – Но так я буду лишь зря расходовать свои силы, - Дени провел рукой рядом с шаром и тот рассеялся. – Так что согласен на лампу. А еще стирку и готовку.
Он быстро прикинул, что на квартиру его жалования хватает, и даже с лихвой, а стирать и готовить – это было бы вообще приятным дополнением, тем более что даже сейчас с кухни тянуло съестным и навевало мысли об обеде. Беда лишь в том, что жалование за службу Дени еще только предстояло получить.
- Меня устраивает цена, но... одно «но», - пошел торговаться Вильре. – Давайте я вам сейчас заплачу половину, а через несколько дней остаток? Обещаю, что дальше буду платить все сразу за месяц вперед. Договоримся?
Он улыбнулся, вложив в улыбку все свое обаяние. Раньше с прекрасными дамами метод всегда срабатывал, он надеялся, что сработает и сейчас.
– Ах, да, не представился, простите. Дени Вильре, - спохватился он, совершенно забыв об имени, пока хозяйка не спросила его сама. – А вас как звать?
Дени рассматривал ее, стоя почти рядом, и вдруг обнаружил, что женщина была совсем еще молодой – намного моложе, чем ему показалось с первого взгляда. Наверное, это наличие уже такого большого ребенка сыграло с ним подобную шутку – хозяйка этого дома была не старше его самого. Но мужа у нее не было – он заметил, что речь шла только о ребенке. Или он не так понял? Ведь с кем-то же она «на кровати прыгает»?
- Ваш муж не против, что в доме будут новые жильцы? – закинул удочку Дени.
Подобные вопросы лучше было прояснить сразу, чтобы потом, если что, не попасть впросак.

+1

6

Не просто офицер - но еще и маг!
Элис не сразу нашлась с ответом, слегка оторопев. Маги - в ее, по крайней мере, представлении! - были существами, настолько сильно отличавшимися от простых людей, что представить одного из них живущим в ее доме она просто не могла. Маги они же все могут. Захотели - выстроили себе дворец из кучи мусора, захотели - наколдовали еду... или нет?
- Я... - Элис прочистила горло, завороженно глядя на светящийся шар. Ей вдруг пришла в голову мысль столь же интересная, сколь и дерзкая. Если в твоем доме маг - это ж лучше, чем целая стая сторожевых псов. Кто в здравом уме осмелится влезть в дом, в котором обитает маг? Кто решится обидеть его обитателей? Бояться рядом с магом можно разве что самого мага - но молодой человек не выглядел отбитым на всю голову отморозком, да и "прощупать" его она уже успела.
Спохватившись, что неосознанно кивает ему, Элис закусила губу и взяла себя в руки. Оплата частями ей не слишком нравилась, но с другой стороны, лучше уж половина суммы, чем вовсе никакой.
- Значит, лампу, стирку, готовку и оплату на месяц вперед? - она сделала вид, что задумалась, хотя для себя уже все решила. Он выглядел внушающим доверие. А еще - привлекательным. Ресницы такие длинные, что тени падали на смуглые щеки...
Проклятая скрипучая кровать! Как теперь о ней не думать?!
- Меня зовут Элис. Элис Арвин, - отозвалась она на его продолжающиеся расспросы. Вдохнула поглубже и ответила чуть больше с вызовом, чем собиралась. - И я вдова.
Дени стоял теперь совсем рядом, и воспоминание о ее муже невольно стояло рядом тоже. Элис слегка отшагнула назад, стремясь отстраниться от него.
- Мы приехали в Мессианию пять лет назад, а через год Самуэль умер, - пояснила она, чтобы расставить все точки сразу. - Тавис его почти не помнит, ему тогда года два было. С тех пор мы с ним сдаем эту часть дома, а сами живем в двух других комнатах. Ах, да, еще иногда с нами живет Грихильда - она соседка, присматривает за Тависом и помогает мне немного по дому и в работе. Я швея, - Элис пожала плечами и смущенно спрятала руки за спину. - Так и живем.
Она немного помолчала. Только голос Тависа доносился со двора - сынишка напевал какую-то простую, прилипчивую песенку.
- Ну что ж, господин Дени Вильре, - Элис хлопнула в ладоши и потерла руки друг о друга. - Если вас устраивают мои условия, то у меня есть к вам встречное предложение. Я прощу вам часть суммы за первый месяц - в обмен на кое-какую работу. Подлатать крышу, перевесить ставни и засовы, стены подкрасить... вам, магам, это наверняка сильных сложностей не доставит, в отличие от нас, простых смертных. Ну так что, по рукам?
Она протянула Дени раскрытую ладонь, улыбаясь нарочито наивно и подначивающе. Элис знала, что на многих постояльцев возможность показать себя перед хорошенькой молодой хозяйкой - особенно когда она так улыбалась! - действует безотказно.

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-18 22:05:47)

+1

7

Ставни, засовы, крыша...
Дени задумчиво почесал затылок, взъерошив волосы. Он сроду ничего не чинил. Вот покрасить еще можно – что там сложного? Но чинить... Вильре имел очень смутное представление, что там вообще бывает с крышами – в Академии этому почему-то внимания не уделяли от слова совсем. Но не говорить же об этом Элис!
И он не сказал. Наоборот улыбнулся и закивал:
- Договорились, я все посмотрю, - Дени осторожно пожал протянутую маленькую ладошку.
В конце концов, все мужчины как-то справляются с ремонтами, и он думал, что тоже разберется – не ребенок же и не идиот.

К Элис он перебрался уже под вечер – пока вернулся в казармы, пока собрал свои пожитки, пока сгрузил их на лошадь и довез до нового своего дома, на улице уже начало темнеть. Тавис во дворе его не встретил, видимо, мать загнала его домой. Окна призывно светились. Дени постоял немного, разглядывая свое собственное, темное, и принялся отвязывать от седла поклажу – раз ему был обещан отдельный вход, то он и собирался им воспользоваться, никому не мешая и зря не беспокоя.
Только не вышло. Стоило снять седельные сумки, как, обернувшись, Дени уперся взглядом в старую бабку. Сморщенную, тощую, как сухой стручок, внимательно рассматривающую его пронзительным взглядом черных глаз.   
- Ох-бл... – Дени чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности. Бабка подкралась совсем незаметно, бесшумно, как привидение. – Здрасьте.
Память подсказала, что это, видимо, и есть та старуха, о которой говорила Элис. Вильре ее не видел раньше и не мог знать точно, но откуда бы тут было взяться какой-то другой?
- А я ваш жилец, - пояснил он старухе. Как там ее звали? Дени наморщил лоб, вспоминая, но так и не вспомнил – имя бабки из памяти выветрилось, как нечто несущественное. – А вы кто? Как вас звать? – решил он прояснить вопрос.
- Опять новохо хахеля пуштила, - прошепелявила в ответ старуха. – Вот коша! Так и шнала, шо не прошивет одна долхо, - она одарила Дени еще одним оценивающим взглядом, жуя губы и добавила: - Хрихильда я. Фонарь тебе велено дать.
Бабка развернулась и суетливо засеменила к дому.
- А-а.. фонарь... ну да.. – растерялся Вильре. Руки у него и так уже были заняты.
- Так и будешь штоять? – бабка остановилась у дверей.
- Да иду уже, - начал злиться Дени. С досады бросил сумки на землю и поспешил за старухой. А то ведь так и не отвяжется!
Та завела его в дом и протянула уже приготовленный, стоявший на лавке у входа в кухню фонарь:
- Вот. Ушин череш полчаша. Фашоль ше ешь?
- Ем. И фашоль, и горох, и жареных кошек! – в сердцах сорвался Дени, забирая фонарь. – Я могу теперь идти? Или еще что-то велено?
- Иди, - милостиво разрешила старуха и посеменила куда-то внутрь дома, мгновенно потеряв к новому жильцу весь интерес.
Дени, ругая про себя старую перечницу, отнес фонарь к себе в комнату, затем перенес вещи и расседлал лощадь. Обернувшись, краем глаза заметил, как тенью мелькнул в освещенном окне женский силуэт. А Элис-то, оказывается, за ним следила! Вот ведь! Не могла фонарь сама вынести вместо этой Хрим... Грым... Хренгильды!

+1

8

- Ну как идут дела?
Элис подошла тихо, остановилась за спиной Дени, с затаенным интересом наблюдая, как тот возится с заедающим засовом на двери. Дела у него шли не то чтобы очень, и она не понимала, почему он вообще пытается починить все руками.
Накануне и Грихильда, и Тавис засыпали ее вопросами о том, кто их новый постоялец. Офицер, маг, лейтенант... Грихильда его не слишком одобряла - считала, что ничем хорошим, как и в случае с Гевином, его служба не кончится. Тавис же, напротив, весь превратился в интерес. За ужином Дени Вильре, впрочем, никто не доставал - все сдерживали любопытство при себе - а после ужина Грихильда ушла к себе, сурово зыркнув напоследок на Дени и, на всякий случай, на саму Элис.
- Принесла воды, - она поставила рядом с лейтенантом кружку, накрытую куском свежего хлеба. - Слушайте, а почему бы вам просто... ну... не починить все магией? Неужели нельзя?
Вильре оторвался от работы и отложил снятый с дверей засов на стол. Оказалось, что тот просто погнут, - то ли ударили по нему чем-то тяжелым, то ли дверь пытались выбить, - и пришлось попотеть, чтобы выправить все обратно. Была бы воля Дени, он бы просто новый купил, но Элис попросила починить, и он старался, как мог.
- Нельзя, - он взял кружку с водой и вздохнул. – Магия тоже разная. Я – боевой маг, Элис. Я могу разнести эту дверь в щепки одним ударом, могу ее сжечь или заморозить. Но починить замок... Это только руками, как обычные люди... Да я, в общем, уже все сделал – осталось на место вернуть.
- Серьезно? - Элис оперлась на стену рядом, недоверчиво щурясь. - Я думала, магия - всесильна и может сделать что угодно... Я видела магов до тебя... вас только издали - они были такими важными, в семицветных плащах, гордыми, будто и на простых смертных вовсе не похожими.
- Не всесильна, но чувство важности и гордости дает, - рассмеялся Дени. – Всем надо чем-нибудь гордиться, главное, не зарваться, как эти... в плащах...
Орден Энвис Вильре недолюбливал – слышал про их опыты над людьми, видел результаты, и принять такое свинское отношение к окружающим никак не мог – было в них что-то противоестественное, с душком, идущее вразрез с заветами Спасителя. Если говорить по-честному, опыты проводили все Ордена, и даже Имперская академия не была исключением, но масштабы экспериментов Ордена Энвис зашкаливали, а Империя закрывала на все происходящее глаза, пользуясь услугами Семицветья, пока то было ей полезно.
- И какова ваша гордость? - Элис улыбнулась. - Можете разнести в щепки... - она поискала глазами, чего было бы ей не жалко, и наткнулась на старую, рассохшуюся бочку, в которой некогда засаливала огурцы на зиму, - ...вот эту бочку!
- Прибирать же придется, - предупредил Дени, усмехнувшись.
Элис чуть поколебалась, но любопытство пересилило.
- Тогда оттащим подальше во двор, - решительно заявила она.
Тавис, заметив, что намечается что-то интересное, тоже бросил свои игры и подбежал поближе, с интересом наблюдая, как новый гость выкатил старую бочку на середину двора.
- Ну, хорошо, - Дени осмотрелся, чтобы случайно никто не оказался рядом (не дай Спаситель, опять Хренгильда подкрадется!) и быстренько сплел заклинание.
Поток воздуха приподнял бочку над землей, прихватив вместе с ней палые листья и мелкий песок, а затем с силой и грохотом обрушил вниз, разбивая вдребезги – не спасли даже металлические обода.
- Довольна? – рассмеялся Дени, обернувшись к Элис и спрятавшемуся за ней Тавису.
Глаза у Элис напоминали сантимы - такие же большие, круглые и блестящие. На мордочке Тависа таращились целые полуимпериалы.
- Это... ох! - она поморгала, неверяще разглядывая обломки бочки.
Впечатлить мальчишку оказалось еще проще: он подскочил к обломкам, приподнял их по одному, затем запрыгал вокруг Дени.
- Классно! Здорово! Разбей еще что-нибудь! Разбей сарай!
- Да сейчас! - пришла в себя Элис, смеясь. - Хватит на сегодня разбитой бочки.
- Ну хотя бы не сарай, хотя бы забор! - не отставал Тавис.
- Нет, - Элис одернула сына. - И долго этому учиться? Магии, в смысле...
- Долго – у меня ушло четырнадцать лет. И сарай я потом точно не починю, - рассмеялся Дени, потрепав Тависа по макушке, - да и забор тоже, так что остановимся на бочке... разве что я могу сжечь ее несчастные останки, если они вам никуда не нужны.
- Сожги! Сожги! - завопил Тавис, хлопая в ладоши. - Я тоже хочу быть магом!
- Тави, - призвала его к порядку Элис. - Не лезь к господину магу. Для этого нужны силы, которых у тебя нет. Вы его не судите строго, - с улыбкой обернулась она к Дени. - До этого он хотел быть моряком, и тянул меня на пристань, смотреть на корабли, каждый раз, как у меня выдавалась свободная минутка...
- А еще солдатом тоже хочу, - вставил Тавис. - Гевин был солдатом. Он подарил мне настоящий нож! Только мама не разрешает его брать...
- Тавис, ничего хорошего в том, чтобы быть магом, нет, - Дени улыбнулся и пошел собирать обломки бочки, складывая их в одну кучу. Мальчишка скакал рядом, помогая. – Тебе бы пришлось сейчас уехать из дома, и маму свою ты бы увидел лишь через много-много лет... а, возможно, и вообще никогда. Так что стоит ли это того? И солдатом не лучше – тебя могут убить, и ты будешь убивать других. Тобой постоянно будут командовать, и ты ничего не сможешь решить сам, выполняя чужие приказы. Наверное, моряк – все же лучший вариант из всего, что ты назвал.
Вильре сделал жест рукой, и собранные доски охватило пламя.
Мальчишка завороженно уставился в пламя, пытаясь осмыслить все сказанное ему. Элис тоже смотрела, но не в огонь, а на лицо Дени - внимательно, задумчиво. До этого разговора ей и в голову не приходило, что не все маги хотели бы ими стать.
- Ну... во всяком призвании есть свой смысл, - улыбнулась она, наконец. - Маги вершат великие дела и защищают нас от врагов. Моряки изучают новые пути - без них мы бы сюда не прибыли. А кто-то готовит на всех обед. Кому обед? Настоящий, не магический!
- Мне! – радостно заверещал Тавис.
- И я бы не отказался, - поддержал его Дени, втайне радуясь, что тему разговора наконец-то сменили. – Только верну на дверь засов... осталось-то там всего ничего.
После полудня, когда Дени отправился на службу, засов был починен и вполне себе прилично задвигался. Останки бочки убраны, покосившийся ставень перевешен - и все без магии, руками. Элис была довольна. Дени, кажется, тоже. О довольстве Тависа и говорить не приходилось - мальчишка в кои-то веки безропотно включился в починку и уборку, не дожидаясь, пока его об этом попросят.
А о том, что предстояла еще крыша, Элис решила напомнить позже - не портить господину магу предстоящее удовольствие.

+1

9

Так прошло почти две шестицы.
Жизнь в маленьком доме постепенно входила в свою колею. К новому постояльцу привыкли быстро, даже старая Грихильда больше не ворчала. Магическими трюками лейтенант Вильре не баловался - чайник в кошку не превращал, забор (к огорчению Тависа) не взрывал, нисхождения огненного дождя не устраивал. Элис ловила себя на мысли, что действительно ждет его возвращения домой по вечерам. Дени был отличным собеседником, ужинал с ними, травил солдатские байки, обменивался новостями, которые узнавал раньше, чем обычные жители.
Практически идиллия.
В тот день она взяла Тависа с собой к реке. Мальчишка ловил лягушек и сонных осенних раков, ловко вытаскивая их из-под камней и с воплями бросая в ведро, сама Элис полоскала простыни. Вода была холодной - краснели руки.
Дени приметил Элис и бегающего вдоль берега Тависа издалека – с моста, соединяющего берега реки. День был тихим, – ни драк, ни пьяных разборок, - патрульные откровенно скучали и уже пришли к важному выводу, что пора перекусить. Туда и шли, когда Дени остановился на мосту, облокотился о перила и  принялся рассматривать Элис с Тависом.
- И что там с кроватью и веселой вдовой? – тут же поинтересовались у него, припомнив недавние обстоятельства знакомства.
- Отличная кровать. И вдова тоже, - с усмешкой отмахнулся Дени. - Валите дальше, я догоню.
И когда приятели продолжили путь, окликнул Элис, помахав ей рукой.
Она обернулась, улыбнулась ему, помахав в ответ. Темные волосы, выбившиеся из косы, трепал ветер.
И в этот момент испуганно завопил Тавис.
Пытаясь достать особенно глубоко сидящего рака, мальчишка и не заметил, как зашел слишком далеко в воду. Обманчиво сонное, но все же сильное течение мигом подхватило его, швырнуло на середину реки, в самую ледяную глубину.
- Мама-а!
Элис вскрикнула, бросила, не глядя, стирку на берег, вбежала в воду по пояс. Течение сносило ее, не давая двигаться дальше, холодная вода обжигала.
Дени рассчитывал спуститься вниз, как все обычные люди, - он вообще не любил привлекать к себе много внимания, - и уже почти вернулся по мосту до набережной, как крик Тависа остановил его. Он коротко матюгнулся, и перемахнул через перила, спрыгивая на берег – попутно поддерживая себя магией, чтобы не свернуть впопыхах шею.
- Элис, стой, - крикнул Вильре девушке, заметив, что та уже готова была сама сорваться в воду.
Вытащить Тависа теоретически было не так и сложно – применить нужное заклинание, чтобы поднять мальчишку над водой и подтащить его к берегу. Это Дени мог, и уже начал было сплетать энергетические нити, как Тавис ушел с головой под воду.
- Тавис! – Вильре бросил все и рванулся вперед, наплюнув на заклинания. Выхватить мальчишку из воды магией, не видя его, он не мог, а применить что-то более серьезное, чем обычный телекинез боялся. Не дай Создатель, зацепит и поранит!
Холодная вода облепила со всех сторон, но Дени не обратил внимания – он отлично плавал, и добраться до того места, где видел Тависа, ему было несложно. Сложнее дальше – он нырнул, пытаясь хоть что-то рассмотреть в мутной воде. Но мальчишки рядом не было. Вильре уже начал паниковать, что не сможет его найти, когда заметил неподвижный темный силуэт, увлекаемый течением все дальше и дальше. В два рывка добрался до него, обхватил рукой, попутно открывая портал на берег – у него и самого уже дыхание заканчивалось, а еще надо было тратить силы на плетение. Дени боялся не успеть.
Элис металась вдоль берега, спотыкаясь и проваливаясь в воду - Дени и Тависа отнесло слишком далеко, и она видела только темную тень на воде. Привлеченные ее криками, к берегу сбежали недалеко отошедшие сослуживцы Дени, один из них крепко схватил Элис за плечи, вытаскивая ее на берег. Она едва ли обращала на него внимание, снова и снова выкрикивая имя сына.
Внезапно силуэт Дени исчез. Речная гладь выровнялась. Элис издала пронзительный, испуганный вопль.
Плеск и шорох, раздавшиеся сбоку, заставили всех троих обернуться. Дени, мокрый с головы до ног, сжимая в руках Тависа, выползал на берег.
- Тави!.. - Элис подобрала мокрую юбку, облепившую ноги, и стремглав кинулась к сыну.
Мальчишку тут же забрали из рук Вильре, чтобы откачать и привести в чувство. Дени не возражал – перекатился на спину, пытаясь отдышаться, затем потихоньку поднялся. Вода стекала с него ручьями, а после телепорта до сих пор потряхивало – не любил он все эти прыжки в пространстве, получалась они у него не очень, поэтому и применять их Вильре старался как можно реже.
Люди на берегу столпились вокруг Тависа, и Дени тоже подошел к ним. Он успел увидеть, как мальчишка закашлялся, выплевывая воду, а затем разревелся, прижимаясь к Элис. На душе полегчало. Вильре сам не заметил, как привязался и к Элис, и к ее сыну, и сейчас не представлял, как бы смог пережить его смерть.
Элис прижимала сына к себе, и лицо ее было мокрым от слез и речной воды - она то смеялась, то вновь принималась плакать, пока Тависа пытались высушить. Из рук его она не выпускала.
Заметив Дени, Элис, по-прежнему удерживая мальчишку одной рукой, порывисто обхватила мага за шею.
- Спасибо... - хрипло шептала она, быстро целуя Вильре в лоб, щеки, глаза и куда придется. - Спасибо тебе, спасибо, спасибо... Великая Троица, ты спас Тави!..
- И я даже провожу вас домой, - он обнял Элис одной рукой за плечи. – И сам переоденусь... – адреналин спадал, и купание в холодной воде начинало давать о себе знать. - Как ты? – Дени привычно потрепал Тависа по макушке.
Мальчишка потрогал его за плечо, обтянутое мокрой формой, и слабо улыбнулся.

+2

10

До конца дня на службе Вильре дали отгул.
Сочувствующая толпа, собравшаяся возле дома вдовы Арвин, надавала кучу полезных советов и постепенно рассосалась. В доме был жарко натоплен очаг. Тавис, напоенный подогретым вином и обернутый сразу в два одеяла, спал в своей комнате, вымотанный и уставший, и Элис не отходила от него ни на шаг. Только когда сын окончательно провалился в сон, она спустилась вниз, где у огня, переодетый и тоже завернутый в одеяло, сидел Дени.
- Не знаю, как тебя и благодарить, - Элис подошла к нему, разглядывая профиль мага на фоне прыгающих язычков пламени. - Ты спас жизнь моему сыну, и сам рисковал. Все произошло так быстро...
Она расправила одеяло на его плечах, словно ребенка, укутывая Вильре поплотнее, и не убрала руки, обнимая его со спины.
- Это лучшая часть моей работы – защищать кого-либо, - Дени поймал ее за руку, не отпуская. На одеяле настояла Элис, и он терпеливо изображал из себя пострадавшего от холодной воды, чтобы девушка подольше за ним поухаживала. – Тем более что спасал я твоего сына, - он обернулся. – Надо научить его плавать.  Как считаешь?
- Ты это сделаешь? - Элис перегнулась через его плечо, чтобы заглянуть в лицо, и снова порывисто обняла его. - Ох, Дени... Не знаю, кого благодарить за то, что ты оказался рядом, - она поцеловала его в висок и в щеку.
- Меня, кого же еще? И мой голодный желудок – я как раз шел перекусить, – Дени не сдержал улыбку, обнял Элис в ответ и усадил к себе на колени. – Плавать научу. Вот будет теплее... – он внимательно взглянул ей в глаза, обнял крепче и склонился вперед, целуя в губы.
Она не отстранялась - наоборот, прижалась теснее, обвивая за шею руками. В ее поцелуях и объятиях была не только благодарность за спасение сына - из одной лишь благодарности ни одна женщина не бывает по-настоящему страстной.
А Элис была. Она сама целовала Дени, запустив пальцы в его темные волосы, ненароком сбросив одеяло с его плеч, но даже не заметив этого.
Да Дени и сам не заметил – не до одеяла ему было вовсе.
- Надеюсь, Хренгильда ушла к себе домой, - он потянул завязки корсажа Элис, все еще удерживая ее у себя на коленях. Почему-то вспомнилось про несчастную скрипящую кровать, но  Вильре понимал, что до нее они просто уже не дойдут.
Элис неуместно хихикнула.
- Все ушли, - выдохнула она ему в губы. - Но до кровати не пойдем, скрипит...
Она бесцеремонно смахнула со стола кружку, улетевшую на сброшенное одеяло, позволила Дени усадить себя на стол, возясь с завязками его штанов. Ее корсаж уже был распущен, и прикосновения Дени к обнаженной груди заставляли голову идти кругом от его ласк.
- Фиг с ней, с кроватью, - тихо ответил Вильре, увлеченно помогая Элис избавиться и от корсажа, и от платья, и от множества нижних юбок, пока не осталось совсем ничего. – Ты потрясающая...
В красно-желтых отблесках, падающих от камина, тело Элис притягивало своей белизной и соблазнительными изгибами. Манило, заставляя позабыть обо всем на свете. И Дени позабыл – и про бабку, и про речку, и про службу, и даже про спящего в соседней комнате ребенка. Он ласкал Элис, целуя шею ключицы и грудь, а затем опрокинул ее на спину на стол, удерживая за бедра.
В объятиях мужчин Элис не только спасалась от одиночества и страха, преследующего любую женщину в Иларии, не имеющую защитника. Ей остро хотелось чувствовать себя желанной и любимой - как в те беспечные годы, когда она была всего лишь юной, безоглядно влюбленной невестой. И почему-то именно с Вильре она вновь ощущала себя именно такой. Словно все, что он делал, все его ласки и поцелуи, каждый его вздох и стон возле ее уха - все это предназначалось только для нее, не для какой-то любой другой женщины. И ей, наплевав на собственные убеждения не привязываться ни к кому, хотелось стать для него такой же. Единственной. Тихой гаванью, в которую он всегда может возвращаться, чтобы найти там дом.
Он двигался осторожно, боясь причинить ей боль, и Элис решительно притянула его к себе, обхватив ногами за бедра. Запрокинула голову, подстраиваясь под ускорившиеся толчки, вцепилась пальцами в края столешницы.
Когда тело Элис выгнулось, и она застонала от разлившегося по телу наслаждения, Вильре сдерживать себя перестал – сложно терпеть долго, когда так хочется обладать женщиной, которая давно уже нравится. Стол предательски скрипнул и скакнул ножками, но на него уже внимания не обращали. Главное, чтобы совсем не развалился! Но он выдержал, пока Дени не кончил и не притянул Элис к себе в объятия, помогая подняться и сесть на столешнице, – мебель в доме госпожи Арвин все же была на удивление крепкой, хоть и выглядела старовато.
Элис тяжело дышала, прижимаясь к его влажной от пота груди и водя руками по его спине. Затем чмокнула его в шею, в губы. Ее волосы прилипали к его лицу.
- Тебе стоит смазать ту старую кровать, - прошептала она и засмеялась. - Я думаю, она нам часто понадобится...
- Непременно, - Дени прикоснулся губами к ее виску и тоже улыбнулся. – Главное, чтобы Тавис спал крепче.
Элис зашнуровала корсет, пригладила волосы, прибралась на столе, смешливо пунцовея щеками. Нашла в котелке остатки подогретого вина, плеснула по двум кружкам и поднесла одну к губам Дени.
- За то, чтобы ты был рядом, - предложила она, - ...подольше.
- Хороший тост, - согласился Вильре, одеваясь. – Пока империя не воюет, я буду рядом. А значит, за мир.
Он допил вино, еще раз поцеловал Элис, и они потихоньку разошлись по своим комнатам, чтобы наутро Тавис и Грихильда не заметили ничего не обычного и не заподозрили ни о чем случившемся в этом доме ночью.

Отредактировано Элис Арвин (2019-09-22 21:20:21)

+1


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » Тихая гавань


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC