Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Потонуть во лжи


Потонуть во лжи

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s9.uploads.ru/t/lgAT1.gif http://sh.uploads.ru/t/iAuIa.gif http://s9.uploads.ru/t/Qu9bD.gif
Место и время: один из городов Караты, начало Месяца холода, день;
Участники: Двэйн, Маркос Ортега;

Закончив Академию, Маркос возвращается домой. Однако путь не близкий, и сын Герцога решает остановиться в одном из городов дабы передохнуть и собрать новые припасы в дорогу. В это время, в этом же городе появляется Двэйн, он только выполнил очередной заказ и решил передохнуть в одной из таверн. Именно в этом месте, где поют барды, а юные девы разносят аппетитнейшую еду, встречаются два совершенно разных персонажа из совершенно разных миров.

Отредактировано Двэйн (2019-09-09 19:44:50)

+2

2

В городе Солнце светит так ярко,
Бежать в темноту шепчут мне голоса,
Здесь так прохладно…остаться ли здесь навсегда?

http://s5.uploads.ru/t/ZzOnD.gif

Двэйн слышал как под ногами хрустят мелкие камешки, как каждый его шаг отдает небольшим цоканьем по давно проложенным камням. Он шел вперед, безразлично глядя в даль. Его действия были настолько уверенными, что прохожие почти не обращали своего внимания, свитая его местным, продолжали заниматься своими делами. Лишь некоторые окружающие: торговцы, дети, попрошайки поднимали на него взгляд, рассматривая темную одежду и ножны для меча. Экзекутор одновременно выделялся на фоне остальных, одетых в цветные платья и ткани, и сливался с местными, словно знал зачем он тут и куда ему идти. Но он не знал, им руководило желание как можно быстрее оказаться в тени и ощутить прохладу. Регион Карата не особо привлекала его, и погода была одной из главных причин. Двэйну, любителю черного для сокрытия пятен крови, не нравилось находиться под солнцем, особенно когда оно грело так сильно, что на теле начинали проступать капли пота; а редкие облака, не скрывавшие солнце, усиливали желание скрыться среди холодных, белых стен.

Двейн завернул за угол, оказавшись в тени, и облокотился на стену, скрестив руки на груди. Он начинал понимать, что, гуляя по городу в одиночестве, он вряд ли найдет таверну, в которой можно будет остановиться и хорошо поесть, но проходит до ночи, когда большинство людей уже скроется в своих домах и помощи просить будет не у кого. Потому он смиренно снял правой рукой, перевязанную черной тканью, капюшон, скрывавший затылок и грязные, с каплями засохшей крови, волосы, а затем взъерошил их, чтобы мелкая грязь осыпалась. После он снова скрестил руки на груди и начал оглядываться, дабы остановить одного из местных горожан и спросить про ближайшие бани и таверну.

Последние пару дней он выслеживал мужчину, задолжавшего местному зажиточному горожанину. И последний мириться со своей потерей в несколько мешков риса и зерна не хотел, а потому решил, что лучшая плата – возвращение своих продуктов или голова должника, который чудесным образом прознал про все это и бежал из города. Двэйн же, в свою очередь, разузнал, что мужчина бежал на окраину небольшого леса, где проживали то ли бандиты, то ли просто мелкие воришки. Тем не менее, спустя пару дней путешествия по лесу (хочется отметить, что это был сезон дождей, и все вокруг превратилось в грязевое месиво), он вышел на небольшой домик, в котором его уже ожидали. Нет, то были друзья не Двэйна, а должника. К счастью, экзекутор справился и с одним и с другими и пару часов назад получил приличную сумму что означало открытие личного сезона бастарда: сезон полного желудка и приятного запаха тела. И пусть они не приносили такого счастья, какое получают обычные люди, не лишенные умения его испытывать, Двэйн чувствовал облегчение.

- Эй, - Двэйн окликает проходящего мимо мужчину. Тот был одет в шелковую одежду, а в руках держал несколько свернутых свитков. Он был похож на местного барда-поэта и на гонца, но экзекутора не особо волновало кем он был на самом деле и куда направлялся. Для него было важно лишь одно, - где ближайшие таверна и баня?
Прохожий сначала оторопел, чуть отшатнулся, словно его хотели ограбить, но затем, оглядев экзекутора с ног до головы, поднял свободную правую руку и указал пальцем за спину, произнося немного заикаясь:
-Там, - он сглотнул. Видимо Двэйн немного его напугал, - до конца улицы и направо. Два здания стоят рядом.
Бастард не двигался, лишь повел взглядом в указавшую ему сторону, а затем перевел взгляд обратно на прохожего. Он выпрямился и развернулся в указавшую ему сторону, ничего не сказав в ответ, Двэйн пошел вдоль улицы, спрятанной в тени белых жилых зданий.

Только сейчас, когда его дорога почти закончилась, он почувствовал неприятную легкую слабость, словно на него положили дополнительных килограмм семьдесят и заставили нести. Мышцы в правой руке начали ныть что заставило бастарда приподнять руку и несколько раз сжать ладонь, разминая ее. Он посмотрел на черную повязку, отмечая, что даже на аксессуарах подобного цвета все-равно видны капли крови, и недовольно принялся развязывать ее. Такие повязки он носил на обоих руках, чтобы ничего не скользило в руках. Эту идею ему подкинул другой наемник, которого он видел около двух лет назад в одной из деревень. С тех пор Двэйн так же начал их носить, хотя разница была минимальна, ведь экзекуторам в этом плане легче: они меч держат дольше, эмоций проявляют меньше…но последнее относится конкретно к Двэйну.

♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦

Он снял комнату на ночь на втором этаже таверны. Она была маленькая, но здесь, в отличии от других мест, была небольшая раковина с графином воды, которой можно было помыть руки и умыть лицо. Маленькое зеркало, старое, что было видно по поцарапанному ободку и кровать. Не мягкая, не жесткая. Нормальная.

Двэйн скинул сумку со своими вещами на пол, рядом положил ножны с мечом и кинжал, который держал в ботинке. У него было не так много вещей: сменная одежда, мантия и плащ, остатки еды, несколько видов трав и бинты, а так же несколько личных вещей, такие как сундучок с деньгами, дневник и перо с чернилами. В него он заносил пометки о местах и людях, делал личные записи на мирийском, своем родном, которому его обучили в Ордене. К слову, как бы он не хотел забыть свое прошлое, на веранском он писать не умел, а читал очень плохо, и учить его было некому. Потому он смиренно продолжал писать на родном, скрипя зубами и пытаясь выкинуть из головы свои воспоминания. В остальных вещах он не нуждался, ведь дома у него не было, а в тавернах обычно можно найти все что необходимо.
Экзекутор сменил одежду, скомкав старую и бросив ее на пол – необходимо смыть грязь и кровь, помыл руки и лицо, очистив свежие царапины, а затем провел пару раз лезвием по лицу, убирая едва проступившую щетину, а затем, повесив обратно на пояс свой меч (Двэйн никогда с ним не расставался), спустился на первый этаж таверны, где за столами уже сидело несколько человек, трапезничающих мясом и вином.

Двэйн подошел к мужчине за стойкой и, убедившись, что он говорит на веранском, заказал запечённого кролика с яблоками, хлеба и стакан воды. На предложение выпить вина экзекутор молча мотнул головой, отказываясь. Затем он прошел к свободному столику на четверых человек и тяжело сел на скамейку, сопровождая свои действия вздохом. Его ноги начали недовольно ныть, а живот занервничал в ожидании скорой еды. Двэйн скрестил руки, немного откидываясь на стену и принялся изучать местные специи и масла, стоявшие на столе.

+2

3

За последние дни Маркос устал от дороги. Это было не самое долгое его путешествие, но, пожалуй, самое некомфортное. Все-таки в море условия сыну герцога обеспечивали куда более подобающие, чем на суше и на протоптанных дорожках от столицы до южного герцогства Карата. И все же им, наверное, повезло: ходили слухи, что именно в этих местах много разбойников, которые пытаются грабить купцов и богатых дворян, что отправляются на праздничные ярмарки в Карате или просто за интересными безделушками, коих всегда полно на местных рынках. Маркос тепло вспоминал о родине, на которой его не было чуть больше, чем четыре месяца, учитывая не только учебу, но и дорогу от столицы, хотя и понимал, что сейчас даже дома его ждет не самая приятная погода. Там, наверняка, дождь, сильный и порывистый ветер. Уже зимний ветер. Юноша глубоко вздохнул и поднял взгляд к серому небу - он пропустил весну, готовясь к отъезду, и лето дома, даже теплую осень пропустил. Этот год был потерян окончательно и даже зимние, шумные праздники, вряд ли его спасут. Нет, Маркос любил расцвет природы, который всегда возбуждал в юноше мысли и тягу к знаниям. В этом году все мысли младшего Ортега были направлены только в будущее, которое казалось младшему сыну герцога таким же серым, как это осеннее небо.

Слава Спасителю, сегодня они, а точнее он, потому что где будут ночевать его сопровождающие Маркоса не сильно волновало, будут ночевать вполне приличном трактире во вполне приличном городе. Родное герцогство встречало младшего сына их хозяина радушно и теплой водой, которую юноша немедленно приказал натаскать себе в жестяную ванну, потому что идти в общественные бани у него не было никакого желания. Снять с себя покрытую пылью дорожную одежду было приятно, как и осознавать, что сейчас вода смоет грязь с тела, мыло перебьет вонь от лошади, а после водных процедур будет чистая рубашка из хорошей ткани и вкусный ужин. Потом крепкий долгий сон, после которого оставшаяся часть пути будет казаться младшему сыну герцога сущими пустяками. Конечно, своих мыслей, как и своей усталости Маркос перед слугами трактирщика и перед своими стражниками не высказывал. Он держался ровно, достойно, может быть чуть надменно, но любой, кто мог сравнить Маркоса до его омовение и после сразу бы заметил разительную перемену. Как иногда мало надо для счастья! Просто почувствовать себя человеком, и вот небо уже не такое серой - Маркос усмехнулся глядя в окно и, обернувшись, даже подозвал к себе девчонку лет десяти, что пришла, чтобы забрать одежду господина и выстирать ее, и с улыбкой дал ей монетку. Девчушка также улыбнулась в ответ, поклонилась и убежала. Маркос от чего рассмеялся и упал на жесткую, но вполне удобную кровать. Он почти дома. Тут даже воздух другой. В Карате даже дышится легче, чем в столице.

Кажется, Маркос немного задремал, потому что, когда он встал с кровати и посмотрел в окно уже было довольно темно. Юноша протер глаза и не надевая дублет в одной рубахе спустился на первый этаж трактира, куда уже постепенно стягивались люди. В камине горел огонь, но в одной рубахе все равно было прохладно. Маркос поежился, но наверх подниматься не стал. Он подошел к трактирщику заказал себе гуляш, который, по слухам и по цене, тут должен быть если не отменный, то приличный и вина, хотя, наверное, стоило бы пива, но потом. Отойдя от трактирщика юноша принялся глазами искать себе место. Одному сидеть не хотелось, идти в компанию своей стражи тоже. Они были хорошими служивыми, да и людьми не плохими, вот только за дорогу Маркос очень устал от их общества. Взгляд юноши зацепился за молодого человека, сидящего в городом одиночестве и довольно далеко от всех остальных. У него был такой отрешенный от всего мира взгляд. Маркос хмыкнул, ему стало интересно, так что он без особого стеснения или неуверенности пошел в сторону заинтересовавшего его мужчины.
-Я присяду? Тут мест больше особо нет, - Маркос окинул взглядом таверну и чуть усмехнулся, - Вряд ли мне будут рады те стражники, - юноша кивнул на своих спутников, - или уставшие работяги, - на этот раз взгляд младшего сына герцога коснулся по двум другим, более шумным компаниям. - Так я сяду? - Маркос и сам не заметил, как начал свою игру в “неизвестного, потерявшегося юношу”. Не то, чтобы Ортего часто ею злоупотреблял. В своем герцогстве его, как правило узнавали, в поездках по распоряжению отца времени не бывало на глупости, а вот в столице юноша пару раз прикидывался “никем”. Это был весьма интересный опыт, и сейчас мальчик, а именно так он выглядел рядом с незнакомцем, ждал чего-то как минимум занятного.

+1

4

Мы встретились не знаю для чего
И так же разойдемся мы случайно,
Не открывая сердца своего
И оставаясь друг для друга тайной.

http://sd.uploads.ru/t/Si15u.gif

Двэйн не привык к быстрой смене дня и ночи как это происходило в Империи. Он вырос в стране, где постоянные дожди, туман и грозовые облака застилали солнце и не позволяли ему окинуть дома людей даже тусклым лучом. Постоянная серость не только снаружи на улице, но и внутри людей были полной противоположность не только Карате, но и всей стране. Трудно было сказать когда в Мирийе были день или ночь. Возможно, подобное разделение было лишь теоретическим, придуманным магами или перенятым из культур других стран, тогда как люди жили так как им удобно. Хотят работать? Пускай идут. Хотят спать? Пускай спят. Все-равно все серое и темное. Двэйн помнит лишь несколько дней, когда облака уходили и природа освещалась ярким цветом. Несколько раз это было еще до превращения бастарда в экзекутора, а потому он прекрасно помнил какого это жить в мире, в котором все цвета настоящие – не разбавленные серостью, появлявшейся как побочный эффект после мутации. Двэйн был лишь марионеткой, которая не особо обращала внимание на происходящее вокруг, ибо в его голове принятые и запомнившееся устои играли более важную роль, чем окружающая его реальность. Лишь в моменты опасности, когда он был на заданиях, Двэйн начинал охватывать все своим взглядом, словно изучая природу и живность.
Однако в Империи погода была совершенно другой. Природа вокруг была наполнена зеленью и яркими платьями эмоциональных людей. Здесь краски в глазах экзекутора стали чуть ярче, чуть разнообразней. Серый превратился в серо-красный, другой серый стал серо-голубом, другой стал серо-желтым. Первое время такое изменение раздражало не только мысленно, но и физически. Приходилось постоянно щуриться, прикрывать лицо рукой и опускать взгляд. И пока Двэйн тянулся к темноте, все вокруг улыбались и радовались солнечным днями. Животные грелись на солнце, люди одевали тонкую одежду. Даже деревья, казалось, были пышнее и зеленее, выше, тогда как в своей родной деревне Двэйн помнит лишь голые стволы, потерявшие свою пожелтевшую листву.

Сегодня в Карате так же было тепло, как и все дни до этого, по крайней мере, именно так считает Двэйн. Все было как и вчера, как и позавчера. Но смена сезона принесла с собой короткие солнечные дни и долгие ночи, наступавшие, особенно на юге страны, почти моментально. Двэйн помнил, что, прибыв в город во второй половине дня, было светло и тепло, но сейчас, спустя всего пару часов, он начинал чувствовать прохладный ветерок, проникавший в таверну вместе с новыми и новыми гостями. Экзекутор видел как за окном тени становились все длиннее, а сейчас и вовсе покрыли все в округе. Стало темно и прохладно, что вызывало в Двэйне невольную дрожь – все же он не привык к таким быстрым переменам.

Он сидел облокотившись о стену, поднеся правую руку к щеке, периодически касаясь ее кончиком указательного пальца, что выражало его нетерпение. Левой рукой он лениво поднимал соусы и читал надписи. Они были на каратском, который Двэйн не знал, но благодаря схожести языка с веранским, на котором говорят некоторые жители Империи, он понял, что высокая, черная, стеклянная бутылка наполнена оливковым маслом. Бастард так же догадался об этом когда коснулся маслянистой крышки – очевидно, их не мыли. Затем он поднял в руки небольшую деревянную коробочку, в которой находился черный перемолотый перец, соль и сахар. Рядом лежала деревянная ложка для специй, но экзекутор не обратил на нее внимания. Она показалась ему атрибутом, который забыла работающая тут девушка. Двэйн лишь недовольно потер пальцы друг о друга, пытаясь скинуть с себя грязь, а затем вытер левую руку о свою штанину.
Внимание отвлек здоровый мужчина, начавший разжигать печь неподалеку от стола, за которым сидел бастард. Это был коренной житель, что было видно по его прическе и усам, форму которых любили и принимали только здесь. Двэйн перевел на него взгляд, наблюдая как тот сначала кочергой вытряхивает мусор, а затем кладет новые дрова, проталкивая их внутрь печи. Затем он поджигает их и хлопает в ладоши – отряхивается. В этот момент Двэйн понимает как порой тяжело приходится людям без магии. Хотя, наверное, не ему говорить об этом. Экзекутор хоть и обладал магическими навыками, но умел использовать лишь два заклинания. Порой он негодовал из-за этого, но все эмоции прекращали свое существование так же быстро, как и появлялись подобные мысли. Одной волной он мог легко поджечь сухие полена и работнику не пришлось бы наклоняться и лезть внутрь, пачкая руки и одежду сажей. Мог бы, но Двэйн не добряк, который будет помогать всем направо и налево.
После того как он ушел, Двэйн снова безразлично перевел взгляд, пытаясь скоротать время и дождаться плотного ужина. Он недовольно вытянул ноги под столом, упираясь впереди стоящий стул, а затем наклонил голову, немного прикрывая глаза. Он позволил себе немного расслабиться, пытаясь на обращать внимание на шумную обстановку.

Экзекутор чувствовал как мимо него прошло несколько новых гостей. Очевидно, они решили провести вечер за стаканом алкогольного напитка, наполнив животы местной кухней. В этом и заключалась, как казалось бастарду, отличительная черта жителей Караты – они любили вкусно поесть, весело провести время и громко петь песни. Они были взрослыми, которые умели веселиться, и Двэйн, если бы не был лишен умения проявлять свои чувства и эмоции, был бы счастлив находиться и водить дружбу с местным населением. Возможно, он бы переехал сюда, занялся торговлей и прожигал свою жизнь, зарабатывая деньги.

-Я присяду? Тут мест больше особо нет.
Это был не голос девушки, разносящей еду и не работника, выгоняющего пьяных посетителей. Это был веранский, что уже подсказало о начитанности и просветленности. Двэйн медленно раскрыл глаза, всматриваясь в противоположный стул, одиноко стоящего напротив, а затем так же, как и ранее, медленно повернулся. Он не любил разговаривать с окружающими, поэтому сначала окинул незнакомца безразличным взглядом. Перед ним стоял юноша, опрятно одетый, со свежим взглядом. В первую секунду Двэйн предположил, что перед ним стоит один из каратских поэтов. Он слышал, что некоторые ухаживают за собой, пишут стихи женщинам и живут припеваючи. Но, опять же, экзекутору было все-равно. Ему стоило лишь радоваться, что к нему хочет сесть не провонявший хлевом мужик или не аристократический избалованный малыш.
Бастард молча оглядел помещение. И правда, почти все места были заняты, а те что были свободны, рядом с шумными людьми казались более жалкими и одинокими. Будем считать, Двэйн продемонстрировал свою снисходительность и посему сначала медленно убрал ноги, поставив те в колени, а затем немного поднялся, освобождая место на столе.

- Садись, - экзекутор отвернулся от незнакомца, бросив эту фразу.
Наверное, стоило поужинать раньше, чтобы не проводить вечер напротив какого-то незнакомца, но это не слишком волновало мужчину. Он лишь поест и уйдет.

Отредактировано Двэйн (2019-09-16 00:10:34)

0


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Незавершенное » Потонуть во лжи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC