Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Инспектор на пороге - быть беде


Инспектор на пороге - быть беде

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://funkyimg.com/i/2WZwz.gif https://funkyimg.com/i/2WZwy.gif
Место и время: 11 день месяца семян 1295 года
Участники: Ален Леруа, Ханна Пророчица

Если перед твоей дверью стоит инспектор лучше сделать вид, что тебя нет дома - гласит народная мудрость, потому что если тобой интересуется эта служба, значит ты очень серьезно где-то нагрешил.
С самого утра к Алену, вся в слезах, прибежала запыхавшиеся от долго бега женщина, она утверждала, что ее муж, найденный час назад в выгребной яме, был убит представителем ордена Мнимоников. Вдова обвинила во всем ведьму проклятую, назвавшуюся Ханной Пророчицей, которая излечила ее мужчину, буквально неделю назад, от серьезного ожога, полученного от пламени очага. Ален скептически отнесся ко всей этой истории, но решил посетить магичку, чтобы проверить и разузнать обо всем лично. У него самого, что-то то к вечеру, разболелся старый шрам на боку, так что он намеревался действительно попросить магической помощи. Но какие на самом деле цели преследует инспектор и можно ли доверять его словам?

Отредактировано Ален Леруа (2019-09-14 18:34:21)

+1

2

В небольшом помещении, похожим на кабинет высокопоставленного чиновника, за прямоугольным столом, посередине помещения, сидели двое. Мужчина в маске расположился по другую сторону то и дело всплакивающей женщины, утирающей мокрые глаза платком.
- Мой Веронио, он был таким заботливым и нежным - сетовала она тихо - Понимаете?
- Мадам, будьте благоразумны и не мешайте своими чувствами расследованию. Если вы хотите узнать правду то должны все рассказать как на духу - твердым голосом ответил ей Ален, а это был он, правда ему пришлось, сохраняя свою секретность, нацепить бело-золотую маску, с красными полосками на щеках, на лицо. Его это нисколько не смущало. В Испектории все ходили в масках, скрывая свои истинные лица - таковы правила, а они созданы чтобы их соблюдать. Через час Леруа быстро стало известно о том, что муж женщины, сидящей перед ним, погиб при весьма странных обстоятельствах. Его тело нашли в сточной канаве на краю города. Он был хоть и пьян, но не мог же он захлебнуться в грязи? Видимых следов борьбы не было, но тело пока не осматривали инспекторы и оно лежало до сих пор там где и все трупы, найденные за последнюю неделю в городе. Женщина обвинила в смерти супруга представительницу ордена Мнемоники, некую Ханну, которая излечила на прошлой неделе мужчину от ожога, что он получил случайно прикоснувшись к раскаленному пруту, попавшему в очаг. Ален знал, что Мнемоники хоть и безумные люди, верящие в конец цвета и пришествие Кабала, но не думал, что они способны на такое. Убивать людей было не в их планах, скорее наоборот, Леруа видел как эти люди наоборот помогали другим. Сейчас он очень сомневался в рассказанном ему, хотя подозрения свои у него были. Каждый маг потенциальный убийца, если переступает закон и вредит другим. Так же о погибшем мужчине было известно, что он хороший любитель выпить и перекусить в местных тавернах. Может быть он подрался с кем-то из местных? Тогда почему на теле нет других повреждений? Алену захотелось почесать подбородок, но из-за маски он не мог это сделать. Что же, придется сходить и проверить, авось других дел пока не наблюдалось. Последнюю неделю город словно затих в ожидании чего-то грядущего. Еще Алена беспокоила смерть проконсула и мысли об этом не давали ему даже ночами нормально спать. За окном на небе бродили мрачные, почти черные тучи, хотя вчера выглядывало и светило яркое, теплое солнце. Из-за резкой смены погоды Леруа страдал с самого утра болями в боку, в районе шрама. Старая рана часто его тревожила и мучила, напоминая о прошлом. Опустив голову мужчина задумался о словах свидетельницы. В любом случае он должен либо опровергнуть все и закрыть дело с неимением достаточных улик и передать его в местный магистрат, либо же поймать виновника.
- Совершала ли женщина пасы или движения руками? - пробухтел себе под нос Ален не открывая взгляда от бумаг на столе, в которых вдова изложила лишь часть всех своих свидетельств.
- Нет, нет, не видела - покачала головой женщина, заерзав на стуле когда инспектор поднял на нее свои глаза и уставился бездонными, черными глазами, сквозь прорези маски. Из-за того, что у него очи отливали на свету они касались залитыми тьмой.
- А шептала слова себе под нос? Если да, то какие? - снова подал голос Леруа, стараясь прочитать по лицу обвинительницы все, что она думает на этот момент, лжет или же нет. 
- Нет, этого тоже не было. - помедлив немного вдова всплеснула руками и неожиданно вскочила на ноги, возмущенно вскрикнув - Она чихнула рядом с ним. Разве этого недостаточно?
Но тут же присела, когда две черных, высоких тени, из под капюшонов плаща которых выглядывали такие же безликие маски, по бокам от старшего инспектора, слегка шевельнулись. Страх, вот какие чувства сейчас испытывала женщина, придя в Инспекторию.
Ален удивленно приподнял бровь, но ничего не сказал, только чуть склонил голову, громко кашлянув. Нет, он, конечно, встречал в своей практике и другие, более глупые и нелепые заявления, но сейчас ему хотелось улыбнуться и он еле сдерживал себя, потому по статусу ему подобное было никак нельзя. Ухмылка все же заиграла на его лице, благо маска все скрыла, и Леруа достал из верхнего ящика своего стола несколько листков бумаги и подвинул их поближе к женщине.
- Напишите заявление, на этот раз как можно подробнее, все, что вы мне сейчас рассказали, и передайте его моему секретарю. - обронил Ален, кивая головой, как бы подтверждая сказанные им слова  - Я возьму это дело на себя и лично проведу расследование. Уверяю вас, если мэтресса виновата в смерти вашего мужа, она ответит за это.
Извинившись за свое поведение вдова направилась на выход прихватив с собой кипу предложенных бумаг. Ален поднялся следом и тоже направился к выходу.
- Ни о чем не переживайте, я во всем разберусь - уверил женщину Леруа, закрывая за ней дверь. Две тени в светлых масках, стоящие по бокам от него до этого, остановились около и стали ждать приказаний. - За мной.
Последнюю фразу Ален сказал четко и емко, это был приказ. Нет времени на раздумья. Пока он болтал с заявительницей, уже на город опустился вечер. Пора приступить к делу. Выбравшись из Испектории Ален остановился на пороге, около массивных дверей и огляделся по сторонам. Мальчишки-свечники бегали и зажигали фонари, освещавшие погрузившиеся в предзакатную тьму город, прохожие старались побыстрее закончить свои дела и вернуться домой, а редкие торговцы на площади убирали свой товар до наступления ночи. Леруа получил адрес проживания мэтрессы от обвинительницы и потому направился сразу к ее дому, в сопровождении своих телохранителей и помощников. Когда троица шла по городу некоторые люди пытались как можно скорее убраться подальше с их дороги. Одна из юных девушек, несших корзину с яблоками уронила ее и яркие, зрелые фрукты, рассыпались по дороге. Ален остановился и хотел помочь незнакомке, но она ломанулась в проем между домами. Ладно, как угодно подумал про себя мужчина и продолжил путь. Вскоре он оказался на пороге дома. Сверившись с адресом Ален убедился, что он пришел по верному пути. Поставив одну ногу на порог инспектор, сжав кулак, громко постучал им по двери, а та бедная аж заходила ходуном и затряслась от такого напора. Ален, как и его сопровождение, до сих пор оставались в причудливых масках, полностью скрывающих их настоящие лица.

Маска

https://funkyimg.com/i/2WZJ7.png

Отредактировано Ален Леруа (2019-09-14 19:32:32)

+3

3

— Его надо повернуть.
— Что? — женщина в недоумении оглянулась на супруга, будто бы спрашивая у того разрешение усомниться в словах целительницы.
Ханна потёрла уставшие веки и невольно вздохнула. Наверное, это следовало сказать деликатнее, объяснить всё по порядку, с жалостью к их нервам, но:
— Его. Надо. Повернуть, — медленно и настойчиво повторила сестра. Несколько мгновений её полуприкрытые глаза изучали удивлённые лица пришедших, чтобы затем напряжённую паузу прервал ещё один вздох Пророчицы. Надо было отпустить их до завтра.
— Сейчас он лежит так, — Ханна перевернула пустой глиняный кувшин и поставила его на горлышко, после чего замолчала, давая гостям осознать всю глубину её мысли, — А должен лежать вот так, — женщина медленно вернула сосуд в традиционное положение и поставила его на мокрый в виде полумесяца след.
Кажется, было слышно, как трепетало пламя свечей.
— Это, — Ханна развела ладони как заправский ярмарочный фокусник, — Правильное положение. Его, — она указала на круглый живот женщины, — Надо повернуть головой вниз. Внутри. Чтобы, когда придёт время, он выходил правильно. В противном случае, — целительница замерла, тщетно силясь подобрать в разболевшейся голове подходящие слова. Вместо этого лёгкие породили лишь ещё один усталый вздох.
— Что будет? — взволнованно переспросила женщина, готовая в панике разродиться здесь и сейчас.
— Ничего не будет! — её рослый супруг подскочил на ноги, — Сколько несли — всё как по маслу! Что у матери её, что у сестры по пять ртов. Велика разница, каким местом на свет выходить!
Он принялся подтягивать всё ещё сидящую жену к себе.
— Ребёнок слишком большой.
— Чего?
— Ребёнок, — Ханна, кажется, повторяла слова не столько для гостей, сколько для себя, чтобы не потерять начатую мысль в гудящей голове, — Слишком большой. Если будет выходить неправильно, повредит голову и руки.
Уже было вставшая роженица присела обратно.
— Обычно, при таких размерах наружными методами не обойтись, используют спицы и ленту, но я могу сделать без этого, — полуприкрытые глаза Пророчицы целенаправленно смотрели на женщину.
— Пошли, Грета, — скомандовал супруг и оба неторопливо двинулись к выходу.
Ханна, что более всего в этот миг желала услышать, как за гостями закрывается дверь, мученически запрокинула голову, будто бы вопрошая у Спасителя разрешения закрыть глаза на всё это. Воля его, непотревоженная белыми нитями, осталась сокрытой от сестры Пророчицы, но та и без того знала, как должно было поступить. Как же она устала...
— Постойте, — Ханна покачала головой в ответ на собственные мысли и поспешила нагнать супругов у самой двери, — Позвольте мне, — её худая рука потянулась к животу женщины, которую мгновением позже прикрыл собою муж.
Салузская сестра вымученно вздохнула.
— Это поможет, — она подняла руку будто в примирительном жесте и с просьбой заглянула в лицо мужчины.
Тот отступил.
Вечерний сумрак комнаты наполнился свечением белых нитей. Ханна ловкими и отточенными движениями перебирала струны этого мира, пускай никто из зрителей не слышал их музыки. Гости целительницы, должно быть, впервые в жизни наблюдали магию так близко, а потому замерли, затаили дыхание, будто бы одно нечаянное дуновение воздуха спугнёт белёсые огни. Салузская сестра сделала последнюю петлю и, обойдя роженицу, туго затянула плетение у той на пояснице. Женщина ничего не почувствовала, и когда белые нити поблекли, а Ханна опустила руки, с непониманием оглянулась сначала на супруга, затем на целительницу.
— Это поможет, — ещё раз повторила Белая сестра и вымученно улыбнулась.
Это, действительно, поможет Ханне в будущем отыскать женщину и вновь предложить ей свою помощь. Если только отмеченная удой не уйдёт слишком далеко, где Пророчица не сможет учуять тянущуюся за ней верёвочку.
Готовая было что-то сказать роженица вздрогнула от стука, сотрясшего не слишком надёжную дверь. Удары до дереву колоколом отозвались в голове Ханны, отчего та медленно прикрыла глаза, сдерживая внутри все проклятия этого мира. Гости целительницы, сдавленно благодаря её сами не зная за что, приоткрыли дверь, за которой, укрытые мягким свечением уличных фонарей, стояли три фигуры в масках.
Чуть больше недели назад в Иларии отгремело шумное празднование Нового года, а посему Ханна могла поклясться, что для Ночи защиты с её плясками у костров и карнавалами было рановато. Белая сестра проводила супругов вежливым кивком и перевела взгляд озлобленных зелёных глаз на загадочных посетителей.
— Прошу меня извинить, но, боюсь, на сегодня приём окончен.
Пророчице не требовалось плести, чтобы понять: её нежданные гости не были из простых, а это могло означать как минимум то, что в ближайшее время долгожданный отдых Ханне не светил.
Прибывшие, по мнению сестры, прятали себя за масками то ли из-за вычурного самодовольства, присущего лицам благородных кровей, то ли это были выходцы какого-нибудь магического ордена. В любом из случаев, сильные мира сего привычны к мысли, что все ходящие по земле обязаны им, и не любили ждать исполнения своих желаний.
Ханна бросила беглый взгляд за спины гостей, на темнеющие окна дома напротив, где обосновались её братья по ордену. Невзирая на вечернее время, там явно никого не было.
— Что ж, — салузская сестра якобы смиренно вздохнула, — Пожалуй, я могу уделить вам минутку, — она сделала шаг в сторону, пропуская незнакомцев в слабо освещённую съёмную комнату, которая могла похвастаться столом, несколькими стульями и жёсткой кушеткой. У дальней стены расположилась бадейка с водой и тусклым медным зеркалом, а по правую руку, в небольшом камине, плясали худые языки пламени.
Ханна, чьё раздражение сменилось настойчиво скрываемым напряжением, оставила гостей располагаться. Она наскоро умыла лицо давно остывшей водой, что немного взбодрило женщину.
Как же она устала...

Отредактировано Ханна Пророчица (2019-09-16 06:35:30)

+4

4

Дверь открыли достаточно быстро, чему Ален немного удивился, потому что обычно таких гостей не особо спешат пускать в дом. На пороге мужчина увидел трех человек: мужчину и двух женщин. Парочка быстро проскользнула мимо и растворилась в вечерней полу-тьме, оставив, видимо, хозяйку дома разбираться с прибывшими. Взгляд очей цвета изумруда, блестящих от гнева и раздражения, не ушел от Алена. Он понимал, часто видел такие эмоции в глазах тех, к кому он являлся, и потому отнеся к этому спокойно.
- Боюсь - твердо возразил инспектор, стоило мэтрессе сказать свое слово - Вам придется нас принять, сделать для нас исключение, скажем так.
Он медленно повернулся туда, куда смотрела девушка, но увидел там только дом, с потухшими окнами и ничего больше. Пытается вызывать подмогу? Если это так, то ей это не поможет. Лучше идти на сотрудничество со следствием, иначе можно поплатиться за каждый неверный шаг. Ален кожей ощущал, что незнакомка ужасно недовольна появлением на своем пороге таких разодетых и наглых посетителей. Здесь либо она просто действительно к концу дня устала и уже не в силах принимать гостей, либо же виновата в чем-то, потому боится раскрытия всей правды. Наконец-то торчать на пороге инспекторам не пришлось и маг впустила их в своей убежище. Отряхнув сапоги от налипшей грязи и пыли, Леруа первым вошел в помещение, а следом за ним скользнули его помощники. Внутри оказалось достаточно тепло и уютно, хоть и скромно по обстановке. Видно было, что помещение девушка снимает, потому что она не старалась его как-то украсить, хотя, возможно, это просто личные выводы Алена, только и всего. Стол, стулья, место для сна, да камин, на котором можно приготовить пищу и согреться холодной ночью, благо в Месаннии после заката солнца чаще всего было достаточно тепло. Кивком голову распределив сопровождение по комнате Ален молчаливым приказом отправил одного инспектора к двери, а второго к окну. Он сам выбрал для себя место за столом. Отодвинув с громким скрежетом тяжелый стул Леруа замер на мгновение, а затем указал хозяйке дома рукой, облаченной в кожаной перчатке, напротив себя.
- Вы присаживайтесь, присаживайтесь, не стойте, нам будет о чем поговорить с вами и боюсь, минуты нам не хватит, хотя я постараюсь не занять вашего драгоценного времени слишком надолго. - поправив край своего темного плаща на плечах Ален уселся поудобнее и достал из небольшой, кожаной сумки под боком пачку бумаг, баночку с чернилами и перо. Вообще всеми записями должен заниматься младший инспектор, но сейчас Леруа предпочел занять их более важными делами - смотреть и следить за тем, чтобы мэтресса не пыталась сбежать или никто не попытался помешать допросу снаружи. Не зря же она так косилась за спины гостям. Теперь же перед дверью стоит дюжий мужик, и такой же около окна. Куда бежать? Хотя Леруа знал, что некоторые маги и летать умеют. Вот даже обвинительница утверждала, что Ханна и на метле летать умеет. Вдруг вот сейчас она заскочет на вот ту метелку в углу и как выскочит в дымоход, тогда и поминай как звали. Ален хмыкнул, выдохнул и снова настроился на серьезный лад, потому знал, насколько темны бывают умы у некоторых, совершенно необразованных, людей. Сам он не видел как девушка творит заклинания и не мог понять какие магические навыки ей доступны и что она изучала. Многие из них могли как вылечить человека, так и растереть его в порошок, причем и тем и другим можно было спокойно овладеть. Сейчас Ален будет задавать Ханне вопросы, с помощью которых определит лжет она или нет, главное чтобы отвечала.
- Вы уже догадываетесь кто посетил вас сейчас, или же слышали о нас так или иначе. - спокойно начал Леруа открывая чернильницу и принимаясь разбирать чистые листки бумаги на столе - В наши обязанности входит защита мирных горожан от любой магической угрозы, потому что маг совершивший преступление это опасный элемент общества он должен быть уничтожен.
Говорить о том, что инспектория защищает еще и саму империю, как и правящую верхушку власти Ален не стал. Вряд ли Пророчица создает своими действиями, какими бы они не были, опасность для государства, но для жителей вполне.
- Если вы ни в чем не виноваты мы распрощаемся с вами мирно, если же в ваших действиях мы усмотрим опасность, вы будете заключены под стражу до вынесения приговора. Так что, если вам нечего скрывать, не стоит даже переживать, сейчас мы только поговорим с вами. - Ален попытался убедить Ханну в своих чистых намерениях. Он был спокоен, собран и холоден, ведь ему не первый раз совершать допрос.
- К нам явилась одна из ваших недавних клиенток, которая утверждает, что вы лечили ее мужа от ожога на ладони совсем недавно. Буквально на прошлой недели, судя по заявлению, это как раз и произошло. - инспектор облокотился локтями об край стола и поднял взгляд на девушку, всмотревшись на нее пристальным взглядом. - Теперь же ее муж погиб при странных обстоятельствах. Она винит вас в трагедии и я хочу услышать не только показания из ее уст, но и из ваших.
Ален слегка развел руками, удерживая в левой руке, пока еще чистое, перо. Он должен опросить обе стороны, потому что даже если перед ним маг он не горит желанием лишать жизни невиновного человека, потому будет пытаться во всем разобраться. 
- Он действительно приходил к вам? - начал мужчина с первого, пока очень простого вопроса. - Вы лечили его от полученной случайно травмы? При каких обстоятельствах это было?

+3

5

Ханна вдруг задумалась, какого это, попасть к...Ханне? Она бы многое отдала сейчас за возможность закрыть глаза, ощущая лёгкие, еле уловимые касания руками, что сплетали белые нити над её головой. Но попробуй она сейчас, в присутствии трёх незнакомцев, начать плести узор, призванный избавить Пророчицу от головной боли, вышло бы подозрительно, если не сказать фатально. Посему женщине оставалось в тысячный раз вздохнуть, вытирая мокрые руки о юбку платья. Она мельком заглянула в тусклое зеркало, подмечая, как трое незнакомцев расположились в помещении со знанием дела. Или нет? Быть может, это было просто формальностью или привычкой? А может, они, действительно, не знали, что некоторым магам не нужны двери и окна, чтобы покинуть комнату. Тем лучше для Ханны.
Пророчица подошла к столу и с нескрываемой тоской проводила взглядом руки незнакомца. Разложенные на деревянной поверхности бумаги, чернила и перо душили в Белой сестре последнюю надежду на быстрое завершение этой пьесы. Она присела. Не столько повинуясь вежливому приказу, сколько от элементарной усталости.
— Вы уже догадываетесь, кто посетил вас сейчас, или же слышали о нас, так или иначе.
Ханна не сдержала удивлённого взгляда. На всякий случай зелёные глаза метнулись в сторону гостей у окна и двери, словно это помогло бы женщине понять происходящее. Ей не раз случалось принимать людей с этими громогласными зачинами — «Вы, должно быть, знаете, кто я», «Думаю, мне не надо представляться»... И лишь в половине случаев Пророчица действительно имела знание о том, кто её посетил. А даже если и так, простейший урок вежливости — назваться при первом знакомстве — прибывшим сейчас к Ханне людям был незнаком...
А может, сидящий за столом мужчина высмеивал её прозвище? Пророчица нахмурилась.
— В наши обязанности входит защита мирных горожан от любой магической угрозы, потому что маг, совершивший преступление, это опасный элемент общества, он должен быть уничтожен.
Ханна с прищуром впилась взглядом в маску незнакомца. Инспектория. Ну конечно. Она когда-то слышала, что слуги закона иногда носили маски, но до сих пор считала это уделом чересчур высоких чинов, которых можно было бы отыскать разве что в Оверне.
С одной стороны, внезапное озарение немного успокоило женщину, как-никак она до последнего ждала варианта похуже. С другой — Ханна уже имела печальный опыт сотрудничества с Инспекторией, и чего таить греха, не желала бы его повторять.
— Если вы ни в чем не виноваты, мы распрощаемся с вами мирно, если же в ваших действиях мы усмотрим опасность, вы будете заключены под стражу до вынесения приговора. Так что, если вам нечего скрывать, не стоит даже переживать, сейчас мы только поговорим с вами.
В иной раз Пророчица избрала бы тактику осторожного наблюдателя, но сейчас, распалённая усталостью, головной болью и невежеством гостя, она сердито откинулась на спинку стула.
— А в вашем ведомстве принято начинать беседу с угроз или, быть может, вы для начала назовёте причину своего прибытия? — в речах женщины ощущалось неприкрытое возмущение происходящим. Кто ни такие, и в чём её подозревают, чтобы позволять себе с порога стращать мага «уничтожением»? Неужели Ханна обязана таким отношением той самой твердолобой инспекторше...как её, Изабель? Пророчица до последнего была уверена, что если эта история когда-нибудь аукнется ей, леди-инспектор посетит мага лично. Значит, другое?
— К нам явилась одна из ваших недавних клиенток, которая утверждает, что вы лечили ее мужа от ожога на ладони. Теперь же ее муж погиб при странных обстоятельствах. Она винит вас в трагедии, и я хочу услышать не только показания из ее уст, но и из ваших.
Морщины на лбу Пророчицы разгладились, а взгляд невольно стал мягче. Она бессознательно отвела глаза, припоминая события недельной давности и пытаясь разобраться в словах инспектора. Ханна хотела бы узнать подробности: как он умер, что за странные обстоятельства и как это связано с ожогом. Она свежо помнила те раны, и в них не было ничего магического. Однако незнакомец в маске пришёл к ней не за вопросами.
— Он действительно приходил к вам?
— Нет, — хмуро начала женщина, — Это я приходила к нему. По просьбе его жены. Действительно, на прошлой неделе, как раз во время праздников.
— Вы лечили его от полученной случайно травмы? При каких обстоятельствах это было?
Ханна вновь невольно начала злиться.
— Откуда мне знать, как она была получена? Мне сказали, что он схватился руками за раскалённый медный чан. Было похоже на то. Во всяком случае, ничего сверхъестественного, никаких следов отравления, обычный ожог. И да, я обработала раны, наложила простое плетение и повязку, а затем посоветовала обратиться к аптекарю на Песчаной улице за мазью.
Пророчица хмуро оглянулась на двух молчаливых гостей и не сдержалась.
— Что вы имели ввиду под «странными обстоятельствами»?

+3

6

- Не стоит так нервничать, мадам, это же в ваших интересах, чтобы мы освободили вас от всех подозрений - смягчив голос возразил Ален, замечая раздражение на лице девушки. - Если вы не совершили ничего дурного, то вам даже волноваться не о чем.
Я понимаю, что о нас в народе ходят нелицеприятные слухи, но ко мне они лично никакого отношения не имеют подумал про себя Леруа отводя глаза в сторону и тут же устремляя взгляд в сторону Ханны. Примерно так он все себе и представлял. Обычная целительница, ничего сложного или опасного. Он не чувствовал, что она лжет, и был уверен в ее словах.
- Он был найден недавно в канаве, на краю города. Никаких следов насильственной смерти у него не было обнаружено. Ни синяков, ни ссадин, ни переломов, он просто, по непонятным нам причинам, умер. Да, говорят, что он был подвыпивший, когда выходил из таверны, но я не думаю, что это могло как-то повлиять на него. Мои люди еще не осматривали тело самостоятельно, но завтра утром они его оглядят тщательнее. У нас есть подозрение, что он был убит с помощью запретной магии. Сами понимаете, к нам пришла его жена и указала первым делом на вас, потому что вы с ним контактировали. - сейчас Ален не пытался оправдаться, он хотел дать понять Ханне, что ее собеседник не ее враг. К тому же у него есть личное дело к ней. Собственная, маленькая просьба, отказать в которой будет сущей глупостью. Она не врала и Леруа это чувствовал интуитивно. От девушки, несмотря на ее рассерженный вид и недовольство, не исходило настоящей угрозы. Она видимо просто действительно устала, а ввалившиеся, в ее дом, инспекторы помешали ей спокойно отдохнуть. Чем она здесь занимается? Покосившись в сторону Ален увидел всякие горшочки и пучки трав, и подумал о том, что этот дом она использует для принятия клиентов, требующих от нее лечения. Жаль, что попадаются неблагодарные люди. Записав часть слов мэтрессы на бумагу, Ален резко хлопнул книгой, этим показывая, что разговор окончен.
- Скажите мне, вы использовали магию во вред этому человеку? -вопрос был прямой, без всяких ухищрений. Если сейчас Ханна скажет на него ответ, то Ален узнает все, что ему нужно. Он не будет больше задавать ей вопросы и продолжать допрос. Ему нужен лишь короткий ответ и он сразу же все поймет. Голос мужчины приобрел ледяные, твердые нотки - Говорите прямо. Да или нет
Все будет зависеть от того, какой ответ даст Ханна, если Ален почувствует ложь - ей несдобровать, ну а если нет, то скоро уйдет и мэтресса сможет вздохнуть спокойно. Боль пронзила левый бок и мужчина вздрогнул, поморщившись, заскрипев зубами. Дернуло его пойти все проверить самостоятельно, сейчас бы сидел у себя в кабинете или же дома, попивал из хрустального бокала чуть подогретое вино с травами, и грелся бы у камина. Но нет, надо самому ввязаться дело, потому что сидеть на одном месте старшему инспектору было невозможно. Он никак не может освоится в новой должности, понять, что можно уже гонять на задания подчиненных, без личного участия в деле. Ему было скучно и интересно. Поерзав на стуле Леруа неспешно поднялся, отложив от себя перо в сторону, и остановился с краю стола, прямо около угла, чтобы произнести, уже ровным голосом
- И мне самому нужна ваша помощь. - облокотившись кулаками об стол Ален поглядел на Ханну и заговорил дальше - Меня мучает старая рана, от которой не не помогают никакие мази, настойки или зелья. Мне ничего уже не помогает. - помотав отрицательно головой Леруа тяжело вздохнул, цепляясь за застежки своего черного, длинного плаща. Скинув его с плеч он бросил его на край стола. Поверх белой рубашки и черного жилета на Алене был лазурный сюрко, положенный ему по роду деятельности. Ален не стал его снимать, просто развязал завязки по бокам, после чего, достав край рубашки из штанов и приподняв жилет, оголил левый бок, на котором красовался небольшой, но какой-то жутковатый, бугристый шрам розовато-белого оттенка.
- Может быть что-то и задето, я не знаю, кроме редкой, туповатой боли, я не чувствую никакого дискомфорта. Если поможете избавится от неприятных ощущений, я вам честно за все заплачу. - уверил девушку Ален. Пользоваться услугами магов он вообще-то не особо любил, но последнее время боль в боку его доканывала окончательно, а местные хирурги разводили руками, убеждая его, что все в порядке. Он ничего не скажет об этом лечении, потому что никто не должен знать, что он предпочел стороннего мага тем магам, что служат на Инспекторию. Может потому что она женщина? Ведь стерпеть женские руки гораздо проще, чем мужские. Ален вообще не любил когда его трогают, пусть даже без всякого умысла. Подобное порождало в нем панику и заставляло нервничать.

+1


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Инспектор на пороге - быть беде


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC