Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Весеннее безумие [квест закрыт]


Весеннее безумие [квест закрыт]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://forumstatic.ru/files/0018/49/e4/32222.png

Место и время: Пьервид, тринадцатый день месяца. Чуть заполдень.
Участники: Морана Талейн, Консуэлон Аран, Шэмора Кайрен, Давид Фернандо Арагонес.

Из горного поселка Пьервид стали приходить странные слухи о все учащающихся вспышках безумия и агрессии среди местных жителей. Экзекутор Давид Фернандо Арагонес не мог проигнорировать такие слухи и возможность заработать. Начальник поселения Грир Фи был рад появлению экзекутора, так как находился в отчаянье и был готов принять помощь хоть от Неназываемого. Пару шестиц назад люди стали сходить с ума и нападать друг на друга. Целителей в поселке не было, поэтому всех зараженных и агрессивных просто согнали в одну хибарку на окраине поселка и раз в день несколько мужчин с оружием в руках на несколько секунд отворяли дверь, чтобы закинуть внутрь еду и бурдюки с водой.
Странный недуг, поразивший жителей поселка, Грир связывал с недавним появлением мага, который являлся в поселок и раньше, в конце зимы. Фи принял его, как предписывали приличия, но радушным прием не был. Зима выдалась тяжелой, запасы селян подходили к концу и угощать какого-то мага, который даже в ордене не состоял, начальник поселения желанием не горел. На третий или четвертый день пребывания мага в Пьервиде Грир осмелился намекнуть тому, что пора и честь знать. Маг покинул поселок в тот же вечер, но дней четырнадцать назад один из жителей поселка, выпивая в местной таверне, клялся, что видел того мага, у истока реки, а через пару дней люди начали сходить с ума.
Давид Фернандо Арагонес заказ взял и время тратить понапрасну не стал. Порасспрашивав людей в поселке, он рано утром отправился к истоку реки и не вернулся. А на следующий день в Пьервид явились маги, сразу трое, в дорогих цветастых плащах. Наученные горьким опытом жители поселка попрятались по домам и прильнули к окнам.

+8

2

[indent] - От колдунов добра не жди, моя матушка всегда так говорит. - объяснил деревенский мальчишка в ответ на удивленные взгляды трех магов в цветастых плащах. Они появились в Пьервиде словно бы из ниоткуда, когда листва на деревьях задрожала и улицу озарила вспышка яркого света. В тот же миг поселок опустел, люди попрятались по своим домам и прильнули к окнам. Теплый прием, ничего не скажешь. Огромного труда стоило магам найти того, кто проводил бы их к дому начальника поселения, некоего Грира Фи. Вызвался лишь один смелый юноша, ох и влетит же ему сегодня от матушки! Но, обо всем по порядку.
Несколько дней назад до магов Семицветья начали доходить тревожные слухи о вспышках безумия и агрессии со стороны жителей одного небольшого горного поселения. Недолго думая, старший чародей Консуэлон Аран принял решение разобраться с этой проблемой, пока ситуация не вышла из-под контроля и не стала помехой в изучении новых земель. Конечно же, Аран не мог не взять с собой свое доверенное лицо(а с недавних пор и ученицу) Морану и молодую, но очень способную чародейку Шэмору.
Поняв, что от местных жителей им ничего не добиться, маги отправились прямиком к начальнику поселения. Грир принял их на удивление радушно, видимо совсем отчаялся. Он охотно поделился с колдунами всеми своими подозрениями, рассказал о Неназываемом, с которым то ли что-то случилось, то ли он просто не захотел ввязываться в это дело и засел в ближайшей таверне. Фи склонялся к последнему.
- Я ведь аванс ему выплатил, старый дурак, - посетовал Грир, - ай, надо было сразу чародеев вызывать, клин клином вышибают! - Расхохотался начальник и дал добро на осмотр больных.

[indent] Целителей в деревне не водилось, и жители не придумали ничего лучше, кроме как согнать всех зараженных в одну ветхую хибару на окраине, куда и направилась пестрая компания. Вход охраняли несколько враждебно настроенных мужчин с самодельным оружием в руках, а из-за дверей слышались крики и жуткий вой. Морана приблизилась к хибаре и заглянула в небольшую щель. Внутри было темно, но она смогла рассмотреть силуэты и что-то еще... Нити? Да, множество черных нитей, тянущихся по всему помещению и оборачивающихся вокруг голов несчастных, образуя что-то вроде терновых венцов. Начальник поселения не ошибся - в деле был замешан маг, причем темный. Морана впервые столкнулась с таким колдовством.
- Нас послал Грир. - тут же обратилась она к мужчинам, настороженно наблюдавшим за магами. - Нам нужно их осмотреть. - Безапелляционным тоном заявила Мора, кивнув в сторону дверей. Мужики переглянулись и застыли в нерешительности.
- Так это, нельзя ведь... - растеряно отозвался один из них. - Начальник велел открывать только когда кормить надо.
- Мы их еле сюда загнали, видели бы вы что тут творилось пару шестиц назад. - Подхватил другой. Остальные дружно закивали, в тот момент, как по ту сторону двери кто-то начал яростно ломиться наружу, как бы подтверждая их слова.
- О Боги... - Вздохнула Талейн, закатив глаза и многозначительно посмотрев на своих спутников. - Вас никто и не просит выпускать всех, достаточно одного. По вашему, как иначе нам их вылечить?

+11

3

[indent] Арану как старшему чародею ордена поступало великое множество различных сведений со всех краев уже изведанных и не очень территорий Мессиании - от служителей ордена, верных агентов и союзников, знающих, чем и с кем нужно делиться. Одним из наиболее полезных и в то же время тревожных известий за последнюю шестицу стала новость о вспышках агрессии среди местных жителей небольшого горного поселения под названием Пьервид. Учитывая далекоидущие планы Консуэлона о преодолении Орденом Сторожевых Пиков и основании еще одного небольшого Круга за горами, такие события не могли оставить его равнодушным. Взяв с собой свою верную советницу и ученицу, сведущую в вопросах целительной магии куда больше, чем он сам, и служительницу Кайрен, давно знакомую ему еще со времен Арфона, он сотворил плетение перемещение, перенося их всех разом к границе пункта назначения: благо ранее ему уже доводилось бывать в тех краях по делам Семицветья, а посему сложностей не возникло. Какая-то дюжина секунд, и они оказался в предместье, готовясь встретиться с местными недружелюбными жителями.

[indent] Не к его удивлению, никто не желал протянуть руку помощи прибывшим чародеям. Еще бы кто-то вздумал это делать. Местные жители настороженно относились к людям из больших городов, чего уж тут говорить про тех, кто был на голову выше тех. По началу они были для них кем-то свыше, укрощающими буйство первозданной природы и творящими невообразимые чудеса, а сейчас..как знать, что сейчас они думают о них. Наверное, лучше не вдаваться в подробности, чтобы правда глаза не колола.

[indent] Миловидный светловолосый мальчишка оказался храбрей всех своих сородичей, попрятавшихся по своим хибарам, наивно полагая, что деревянные стены смогут спасти их от колдунств незваных гостей. Те вроде бы не аборигены, мало знающие о магических искусствах, но так и не усвоили, что для защиты от магии надо что-то посерьезней. Еле заметно закатив глаза, Консуэлон во главе своей делегации прошествовал за своим проводником прямиком к хижине старейшины поселения, где мужчина в годах поведал им обо всем в излишних красках. Их язык мейстер Аран знал довольно хорошо, но все же некоторые фразы заставляли его невольно морщиться. Не так прекрасен язык этих переселенцев, как природа и фауна. И уж точно ему далеко до его родного гелля.

[indent] Разобравшись со старостой, так и не желавшего затыкать свой рот, они оказались подле дома, куда в отчаянии и полном невежестве согнали своих братьев и сестер местные жители. Настойчивость и верность приказам мейстер Аран всегда ценил, но только не в тех случаях, когда эти выдающиеся качества граничили с фантастической тупостью. Поймав взгляд своей советницы, отважившейся убедить этих мужланов выдать им хотя бы одного зараженного, Консуэлон быстро смекнул, что так дело не заладится. Времени у них не так уж много, учитывая сложившиеся обстоятельства. Сделав шаг вперед, ближе к мнящими себя защитниками сего поселения мужчинами, он поравнялся с одним из них, грозно заглянув тому своими ледяными глазами прямо в душу, от чего тот аж попятился назад и невольно осел, опасаясь, что чародей уже что-то сотворил с ним.

- Мы позаботимся о них так, как следует. Предлагаю вам пока постоять в стороне и понаблюдать за тем, как работают мастера своего ремесла, - предложил он учтиво, но с железными, властными нотками в голосе.

- Что вы, как же мы, разве можно..., - заплетаясь языком, начал было другой, видя то, как его товарищ потерял дар речи, но затем умолк, поймав на себе в точности такой же холодный взор полный укора. - Да-да, конечно, делайте все, что нужно, но только не говорите, что мы вас не предупреждали, - добавил тот, но Консуэлон уже и забыть о нем успел, обернувшись спиной - лицом к спутникам.

- Я ощущаю колоссальное возмущение Плетения, - начал он тихо, чтобы лишний раз не пугать и без того наверняка обделавшихся в штаны местных. - Те, что внутри, могут быть опасны даже для нас. Откроем дверь, наложим на проход барьер и плетением вытянем к себе одного из них, - вкратце и без лишних подробностей изложил мужчина на скорую руку придуманный план, осматривая по очереди то Морану, то Шэмору. - Если у вас есть предложения лучше, то высказывайтесь, но не тратьте время попусту. С такой магией шутки плохи.

Отредактировано Консуэлон Аран (2019-09-11 02:59:59)

+9

4

Классический мелкий поселок. Низкие небогатые дома, среди которых явственно выделяется дом начальника поседения, да и его нельзя назвать особо роскошным. А самое главное ─ страх местных жителей перед магами. Шэморе давно не приходилось сталкиваться со столь дремучими стереотипами. Интересно, что еще скажет мальчишка? Поинтересуется, не уводят ли маги обычных людей «к себе в цитадели, чтоб те им служили как рабы»? Или дрожащим голосом осведомится, не питаются ли те человечиной? Но юноша не затрагивал такие темы, хоть и видно было по нему, что такие вопросы посетили его голову.
─ Так что же люди к колдунам обращаются при каждой проблеме, раз добра от них ждать не приходится? ─ Шэм беззлобно усмехнулась, отметив про себя, насколько быстро люди могут отказаться от собственных предубеждений, когда беда в дом постучится. И маги уже не страшны, и денег никаких не жалко.
─ Так матушка моя колдунам не обращалась никогда, и теперича решение тоже не одна принимала, ─ несколько грубо ответил мальчишка, но Шэм почувствовала исходившую от него неуверенность  и желание ее скрыть. Лукавит ведь, ох лукавит.
─ Как будет тебе угодно, ─ будь Шэмора моложе, может, и вступила бы в спор, но девушка сделала вид, словно верит мальцу. Все равно переубедить не сможет, так что зря словами воздух сотрясать?

Григ хоть и опасался новоприбывших, но его искренняя радость была куда сильнее. Здесь и Плетений никаких не нужно, чтоб почувствовать, как обрадовался начальник поседения магам. Небось, в мыслях уже и себя похоронил, и односельчан, и с поселением попрощался. А все же, он, наверное, хороший человек. Пусть с предубеждениями, пусть немного глупый, но ─ хороший. Другой на его месте может и сбежал бы с поселения, прихватив припасы, а этот нет – не сбежал и искренне помочь зараженным хочет.
Шэм подумала о том,  что сделает все от нее зависящее, чтоб помочь местным избавиться от скверны.

«Вы в своем уме? Блаженным все равно, на кого бросаться – на обычный люд или на таких же зараженных!», ─ Шэмора давно научилась держать язык за зубами, но в этот раз возмущение так и просилось быть высказанным. Женщина понимала, что ни староста, ни сами охранники не разбираются ни в самой хвори, ни в ее причинах, ни в Плетениях. А как тут понимать, если ни магов, ни даже целителей местные от роду не видели? А если и видели, то все равно в ремесле этом ничего не смыслят.
Но сове мнение женщина все-таки высказала.
─ Так им же все равно, на кого нападать, на вас или на других зараженных, ─ обратилась она к одному из самопровозглашенных стражников.  ─ Сейчас они совершенно не ведают, что творят, и то, что они там друг друга не перебили ─ большая удача.
На лице у мужчины мелькнул страх, и это был не тот страх, который испытывают к просто односельчанам. Так боятся за близких людей.
─ Там брат мой… ─ кажется, Шэм угадала. ─ И сам понимаю, что он может пострадать, но здоровый люд может пострадать больше,
Из этого человека мог бы получиться хороший маг ─ вон, ставит общее благо выше личного, но магом ему уже никогда не стать. Шэмора не обнаружила в нем ни капли силы.

─ Я тоже не вижу иного выхода, ─ ответила Шэм на предложение и вопрос старшего чародея. ─ Я могу подержать проход, чтоб больше никто из хижины не вышел.
Она и сама чувствовала, как опасна та сила, что от зараженных исходит. Если бы эта сила имела свой вкус, то это точно был бы вкус гнили.

Отредактировано Шэмора Кайрен (2019-09-12 14:58:48)

+9

5

[indent] Морана терпеть не могла глупых необразованных людей, которые закрылись в своем ограниченном мирке, боясь всего нового и неизведанного. Они крайне раздражали чародейку, возможно, причина уходила далеко в прошлое, ее родители тоже были такими. Талейн смутно помнила свое детство, однако время от времени в ее голове вспыхивали отдельные отрывки воспоминаний, но даже их хватало, чтобы понять одну простую истину. Родители продали ее Семицветью не из большой любви, и даже не от беспокойства о девочке, а лишь для того, чтобы избавиться от непосильной ноши. Они не понимали природу ее силы, а потому боялись. Насколько Мора помнила, помимо нее в семье было еще три девочки и один мальчик, но она не видела их со дня начала обучения в Ордене. Скорее всего сейчас они либо слишком стары, либо уже мертвы, что откровенно говоря, Морану совершенно не заботило.

[indent] Хоть деревенские жители и пробудили в чародейке непрошенные воспоминания, она еле сдерживала смех, наблюдая за презабавным представлением, которое устроил Консуэлон. Под его суровым взглядом людишки затрепетали, весь их пыл сразу испарился, и вот эти бедолаги уже готовы сделать все, что от них требуется. В другой ситуации Морана непременно бы проучила их, но сейчас на это не было времени, ведь маг, наложивший чары был опасен не только для жителей Пьервида, но и для Ордена. Следовательно, с ним нужно было разобраться в кратчайшие сроки.
- Вы совершенно правы, мейстер Аран. - Улыбка пропала с лица Талейн, к делу она всегда относилась серьезно, что есть, то есть. - Мы с Шэморой подержим проход, а вы вытянете одного из них. - обратилась она к Консуэлону.
- Шэм, если мне не изменяет память, ты отличный менталист. Может заглянешь в разум зараженного и попробуешь распутать нити? - Морана могла бы и сама это сделать, ее зелено-голубой плащ свидетельствовал о том, что чародейка достигла не малых успехов в ментальной магии, но Талейн не привыкла марать свои руки, когда для этого есть другие кандидаты. Кто знает, чем обернется вмешательство в это темное плетение?

[indent] План действий был составлен, женщины встали по обе стороны от старшего чародея, а мужики благоразумно отбежали подальше от амбара. Морана размяла пальцы и начала выполнять свою часть заранее оговоренного плетения. На ее глазах серебряные и голубые нити, переплетаясь, образовывали причудливый узор. Зрелище было поистине завораживающим, весь мир ушел на второй план. Мора чувствовала исходящую изнутри силу, чувствовала, как она объединяется с силой Шэм, образуя единый поток. Голова закружилась от легкой эйфории — магия была для нее всем. Кто я без этой силы?
Двери хибары распахнулись, зараженные ринулись было наружу, но сплетенное заклинание остановило их. В этот момент Талейн ощутила легкий толчок, но продолжила сосредоточенно сплетать свои тонкие серебряные нити. Вскоре в воздухе появились и другие, более сильные колебания - в игру вступил Аран.

+10

6

[indent] Чуть склонив голову вбок, мужчина посмотрел на свою верную советницу взглядом, в котором смешалось одновременно и осуждение, и одобрение. Он уже не первое десятилетие является старшим чародеем и не первый год управляет двумя башнями, полными магов, на Мессиании. Он знает, что у власти и влияния есть непомерная цена: отправлять своих подопечных на опасные задания вместо себя и иных более ценных чародеев, оценивая риски и принимая неожиданные последствия. Для всех он казался непреступным и невозмутимым человеком, знающим свое дело, без зазрения совести отпускавших указания, временами расходившиеся со здравым смыслом, которым должен руководствоваться истинный лидер, несущий ответственность за своих подопечных. Тем не менее, под личиной могучего мага и непреклонного управленца прятался маленький мальчик, который должен был уже давным-давно сгинуть в пучине прошедших лет, но нет. Это был юный служитель, только окончивший обучение в Круге и не знавший, не верящий в то, что кем-то бы там ни было нужно жертвовать ради общего блага. Этот отблеск минувшего все еще жил внутри него, иногда давая о себе знать укорами нравственности, но каждый раз получал лишь жесткую оплеуху, отправляясь восвояси. Это прошлое, а нужно жить настоящим и будущим, а посему Консуэлон ничего не добавил на слова Мораны, лишь одобрительно кинул в ответ, готовясь к сотворению плетения.

[indent] Чародейки в своих изысканных одеяниях заняли свои позиции по обе его руки, погрузившись в сотворение плетений, направленных сначала на распутывание нитей черной магии, а затем на создание барьера вокруг двери. Все шло гладко, без сучка и задоринки: каждый из них выполнял свою работу на славу, крутясь как шестеренки в идеально слаженном механизме. Двери хижины распахнулись, но зараженных встретил уже возникший в проеме барьер. Отчаянно и напрасно те бились о него, ища спасения: спасения от магии нет, ведь это дар богов, а от них не укрыться никому, кроме них самих. Размяв руки, противно хрустнув пальцами, старший чародей очертил в воздухе несколько нитей насыщенно-синего цвета, с филигранной точностью лучшего врача проскальзывая сквозь незначительные зазоры меж воздвигнутым ими барьером и дверным проемом. Тонкие путы окутали вопящего зараженного, обратившись прочными канатами, сковавшими его бренное тело, и мигом потянулись обратно к творцу, таща свою добычу за собой, как ядовитый плющ, отхвативший знатный кусок глупого исследователя местной флоры и фауны.

[indent] - Сейчас! - в приказном тоне крикнул старший чародей и протащил связанного зараженного сквозь на мгновение исчезнувший барьер, который, к его удивлению, возник мгновением позже, чем должен был, и один из обезумевших жителей сего селения сумел проскочить наружу, бросившись на трех чародеев. Выругавшись себе под нос на родном гелле, Аран откинул нужного им зараженного к стенке хибары, прочно припечатав того сплетенной на скорую руку магической сетью и обернулся в сторону напавшего, но упустил момент, оказавшись поваленным им на землю. Мало того, что местные обезумели от какой-то колдовской хвори, так они вдобавок ко всему еще не шибко сильно следили за личной гигиеной. У него аж дух сперло от вони изо рта зараженного: от трупов, с которыми он зачастую работал в Круге, пытаясь вернуть тех к жизни, пахло и то лучше, чем от здешних колонистов. Затаив дыхание на пару секунд, он резко выдохнул, сверкнув глазами, налившимися неестественной синевой, и мановением пальцев отшвырнул того от себя, пытаясь-таки занять более устойчивое положение стоя.

Отредактировано Консуэлон Аран (2019-09-19 04:19:50)

+7

7

─ Хорошо, сделаю, ─ спокойно кивнула Шэм в ответ на предложение Мораны. Ментальная магия действительно удавалась ей лучше всего. Если при создании боевых плетений ей до сих пор приходилось прилагать больше усилий, то чужой разум для нее – как открытая книга. За исключением более сильных магов и тех людей, на которых кто-то наложил хорошую защиту.
Среди рычания Шэм расслышала крик боли, который тут же оборвался, сменившись противным бульканьем. А вот и первая жертва человеческой глупости… Или не первая, тут уже не важно. Конечно, чародейке стало жаль безымянного пострадавшего, но это была слишком спокойная жалость. Мол, да, жаль, что так вышло, но что тут поделать ─ такова жизнь. Несколькими годами ранее Шэмора обязательно попыталась бы вмешаться, но тогда ее на такие задания и не брали. Нынешняя Шэмора лишь незаметно поморщилась и тут же выбросила эту ситуацию из памяти – у нее есть задача куда важнее жалости к погибшим зараженным. Если не сосредоточится, жертв будет куда больше, и первостепенная задача прибывших магов – сделать все возможное, чтоб предотвратить это. В таких делах первостепенны холодное спокойствие и ясный разум. Шэм не понаслышке знает, как эмоции мешают работе с Плетением. Кому-то это наоборот помогает. Но Шэмора старалась не колдовать во время сильных эмоциональных всплесков – в такие момент ее плетения получались нестабильными.

Шэмора спокойна, когда распутывает нити. Спокойна, когда вмешивается в чужое плетение, имеющее тошнотворный запах смерти. Спокойна, когда один из зараженных оказывается снаружи. Изо рта молодого мужчины течет пена, смешанная кс кровью. Кажется, он прокусил себе язык. При виде магов зараженный взвыл едва ли не по-звериному, забился в магических путах ─ словно зверь в человеческом обличье. Но вырваться все равно не смог.
Шэмора все еще сохраняет спокойствие, когда  проход закрылся почему-то позже. Чем нужно было. Она понимает, что ошибки здесь быть не могло, а значит… Вмешательство извне. Видимо, кто-то очень сильно не хочет, чтоб маги докопались до причины странной магической хвори, а потому решил создать им несколько лишних проблем. Из прохода выбрался еще один зараженный, который тут же бросился  на Арана, что стоял посередине. Интересно, он выбрал цель для нападения инстинктивно, или же настоящие злоумышленники решили сначала избавиться от главного из их троицы?

Неважно. Консуэлон быстро отбросил нападавшего от себя, и тот переключился на Шэмору. Та чего-то такого и ожидала, а поэтому начала создавать плетение-щит еще во время короткого сражения мейстера Арана с безымянным зараженным. Небольшой щит-купол раскинулся над тремя магами, а нападающий взревел то ли от ярости, что добыча ускользнула, то ли просто так, и бросился на невидимую для него стену.
- От них пахнет так же, как и от здешнего Плетения, ─ заговорила Шэм, удерживая щит. ─ Смертью.

+5

8

Распахнутая настежь дверь пару раз ударилась о стену, но никому из магов, конечно же, до этого дела не было. Внимание двух служительниц было сосредоточено на двух обезумевших мужчинах, один из которых бросился на их старшего чародея. Вроде бы все обошлось: смешавшаяся служительница, поспешив, убила проклятого, который был назначен объектом для исследования, но остался второй, так же находившийся под действием проклятия неизвестного мага. Он снова и снова бился о закрывший чародеев купол, пробуя пробиться и так и этак. Ударил, подпрыгнул, ощерившись в оскале, прямо в лицо Моргане, а, наткнувшись на невидимую преграду, закричал громко и отчаянно «Ыааааа!», но его крик потонул в оре и мычании толпы, хлынувшей из по-прежнему распахнутой двери, когда последняя удерживающая барьер чародейка, Морана, отвлеклась, на мгновение потеряв концентрацию.
Поселенцы бросились врассыпную: кто-то к вырвавшимся наружу людям (а было их не меньше двух дюжин), кто-то — к оставленным позади домам, в надежде укрыться там. С первыми проклятые разобрались быстро: они валили людей на землю, и били, и грызли, снова били, и так до тех пор, пока те не переставали дышать, а после неслись к следующим.
Очень быстро площадка перед домом, в который жители Пьервида согнали «зараженных», оказалась охвачена хаосом и криками.
Как ни странно, никто из проклятых больше не обращал внимание на трех магов, защищенных заклинанием. Бывшие соседи и друзья интересовали безумных куда больше. Расправившись с несколькими мужчинами, в первые секунды, видимо, понадеявшимися затолкать безумцев обратно в дом, «зараженные» — мужчины, женщины и даже группка детей — рыча и крича, начали ломиться в окна и двери ближайших домов.

+6

9

Шэмора удерживала купол, а потому удерживать обезумевших селян в хибаре пришлось одной Моране. Наверное, стоило просто-напросто убить второго зараженного и помочь чародейке с барьером, удерживающим безумцев внутри нехитрого строения, но Шэм подумала об этом слишком поздно. Как раз за долю секунды до того момента, когда толпа рычащих и воющих людей хлынула из хибары. Временные стражники не знали, что делать и куда бежать, да и не успели бы ничего, равно как и маги. Слишком быстро зараженные перебили своих соплеменников – тех, кого еще совсем недавно искренне называли своими друзьями и родичами.
─ Брат! ─ болезненным росчерком крика раздался голос того самого стражника, который за брата беспокоился, и тут же оборвался. По нелепой случайности иль по злому року, но брат его родной стал ему и палачом. Вспомнит ли безымянный юнец о том, кто он и что натворил не по воле собственной, но руками своими?

─ Кажется, скверна не передается через укусы. Иначе они уже попытались бы подняться.
Шэмора указала взглядом на площадку возле дома. Убитые люди подняться пока что не пытались, да и вообще никаких признаков жизни, если это можно так назвать, а это значит, что через укусы и слюну зараза не передается. А может, зараженные перестарались, и вставать из мертвых здесь уже нечему или же зараза действует не сразу? Еще один повод для размышления, но если они будут думать слишком долго, уже некого будет спасать. Не ради этого они прибыли сюда, не ради этого согласились выполнить это задание. Не для того, чтоб жертв стало еще больше.

─ Мейстер Аран, Морана, если не вмешаемся сейчас, они все поселения перебьют подчистую! ─ подала голос чародейка. Без согласия мейстера Арана она не могла действовать, но на этот раз счет шел на минут. Двери и ставни окон слишком хлипкие, чтоб выдержать такой напор, да и силы у зараженных явно было куда больше, чем в их нормальном состоянии.
Уже слышен треск древесины.

─ Мы должны попытаться оглушить их, ─ добавила она. Или убить, если не получится. Эту мысль Шэм не стала озвучивать, потому что это понятно и без слов. Меньшее из двух зол.
Счет уже идет не на минуты – на секунды, и каждое мгновение промедления может стоить чужой жизни.
─ Я могу отвлечь их внимание на себя, если нужно.

+4

10

Стоило Моране отвлечься всего на мгновение, как вокруг начал твориться самый настоящий Ерополем. Зараженные вырвались наружу и бросились в деревню, неистово нападали на тех, для кого раньше были соседями, друзьями и даже родней, бились в закрытые окна и двери счастливчиков, которым удалось попрятаться по домам. На трех магов уже никто не обращал внимание, площадка перед хибарой опустела, осталось лишь безжизненное тело того самого подопытного. Морана, прищурившись, задумчиво наблюдала, как черные нити вокруг головы несчастного быстро таят в воздухе, и в голове ее зарождался план. Ну что же, зато теперь он свободен.

- Постойте. Шэм, ты слишком молода и добра, нельзя необдуманно бросаться на помощь каждому встречному, рискуя при этом собой. Запомни, дорогая, наши жизни намного ценнее человеческих. Они сами смогут постоять за себя. Загнали же как-то зараженных в хибару один раз, смогут и второй.
Талейн немного раздражала потребность Шэморы помочь всем и каждому, женщина была уверенна, что в этой жизни беспокоиться следует в первую очередь о себе. Впрочем, с годами Шэм и сама осознает это.
- Взгляните, нити тянутся от их голов вглубь леса. Я настаиваю на том, чтобы отправиться прямо туда и разобраться с причиной болезни. Самое лучшее, что мы можем сейчас сделать — это поскорее найти мага, учинившего весь беспорядок.
Признаться честно, внутри Морана ликовала. Не нужна наша помощь, значит? От колдунов добра не жди? Прекрасно, разбирайтесь сами, уважаемые!

Полдень давно миновал, время близилось к вечеру, небо заметно потемнело. Выдвигаться нужно было прямо сейчас, неизвестно что могло поджидать трех магов в незнакомом ночном лесу, и насколько далеко тянутся нити. Конечно, лучшим вариантом было бы найти проводника, но все местные были слишком заняты более важным делом — спасением собственных шкур.
- Мейстер, вы в порядке? - Обратилась чародейка к Арану. - Могу я чем-то помочь?
Консуэлон попал под удар одного из зараженных, но быстро с ним разобрался. Внешний вид наставника беспокойства не вызывал, все будто бы было нормально, но стоило убедиться в этом еще раз. С магией Бездны шутки плохи.

+5

11

[indent] Глупо было надеяться на то, что все пройдет гладко: с магией Бездны вечно что-то идет не так, как нужно, будто бы проказница-судьба потворствует не героям, а их извечным противникам, подставляя им подножку в моменты, когда они того не ждут. Нападение одного зараженного в мгновение ока стало казаться ничтожной проблемой, когда барьер, сдерживающий остальных внутри хибары, рухнул, освободим им дорогу наружу. Поднявшись на ноги, старший чародей огляделся и понял, что все гораздо хуже, чем он думал: обезумевшие от неизвестной хвори люди бросались на всех, кто попадался им на пути, испуская страшные, утробно-низкие крики, смешавшиеся с воплями удивленных местных, бросившихся врассыпную - кто куда. Шэмора уже успела оградить их от опасности новым барьером, но это не решало проблему, ставшую и их с тех самых пор, как они взялись за нее в доме старейшины. Сейчас было не важно, по чьей именно вине происходило все это: единственно необходимой стала цель обезвредить как можно больше зараженных, пока они не убили всю деревню и не двинулись дальше, ища новых жертв.

[indent] - Нет, Морана, Шэмора права, - в решительном тоне возразил Консуэлон, вглядываясь в округу и тщетно пытаясь придумать более-менее гуманный план, как оглушить эту чертову тучу зараженных. - Если кто-то из местных выживет, а мы отступим, то пойдут неблагоприятные слухи. Ты сама прекрасно знаешь, что люди абсолютно глупы, когда дело касается магии. Им не втолковать, что решение скрывается в глубине, а не маячит на самой поверхности, - пояснил он и развел руки в стороны, готовясь к сотворению сложного плетения. - Наложите на нас заклятье глухоты, - попросил Аран и принялся за дело, со всем должным усердием выводя нити, создавая новые и проводя их через уже имеющиеся, чтобы в конечном итоге получить желаемое.

[indent] В момент, когда утихли крики и вопли, он понял, что это знак того, что его просьба исполнена, и затем свел руки, хлопнув так сильно, что дрожь прошла по костям до самого предплечья. Из пальцев вырвалась яркая вспышка, ставшая за пару жалких секунд ударной волной, разнесшейся вокруг на все триста шестьдесят градусов, разрывая нити защитного барьера над ними и устремляясь дальше. Зараженные, как и все прочие создания, схватились за свои головы, пальцами цепляясь за волосы и раскрывая рты в немом крике. Один за другим они начали падать без памяти, устилая землю ковром из тел.

[indent] - Теперь можно идти, - сказал он, присаживаясь подле одного из местных и осматривая его, касаясь пальцем кровоточащих ушей. - Они будут без сознания не очень долго. Зараженные вполне могут очнуться и того раньше, чем мы закончим начатое. Стоит поспешить, иначе мне придется отвечать головой за убийство целой деревни, - недовольно цокнув языком, добавил старший чародей, вытерев руку о подол своей мантии. - И да, Шэмора, в чем-то да была права мейстер Талейн, но выразилась она не самым верным образом: наша жизни, безусловно, важней людских. Тем не менее, бездействие не всегда есть благо. Оно может спасти тебя сейчас, но подвести в будущем, подставив твою голову под лезвие острого топора. Всегда думай наперед, прикидывая то, не станет ли твое решение твоей же погибелью?

+5

12

Разумом Шэм понимает – Морана права. На каждого мага приходится сотня смертных, на каждого способного мага ─ несколько сотен. Жизни смертных ровным счетом ничего не значат против  жизни чародеев, но Шэморе все равно почему-то не по себе. Наверное, она действительно еще слишком молода, чтоб осознавать это не только умом, но и эмоционально, сердцем. Скердцем молодая чародейка видит смертных, нуждающихся в помощи. Да, ей далеко не всегда нравились людские предубеждения насчет магов, но в такие вот момент как сейчас женщина вспоминала о небольшом городке, вблизи Вестбора. Он был несколько больше в сравнении  с этим поселением и более развит, но такая напасть могла приключиться и там. Перед внутренним взором Шэм предстает картина: отец, мать и брат со своей женой и детьми (хоть чародейка и не виделась с семьей с момента начала ее обучения в ордене Энвис, но информацию о их жизни узнавала) убегают от толпы обезумевших горожан, вот уто-то из детей падает, и… Нет, она не будет этого представлять. Шэмора делает над собой усилие для того, чтоб снова очистить разум от ненужных мыслей и переживаний.

─ Прости, Морана, я порой забываю о том, что с людьми меня больше ничего не связывает, ─ Шэм еле заметно тряхнула головой, закрываяь от ненужных эмоций.
Морана права ─ нельзя ставить человеческие жизни выше своей, потому что люди и так расплодились поболе домашней скотины, а  маги рождаются слишком редко, чтоб так вот рисковать собой. Мейстер Аран тоже прав ─ сугубо с практической точки зрения. Маги должны выверять каждое сове действие, каждое слово, каждый шаг, потому что гнев людской ─ огромная волна: накрыла одного, накроет и всех остальных.  Люди в своей общей массе – просто стадо, которое готово идти за кем угодно. Они легко  поверят в то, что скажет лже-пророк или обезумевший «борец против скверны колдовской», но готовы четвертовать мага за малейшую ошибку, за самый мелкий промах. Да, члены ее семьи совершенно не такие. Но возможно только потому, что в их роду были маги и что сама Шэм родилась с колдовской силой? Не важно.

─ Я понимаю, мейстер Аран. Нужно думать о том, как выйти из каждой ситуации с наименьшими потерями для себя, но так, чтоб у склочных смертных не было ни единого повода для упреков, ─ женщина еле заметно улыбнулась, обходя лежащих без сознания смертных.
Шэмора устремилась в сторону леса ─ туда, куда тянулись странные нити Плетения, отличающиеся от обычных запахом смертных.  Когда зараженные потеряли сознание, Шэморе показалось, что запах чуждого Плетения стал менее заметным. Наверное, потому, что злоумышленник на время потерял контроль над своей «армией».

Маги продвигались вглубь леса. Шэмора надеялась, что нити не приведут их в ловушку. Хотя… Не справятся, что ли? Тем более троица сейчас готова абсолютно ко всему. Даже к тому, что на пути им встретится лежащий без сознания… человек? На обычного смертного мужчина не был похож, а Плетения указывало, что он не имеет отношения к странной болезни, насланной на поселение.
─ Мейстер Аран, Морана, смотрите, ─ Шэмора остановилась, указав на берег реки. ─ А не может ли он быть тем самым наемником, который взял у начальника поселения задаток и пропал?

+3

13

Давид мог бы помнить, как над рекой ранним утром струился серебристый, дымчатый туман. Как он осторожно ступал вдоль берега, пытаясь рассмотреть окружающую обстановку. Мог бы даже вспомнить, что ночью в соседней деревне он ничего такого необычного не пил и не ел, чтобы внезапно ему стало катастрофически плохо. Впрочем… о своем нынешнем реальном состоянии экзекутор не то, что не помнил, но и не знал даже. Все события прошедшего утра (Арагонес не мог знать, сколько на самом деле прошло времени с того момента, как он спустился к лесной реке) отсутствовали в памяти мужчины. И то, где он находился сейчас, и все с ним происходящее, казалось совершенно реальным.

Темные, практически черные горы возвышались на горизонте, доставая своими мрачными пиками до низких и густых облаков, таких же темных, словно наполненных углем или золой. Земля под ногами была сухой и каменистой, где-то зияли глубокие расщелины, словно кто-то пытался расколоть массивы на несколько частей. Небольшие плоские камешки скользили под подошвами сапог. А резкие порывы ветра могли запросто сбить с ног. За спиной Арагонеса была бездна. Он уже видел ее, ту самую, дна которой невозможно разглядеть даже с отличным зрением экзекутора, что не чета людскому. Обрыв был крутой, и если оступиться, то шансов выбраться уже наверняка не будет. Без какой-либо магии или других средств – нет никакой возможности вскарабкаться по гладкой отвесной скале, высота которой насчитывает, вероятно, ни одну сотню или даже тысячу метров.

Давид не понимал, как он здесь оказался, что с ним вообще случилось, и единственное, чего он мог сейчас желать, и что пытался сделать – это просто выжить. Те твари, что были перед ним…. Нет, таковых он видел впервые.  Они были агрессивны, они наступали, все сильнее оттесняя его к краю, но сдаваться мужчина уж точно не собирался.  Он медленно отступал, но пока все еще мог лавировать между мешающими камнями под ногами, время от времени даже чуть продвигаясь вперед. Меч уверенно лежал в сомкнутой ладони, но, кажется, особо не помогал в вынужденной борьбе.

Время от времени Арагонес ощущал, что начинает немного кружиться голова. Не от движений, а от чего-то другого. Так, как если бы он несколько часов подряд глушил вино не самого лучшего качества. Вот только ничего такого не было и в помине. Давид точно знал, что был трезв, пусть и не знал, как оказался в этом странном, сюрреалистическом месте. Вот только времени хорошо поразмыслить о происходящем у него все равно не было. Его атаковали, все яростнее, быстрее и сильнее. И все силы экзекутора уходили на то, чтобы отражать удары, и пытаться уйти от края пропасти как можно дальше. Жить ему все еще хотелось более всего остального.

+4


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Весеннее безумие [квест закрыт]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC