Приветствуем в Забытых Землях, мире магии и древних чудовищ.

У нас есть страны, аристократы и спецслужбы, но мы нацелены в первую очередь на приключения, исследование нового континента и спасение всего мира от культа колдунов-оборотней. Играть высокую политику будем только если наберется достаточное количество инициативных заинтересованных игроков.

Более подробную информацию об игре вы получите, перейдя по одной из ссылок в нижнем меню.
Неисторичное фэнтези ● Реальные внешности ● 18+

Загадки Забытых Земель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » До рассвета


До рассвета

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/t/V4yFd.jpg

Место и время: 1 день месяца семян 1295. Мессиания. Илария.
Участники: Дени Вильре, Элис Арвин

Празднование Нового года - отличный повод хорошо провести время.

Отредактировано Дени Вильре (2019-10-10 22:37:38)

+2

2

- Ма-ам!
- Нет.
- Ну ма-а-ааам!
- Нет, - Элис пыталась заплести волосы, стоя перед зеркалом. Зеркало было старым, помутневшим и искажавшим изображение так, что ей сложно было понять, лежит ли эта прядь так косо на самом деле или ей только так кажется. - На улице уже темно и поздно. Мы с Дени вернемся еще до полуночи.
- Но почему мне-то нельзя-а? - Тавис канючил без азарта, внутренне уже смирившись с тем, что на гуляния его не берут, но все же еще не готовый окончательно сдавать позиции.
- Потому что кто-то должен охранять Грихильду, а? И потом, - Элис кинула на себя еще один взгляд в зеркало, и даже в покосившемся стекле заметила, как зарумянились ее щеки, - ...мы с Дени хотим немного побыть вдвоем. Ты уже достаточно большой мальчик, чтобы это понимать.
- Вы и так каждый день видитесь, - не сдавался Тавис. - Чего вы делать будете?
- Эль пить.
- Фу, он горький!
- Именно. А не будешь капризничать, принесу тебе большой леденец.
- Насколько большой? - тут же деловито осведомился сын.
- Самый большой, какой смогу найти! - заверила Элис.
- Тогда два!
- Идет.
- Тогда три!..
- Нет, двух тебе хватит, маленький бандит, - рассмеялась она и, присев на колени, крепко чмокнула Тависа в щеку. - К тому же не забывай, что у тебя есть яблочный пирог, а утром будут и подарки. Сюрпризы - тебе и Дени.
- Дени мой сюрприз понравится?
- Конечно, - Элис поднялась, расправила новую юбку и потрепала сына по голове. - И тебе мой - тоже.
- Тогда ладно, - уступил Тавис. Он был, в сущности, довольно сговорчивым ребенком, и сюрпризами покупался легко.
Элис слегка волновалась, оставляя его с Хильдой, но этот Новый год обещал быть вовсе не таким, как прошлый - когда у них с Тави за праздничный ужин почиталась курятина, а в дверь постучался до смерти напугавший их обоих милорд Скалиджери. Теперь все было иначе. Дела шли на лад, куриные яйца - на завтрак, а скопленные деньги - в плотно закрученную кубышку, зарытую в подвале. Да и Тави стал постарше, и к тому же теперь с ними постоянно жил Дени, и вечная тревожность постепенно отпускала Элис.
Лейтенант Вильре, подумать только...
Дени ждал уже у ворот - со стороны темнеющих улиц доносились голоса и смех людей, готовых к праздничной процессии и выбору Вербной королевы. Элис задержала взгляд на его лице, почему-то вновь смутившись, как девчонка. Лицо у него было не просто красивым - просто красивых лиц она видела достаточно, - но каким-то живым. Озаренным изнутри. И не понять, то ли магия делала его таким, то ли его собственная сила духа, то ли ее собственная влюбленность в него...
- Мы договорились на два леденца, - сообщила она Дени, обхватывая его под локоть и запирая калитку. - Дешево отделались.
Она оглянулась на окно, через которое наверняка подглядывал соблазненный пирогом и леденцами Тавис.
- Он тебя любит, - неожиданно для себя сказала Элис.
[icon]http://sg.uploads.ru/yYXIv.jpg[/icon]

Отредактировано Элис Арвин (2019-12-08 18:27:02)

+2

3

Первый Новый Год в Иларии - и Дени повезло: за Тома, которого удалось выловить несколько дней назад, ему выделили аж два выходных, выпавших как раз на праздники, так что отмечать он мог не торопясь и даже с военной формой на краткое время попрощаться. В общем, все как у самых обычных людей! И ему это нравилось.
Гулять решили в праздничную ночь с Элис вдвоем – что ни говори, но душа Дени уже прикипела к прекрасной вдовушке, и он спокойно мог обойтись и без развеселой компании сослуживцев, если Элис была рядом. Даже Тависа уговорили остаться ночью под присмотром бабки-соседки, пообещав принести подарки и обязательно выгулять его на праздничных площадях на следующий день. Оставалось самое малое - собраться и от всех сбежать.
Дени протянул Элис руку, когда она легко выпорхнула из калитки на улицу:
- Идем... Два леденца? Ты шутишь, - он улыбнулся, когда Элис подхватила его под руку, рассказывая о том, как рассталась с сыном. – Тавис прогадал. Надо было просить минимум мешок конфет и катание на пони. У тебя очень покладистый сын...   
— Он тебя любит, — неожиданно добавила Элис.
И Вильре на мгновение замялся, не зная, что сказать в ответ. Он тоже привязался к мальчишке за несколько месяцев и относился к нему, наверное, как к младшему брату, но слова Элис заставили задуматься. Тавис бегал за ним как маленькая собачонка, преданно ловя каждый взгляд и брошенное слово, пытался в чем-то копировать поведение и подражать в общении и вкусах. Дени не особо обращал на это внимание, но сейчас вдруг понял, что мальчишка держал его за некий образец, доверял... любил? И это все вместе накладывало немалую ответственность. Ответственности Дени пока что ни за кого, кроме себя не испытывал, и слова Элис его смутили.   
- Тавис – замечательный ребенок, - ответил он осторожно.
Его вообще мало кто любил, разве что девицы, с которыми он время от времени крутил романы, да родители в далеком детстве. Да и любили ли? Вот чтобы на самом деле, а не на словах? Уверен Вильре в этом не был, наверное, потому что сам никогда ничего подобного не испытывал. Да и опять же, если любишь, разве променяешь собственного ребенка на горстку монет? Дени сомневался, а потому довольно простенькие, но искренние слова о любви вызывали у него шквал эмоций в душе и ступор во внешнем их проявлении. Говоря по-простому, он терялся, не зная, как и чем на подобное отвечать.
А потому поспешил быстро перевести разговор в иное русло.
- Что ты думала ему подарить? Кроме леденцов, конечно же, - Дени обнял Элис за плечи и привлек к себе.
Чем ближе к центральной площади они подходили, тем больше становилось народу. В Новогоднюю Ночь никто и не думал спать – лавки не закрывались, питейные заведения и бордели кутили вовсю, по улицам сновали торгаши-лоточники, уличные артисты, молодежь с факелами. Толпы горожан тянулись к храмам на торжественные службы, туда же устремлялись и нищие в надежде получить бесплатную праздничную кормежку.
Сам Вильре подарок уже купил и припрятал дома, чтобы отдать Тавису утром. Большой деревянный корабль с парусами - копия тех самых настоящих, что сейчас стояли в гавани Иларии, - ютился в шкафу в комнате Дени. Хоть корабль и был игрушечным, его можно было запускать в ручей или реку и держать за тоненькую веревочку, чтобы не уплыл по волнам, если вдруг налетит ветер. Корабли Тавис всегда любил, рек побаивался, но Дени уже пообещал, что научит мальчишку плавать, как только в город придет настоящее летнее тепло.

+2

4

Элис неловко улыбнулась в ответ.
Дени, как никто другой, мог бы понимать Тависа, нуждавшегося в отцовском - не в ее собственном! - покровительстве, примере и наставлении. В конце концов, и самого Вильре увезли из дому еще мальчишкой, не спрашивая, хочет ли он расставаться с детством и с семьей. Может, поэтому Элис никак не препятствовала сближению Дени с ее сыном - а может, втайне сама на что-то надеялась...
- Он неизбалован, - отозвалась она. - На прошлый Новый год единственным нашим праздничным блюдом была курица, а моим подарком Тави - медный денье. Вообще я сшила для него теплый плащ, но вряд ли этот подарок его повеселит, так что я надеялась сторговать что-нибудь здесь, на ярмарке...
Она приподнялась на цыпочках и поцеловала Дени в щеку.
- Я и тебе кое-что сделала, если ты будешь это носить, - шепнула Элис ему на ухо. - Мне безумно нравится видеть тебя в форме, и еще больше - без нее, но ты ужасающе небрежен, когда самостоятельно подбираешь себе одежду. Как лучшая швея в Иларии я просто не могу тебе этого позволить, так что... наденешь свой подарок утром.
Несмотря на шутливую безапелляционность тона, она слегка волновалась, понравится ли Дени. Она брала лучшее полотно, кроила на глазок и едва успела закончить сложную вышивку по вороту парадной рубашки.
Но радостное удивление, мелькнувшее в его глазах, сказало все само. Он будет рад. Ему никогда не дарили что-то, сделанное специально для него, собственноручно, с каждым стежком вкладывая в работу что-то от себя. Форма ученика, форма лейтенанта, самостоятельные покупки готового платья - но не подарки.
Отчего-то это так тронуло ее, что она потянулась поцеловать его снова, но шумная, ярко наряженная и несущая в руках цветные огни процессия нагнала их сзади, и им пришлось отступить в сторону, пропуская их.
Под Новый год стирались границы между богатыми и бедными: в праздничном шествии Элис узнала и Петера, подмастерье пекаря с соседней улицы, и юную леди Жасмину, разрумянившуюся от восторга, прижимавшую к пышной груди веточки вербы и наверняка ускользнувшую на праздник втайне от сурового родителя. Элис не удивилась бы, если бы до конца ночи именно ее выбрали бы Вербной королевой - настолько хороша была раскрасневшаяся от веселья девушка.
- Меня тоже выбирали однажды, - со смехом поделилась она с Дени. - Мне было шестнадцать, и я была первой вертихвосткой в нашем городке... А на следующий год я уже была солидной замужней дамой, и Самуэль не одобрял моего участия в таких играх...
Ей было немного жаль, что Дени не видел ее той - озорной, счастливой, беззаботной девчонкой, единственной проблемой которой был подбор лент подходящего цвета к праздничному платью.
[icon]http://sg.uploads.ru/yYXIv.jpg[/icon]

Отредактировано Элис Арвин (2019-12-08 18:26:43)

+2

5

- На этот Новый Год мы купим все, что ты захочешь, и не только курицу, - заверил Дени. Жалование он уже получил, так что мог и пошиковать. – И ты наготовишь что-нибудь вкусного в праздники. Или мы просто купим готовое – как захочешь.
Ему нравилось быть щедрым и выглядеть солидно в глазах Элис.
И плевать, что одевается он кое-как, по ее замечаниям (сам Дени так, конечно же, не считал).
- Да ладно! Нормально у меня с одеждой, - пробурчал он в ответ, но от поцелуя Элис ворчать перехотелось, и Дени лишь чмокнул ее в щеку и не сдержал улыбку. – Ради твоего подарка я бы переоделся прямо сейчас. Вот зачем ты сказала? Мне ж теперь до утра от любопытства не дожить.
Шумная процессия с вербой и факелами прервала их разговор, и Дени увлек Элис в сторону, ближе к краю дороги, чтобы развеселая толпа не унесла их вместе с собой дальше. 
- Эх, жаль я не видел тебя в твои шестнадцать! – он на ходу обнял Элис, притянув к себе. – Впрочем, даже сейчас из тебя получилась бы прекрасная Вербная королева. Я серьезно! Что ты улыбаешься? Всем королевам королева... Ваше Величество, - Дени наигранно поклонился. – Позвольте смиренно проводить вас в храм, а потом на праздничные гуляния.
Он сорвал со стены дома расписанный яркой краской листок и протянул его Элис:
- Смотрите, Ваше Величество, здесь написано, что на площади будет представление артистов и танцы. Что вы про это думаете? Лично я думаю, что нам надо бы сходить и посмотреть.
Дени оставил листок в руках Элис и повел ее дальше, иногда расталкивая слишком уж шумную подпитую толпу. Для общего веселья им с Элис тоже полагалось бы выпить, но они сначала собирались заглянуть в храм, и только после пуститься в праздничные гуляния. Дени особо верующим не был, но в детстве его семья обязательно посещала службы по праздникам, и он тоже решил последовать этой традиции.

Целую службу они с Элис, конечно же, не выстояли, - сбежали пораньше, чтобы успеть на представление на площади. Праздник на то и праздник, чтобы радоваться, а не каяться и сидеть в смирении. По пути купили по кружке эля, выпили тут же на улице и поспешили дальше – так стало даже веселее.
- Пусть все плохое уйдет в этом году!  - кричала на углу маленькая щуплая торговка бумажных фонариков. – Купите фонарик, и ваши беды улетят от вас, оставив только счастье, здоровье и успех! Запускайте фонарик в небеса, и ваше желание обязательно услышит Спаситель!
Народ у торговки и впрямь толпился, видимо, верил в ее увещевания. Дени тоже остановился рядом и глянул на Элис:
- Хочешь фонарик? Можем запустить его с моста, когда пойдем мимо. Глядишь, и на самом деле все беды улетят подальше, - он улыбнулся и убрал с ее щеки за ухо выбившийся из прически завиток. – Можем запустить два фонарика и загадать каждый свое... или один... и одно общее.

+2

6

Элис никогда не считала себя набожной. Никогда не думала, что ее молитвы интересны Троице или, тем более, Спасителю - хотя и исправно молилась перед сном, и обучила этому Тависа.
О богах всегда вспоминаешь, когда прижмет - вот тогда и взмолишься искренне, со всей отчаянной силой, вот тогда и возопишь о прощении, и душу изготовишься заложить, лишь бы пронесло, лишь бы неприятности прошли стороной. В своей жизни Элис молилась так всего дважды. Первый раз - когда их болтало по морю на суденышке из Верании в Иларию, отделенных от бушующих волн хрупкой деревянной скорлупкой, и двухлетний Тавис не мог ни есть, ни пить от качки: лежал, лихорадочный и горячий, почти уже не ребенок, а лишь оболочка от ребенка. И второй - когда она осталась одна после смерти Самуэля, не зная, где найти сил, денег и храбрости, чтобы начать пробиваться самой, не оглядываясь на прошлое и не думая о мрачном будущем. Оба раза Спаситель слышал ее - и Элис, как это водится у неблагодарных людей, эгоистично забывала о своих мольбах.
Этой ночью, стоя в Храме на праздничной службе рядом с Дени, она взмолилась снова.
Не о том, чтобы испросить у Всевышнего сил или мужества. Не о том, чтобы тот сохранил жизнь ее ребенку. Но о том, чтобы у нее хватило терпения и ума сохранить то, чем она сейчас обладала. У нее было все, чего она хотела: хороший дом, здоровый, веселый сын, дело ее жизни, уважение соседей - а теперь еще и мужчина, который любил ее, и которого любила она сама.
"Прошу, позволь мне оставить себе это счастье..."
Голоса певчих взлетали под высокий купол, легкие и звенящие - и вместе с ними к небу устремлялись молитвы и помыслы. Элис представила, как ее мольба светлокрылой птицей взлетает вверх, без труда проходя сквозь крышу храма, теряясь в ночных облаках.
Она прижалась к плечу Дени и впервые за несколько лет подумала, что абсолютно счастлива.

Дени воплотил ее пожелание в реальную форму, когда они переходили через мост.
- Давай купим два, - смеясь, предложила Элис. Она часто видела такие фонарики в праздничные ночи, но никогда не покупала их и не запускала сама. Но после выпитого эля радость переполняла ее, как вода - кувшин, и хотелось попробовать.
Ей достался фонарик из ярко раскрашенной желтой бумаги. Дени - красный.
Она держала фонарик на ладонях, пока маг поджигал его крохотной колдовской искрой, и ойкнула, ощутив, как он, невесомый, наполненный теплом, взлетел вверх. Разноцветные отсветы плясали на лице Дени - Элис обняла его, дохнув в шею, и смотрела, как оба фонарика, сталкиваясь бумажными боками, взмывают все выше.
- Чего ты пожелал? - спросила она мага, приподняв лицо. Он был так близко, что почти касался губами ее щеки.
[icon]http://sg.uploads.ru/yYXIv.jpg[/icon]

Отредактировано Элис Арвин (2019-12-08 18:26:32)

+2

7

- Не скажу, - прошептал Дени на ухо Элис. – Если рассказать желание, то оно не сбудется. У нас так в детстве всегда говорили.
На самом деле мечты его на этот год были довольно незамысловаты – остаться вместе. Нравилось ему обитать в маленьком доме у Арвин, нравилась и сама Элис, к Тавису успел привязался, да и Хренгильда уже не вызывала такого раздражения, как в первые дни.
Элис обняла его, спрятала руки в его ладонях.
- Моя матушка говорила загадать желание и положить под подушку что-нибудь маленькое и хорошее. Если с утра подношения не будет, значит, желание услышали и приняли. Мы с сестрами клали бусины, стекляшки, мелкие монетки... - она улыбнулась воспоминаниям. - А вы? Ты никогда не рассказывал о своем детстве. Ну, до того как... стать магом.
- Нет, про бусины в детстве я не помню, - Дени проследил взглядом за фонариками, пока те не превратились точками, а затем и вовсе не потерялись в темном небе. – Нас, детей, у родителей было девятеро. Наверное, им просто некогда было следить, кто и когда сунул под подушку пожертвование и ожидает чуда. У них был трактир, назывался «Жирный кот». Кошек там, и правда, было много - может до жирных они и не дотягивали, но упитанными точно являлись.
- Девять... - Элис представила эту ораву. Наверняка при таком количестве детей матери Дени действительно было не до того, чтобы горевать по ребенку, уведенному магами в Академию. И все же - неужели она так запросто отдала собственного сына? Достаточно было подумать о том, чтобы ей самой отдать Тависа, пусть даже его просили бы все маги мира... - И что, ты больше не видел своих? После выпуска?
- Нет, я к ним не приезжал, - Дени немного помолчал, вспоминая. Сердце вновь кольнула обида на родных, хоть и было все уже давно, утихнуть она никак не могла. – Мне исполнилось девять, когда родители надумали отдать меня на обучение в Академию. Отец заявил, что мы поедем по делам в Оверн. Я от радости на седьмом небе был, что меня берут с собой в такой огромный город! Даже представить не мог, что отец оставит меня с чужими людьми, получит за это деньги и спокойно уедет домой... С тех пор я его не видел, да и остальных своих родственников тоже. Ты бы могла так спокойно оставить Тависа и забыть про него больше чем на десять лет?
- Нет, - тихо ответила Элис. - Не смогла бы.
Она погладила его по руке, чуть сжала пальцы - крепкие, с мозолями от оружия, грубые пальцы взрослого мужчины, прошедшего сквозь огонь и воду. А тогда Дени был чуть старше Тависа. Наверняка - испуганный. Наверняка плакал по ночам. И даже ни разу не послать в Академию хоть что-то, чтобы успокоить его?
- Но я тоже не видела своих родителей с тех пор, как вышла замуж. Даже когда Самуэль увез нас с сыном сюда, в Иларию, мы не смогли с ними поговорить или попрощаться. Может быть, есть люди, для которых это не так важно... Но я бы так не смогла. Только ради Тависа я стала делать все то, что делаю сейчас. Надеюсь, он всегда будет помнить про меня лучше, чем мы с тобой про своих родителей.
- Тавис уже сейчас и помнит, и думает про тебя лучше, поверь, - улыбнулся Дени. – Так что не волнуйся.  И пусть он лучше станет моряком, чем магом.
Он остановился напротив трактира, двери которого были распахнуты настежь ради праздника. Окна и крышу украшали искусственные цветы и вербные веточки. На улицу выливалась музыка, запахи жареного мяса и многоголосие посетителей. Народ победнее гулял прямо у крыльца, сидя на ступенях.
- Зайдем? – предложил Дени, обернувшись к Элис. – Не отмечать же праздник на пустой желудок!
- Зайдем, - повеселела Элис. Несмотря на теплую весеннюю ночь, ветер был холодным, хотелось под крышу.
Внутри были шумно и людно. Улыбчивая девушка-разносчица надела на Элис и Дени по вербному венку в честь праздника, принесла горьковатый темный эль и соленые закуски. Элис отхлебнула эля, слизнула пену с верхней губы и улыбнулась.
- За наступление Нового года? - предложила она, подняв тяжелую кружку. - Пусть он будет лучше предыдущего.
- Намного лучше, - поддержал Дени, улыбаясь. – Пусть у нас все сложится хорошо... И мы будем в этом году вместе. Ты ведь тоже этого хочешь?
Она улыбнулась и поцеловала его. Конечно, таково и было их общее новогоднее желание.

+1


Вы здесь » Загадки Забытых Земель » Память о событиях » До рассвета


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC